ИНТЕРВЬЮ

«Поставили к стене и начали бить дубинками». Интервью с бывшим узником владимирской ИК-2

Алексей Навальный в колонии в ИК-2 Владимирской области
Алексей Навальный в колонии в ИК-2 Владимирской области via REUTERS - LIFE.RU

Алексей Навальный продолжает голодовку в ИК-2 Владимирской области. Накануне российские телеканалы, а также провластные интернет-паблики в соцсетях опубликовали фрагменты видео о визите в колонию съемочной группы канала RT во главе с Марией Бутиной. Бутина заявила, что условия в этой колонии лучше, чем гостиница в селе Косиха Алтайского края. Впрочем, интернет-пользователи уже выяснили, что никакой гостиницы в этом населенном пункте нет. О своем опыте пребывания в этой колонии RFI рассказал бывший заключенный Глеб Дробиленко, который отсидел в ней около 2 месяцев в 2017 году.

Реклама

О времени, проведенном в колонии, Глеб довольно подробно пишет на своей странице сайта Gulagu.net.

Глеб Дробиленко: Про ИК-2 я услышал в жесткой степени, еще когда возникло подозрение, что везут именно во Владимир. Это было в изоляторе «Матросская тишина». Потому что человек, который был со мной, стал себя безумно вести — будто нас везут не в колонию, а на расстрел. Я не мог понять, почему такая реакция у него. На что он мне говорил, да ты просто не понимаешь, что там происходит. Думал, может, сгущает краски или любит преувеличивать. Поэтому я особо и не напрягся.

RFI: Откуда он узнал о происходящем в колонии?

Людей привозят из этих колоний на разные следственные эксперименты или еще на какие-то следственные действия в СИЗО. Поэтому информация — от тех осужденных, которые из той колонии возвращались на следственные мероприятия в Москву. Информация была оттуда.

Вы пишете, что вас избили в первый же день после прибытия в колонию?

Избиение произошло сразу после выгрузки из автомобиля и продолжалось практически все время пребывания в этой колонии.

Кто вас бил — сотрудники или активисты из числа осужденных?

В том-то все и дело, что и обидно — в первые дни и в карантин избиения были со стороны сотрудников колонии. Что и поразило. Начиная с первого досмотра. Такое впечатление, что им вообще без разницы. Они не читают личные дела, им все равно, кто ты, сколько тебе лет, какое у тебя физическое состояние. Тогда даже никаких активистов не было. Нас после обривки наголо, переодевания в спецодежду завели в закуток с железными листам забора, где стояли 10–12 сотрудников колонии с дубинками, с баллончиками. Нас, весь этап, просто поставили к стене, руки на забор, и начали бить дубинками. Избивали около 10–15 минут. Если кто подал, закрывался, били ногами, брызгали баллончиками. После этой процедуры каждого заставили взять в руки метлу, лопату, записали видео, сфотографировали. Заставили подписать документ по поводу 106 статьи УИК (Привлечение осужденных к лишению свободы к работам без оплаты труда). Весь вечер до карантина избивали и мучили только сотрудники ИК-2.

Вы понимали, зачем вас бьют, чего хотят добиться?

Ну, первая мысль — наверное, чтобы сразу показать, что зона красная, режим, порядок. Речи начальника колонии, сотрудников были о том, что вы никто и звать вас никак, забудьте все. Поэтому первое впечатление — нагоняют жути, сейчас переведут в карантин, и все это закончится. Это было впечатление, сравнимое с армией. Потому что, когда я служил в советское время, первый этап прохождения или знакомства со службой был наподобие дедовщины. Но оказалось все совсем не так, потому что оказалось, что есть четкое взаимодействие между сотрудниками ФСИН и активистами.

Поразило меня, что сотрудники, офицеры, которые давали присягу, люди, которые имеют высшее образование, то есть их обучали — то, что они должны пресекать, они наоборот провоцируют. Провоцируют тех же осужденных, в основном, активистов. Это люди, которые отсидели по 7–8 лет, которые поднялись с «малолетки». То есть уровень интеллекта и развития этих людей соответствует тому, чему они могли научиться за 8 лет пребывания в тюрьмах и колониях. И сотрудники ФСИН вместо того, чтобы пресекать, радовались, когда им рассказывали об очередной пытке над вновь прибывшим из карантина. Для них это было, как шоу.

90 процентов времени осужденные проводили с завхозом и дневальными, которые точно так же заявили, что наша дальнейшая судьба в их руках, как они расскажут офицерам, так и будет. В чем не приходилось сомневаться. Потому что мы видели, как офицеры, начальник отряда, оперативники приходят, завхоз или дневальный начинают при них издеваться над другим осужденным, а они стоят, наблюдают, улыбаются, радуются. Вместо того, чтобы пресекать такие действия.

Из записей Глеба на сайте Gulagu.net:

«Били и пытали опера, завхоз, дневальные, всех и за всё:

неправильно уложил одежду, не быстро выбежал, не выучил в срок распорядок дня, не выучил всех сотрудников и их должности в колонии, обмолвился с кем-то словом, разговаривать между собой строго запрещалось и жестоко каралось, доложил не чётко и запнулся, не добро взглянул и т. д. Били без оглядки на возраст, на состояние здоровья. Самое любимое их издевательство было бить по пяткам ножкой от табуретки, при этом положив осужденного на живот лицом на пол, сняв с него трусы он должен поднять ноги и они били по пяткам».

Дневальные в отряде — это дежурные?

Нет, это не как в армии. У нас в карантине, например, был один завхоз, двое дневальных. Это как помощники завхоза. Посмотрел вчера видео, очень смешное, как сделали под Навального в колонии (имеются в виду видеокадры пребывания в колонии съемочной группы канала RT с Марией Бутиной — прим. RFI). Когда я там был, Демушкин, у нас в отряде было 55–60 человек. И это неполный отряд. То есть в среднем отряд — около 80 человек. В нашем случае из 50–60 человек 14 — это были завхоз и дневальные, активисты. А во вчерашнем сюжете говорится, что в отряде 16 человек. То есть там один Навальный, а остальные — завхоз с дневальным. Судя по тому, что там пустые кровати — что это за отряд?! Видимо, поэтому его очень долго держали в Кольчугино или где — подготавливали, расчищали окружение, оставили в этом отряде только тех, кто проверен администрацией.

То есть отряд сформировали «под Навального»?

Ну, не то, чтобы сформировали. Отряд-то был, в мою бытность он был № 2, потом его переименовали в № 5, по-моему, с 2018 или 19 года. Сектор усиленного контроля, А («СУКА»). Вообще, тут непонятна юридическая основа этого эксперимента. У нас же решение принимает суд — общий режим. Почему, на каком основании сделали усиленный режим содержания, это уже вопрос куда-то в юриспруденцию.

Чем этот отряд отличается от остальных?

Да всем. Почему его назвали «СУКА», по крайней мере, как люди сравнивали и говорили, что там условия содержания гораздо тяжелее особого, строгого режима. Даже взять мой случай: за два месяца позвонить мне не дали, пишут про какой-то магазин — этого просто нет. Общаться не давали, свободное время — его просто не было. Посмотреть телевизор, посидеть что-то написать — этого просто не было.

Из записок бывшего осужденного Владислава Донцова (имя изменено) с сайта Gulagu.net:

«Из карантина нас забрал завхоз 5-го отряда, и мы все бегом побежали в 5 отряд. В отряде нас всех начали избивать, причём очень сильно. Потом всех построили, раздели до гола и смотрели синяки. У кого синяки были, они замазывали их специальной мазью. Там люди не живут, а существуют. Я не знаю, как в других отрядах, но в 5 отряде через день отбивают пятки всем, кому скажет завхоз. Сотрудники ИК об этом знают, это все от них исходит, а дневальные все это исполняют. Когда приезжаю родственники на свидание, с тобой идёт на свидание дневальный и заранее предупреждает о том, что если что-то лишнее скажешь, то тебе хана. Естественно, там все напуганные и ничего не говорили».

Вы пишете, что еще на карантине с вами были люди с ВИЧ и туберкулезом, а вас вынуждали пользоваться общими приборами, в том числе бритвами, и даже постельным бельем. Не страшно было, что можете заразиться?

Конечно, страшно. Все люди разные, я ко всему прочему еще и брезгливый. После кого-то пить или что-то делать для меня было хуже, может быть, чем физические удары. Тем более, это происходило каждый день. Брили каждый день. Белье — то же самое, его же не один раз свалили. Тренировка по заправлению кроватей продолжалась в среднем по 3–5 часов в сутки. Поэтому это белье сваливали на пол, можете прикинуть, сколько раз в сутки. Точно так же, как обувь, шапки, одежда. Жидкость во время приема пищи просто не пил, урывками под видом походов в туалет вынужден был пить воду из-под крана. Нас было в карантине человек 18, просто стол был рассчитан на 7–8 человек.

Жаловаться на условия было нереально?

Жаловаться запрещено категорически. Даже обсуждать это между собой. Нам в отряде вообще запрещали разговаривать между собой или с кем-то. Ты должен обратиться к завхозу или дневальному, а они уже передадут сотруднику колонии. Любая попытка обращения к сотруднику обернется для нас, как нам сказали, еще более жесткими наказаниями, пытками, избиениями.

Вы часто сталкивались с избиениями?

Я видел это каждый день. На себе, начиная с первого вечера, когда нас привели в карантинный барак — это произошло. Было знакомство с завхозом, Чобов фамилия, дневальным Вантусовым, третий парень был еще, Руслан, по-моему, звали. Отвесили изначально в первый же вечер. Каждый день меня не били, слава Богу, старался повода не давать. Но это невозможно сделать. Все передвижения, все построения, нахождения делали в позе голова в пол. Если ты приподнял голову, почесать или затекла шея, это сразу нарушение. Руки за спину, и в таком положении ты должен находиться все время, кроме сна.

Лично меня избили на карантине в первый день, потом избили за какой-то вопрос. Тычки или удар один в голову, как в армии, я за избиение не считаю. Потому что при мне избивали людей — отбивали палками пятки так, что одного через пять дней увезли «на больничку», потому что у него, видимо, пошло нагноение, ноги опухли, как голова, до уровня колена. Когда он уже не мог стоять, только тогда его отправили в больницу. Другого завели в душевую кабину и били, пока он не обкакался. Били дубинкой по пяткам, показалось мало, хотели засунуть ножку от табуретки в анальное отверстие, в итоге человек наделал в штаны.

У этих избиений были какие-то поводы, причины?

Причин — таких, чтобы человек пошел на конфликт, обозвал — как раз не было. Просто банально издевались.

Сообщение Алексея Навального, переданное из ИК-2 Владимирской области.
Сообщение Алексея Навального, переданное из ИК-2 Владимирской области. via REUTERS - INSTAGRAM @NAVALNY

По словам Глеба, жалобы Алексея Навального на недостаток сна из-за того, что его каждый час будят проверяющие — для него не новость. То же самое было и при нем, он тоже попал в «сектор усиленного контроля», и в этом отряде было несколько человек, в делах которых значилось, что они склонны к побегу, суициду или конфликтам с администрацией — за такими было пристальное наблюдение, к ним тоже каждый час приходил проверяющий.

Глеб Дробиленко: Естественно, приход сотрудника каждый час сопровождается громкими разговорами, подходами к кровати. Он специально громко может толкнуть, сказать осужденному, чтобы тот показал руки. Это не только для Навального или для тех людей, которые были с нами в отряде, это сказывалось на всех. Просто потом это уже входит в привычку, и ты уже слышишь это сквозь сон, уже не реагируешь через две-три недели.

Как вы думаете, те условия, в которых сейчас находится Алексей Навальный — лучше, хуже или такие же, как обычно в этом отряде данной колонии?

Я думаю, однозначно лучше. Даже по тому, какое вчера они видео показали о колонии, включая медсанчасть и столовую, как там все культурно, как туда заходят. Это невозможно передать, потому что настолько все наигранно и показуха. Я думаю, там улучшили медицину, запас лекарств. Я попал там в конфликтную ситуацию: во время карантина попросил на медосмотре дать мне лекарства, которые я с собой привез, официально полученные, через разрешение в СИЗО, — у меня их забрали в первый день и обещали вернуть или выдавать по мере необходимости после того, как их посмотрит медик. В итоге женщина из медсанчасти вызвала завхоза и дневального и попросила их, чтобы меня вывели из медсанчасти и рассказали, где я должен качать свои права, что здесь не Франция, чтобы она больше меня не видела и не слышала. И до освобождения меня в медсанчасть не водили. Хотя у меня было загноение на ноге, было онемение, как у Навального, левой ноги и руки, у меня еще грыжа межпозвоночная.

Я думаю, сейчас там лучше, чем до приезда Навального, раз его достаточно быстро все-таки вывезли в больницу. То же самое и с рационом питания. Там показали картошку на выбор — вареную, еще какую-то. Да никогда такого не было! Залетаешь, что дали, бежишь за стол, у тебя три минуты времени. Бутина попробовала еду в столовой, тараканов там не нашла, котлетки-биточки. Посмотришь, и смех, и грех. Мне Демушкин вчера написал — мол, ты видел? Я посмотрел большой сюжет на России-24, по-моему. Они там библиотеку, спортзал показали. Как правильно Демушкин говорит, простым осужденным туда не попасть (националист Дмитрий Демушкин отбывал срок в ИК-2 в то же время, что и Глеб. В интервью изданию The Insider он рассказал о порядках этого учреждения — в том числе избиениях).

Въезд в ИК-2 Владимирской области (28/02/2021)
Въезд в ИК-2 Владимирской области (28/02/2021) REUTERS - TATYANA MAKEYEVA

По словам Глеба, он поддерживает связь с некоторыми заключенными, освободившимися в прошлом году и они утверждают, что обстановка и условия содержания в колонии не изменились.

Глеб Дробиленко: Как это происходило, так и происходит. И почему такое отношение к людям? В 21 веке в стране, которая говорит о какой-то демократии — как такое может происходить?

Как вы думаете, в чем причина?

Страна такая, к сожалению.

Но можно что-то изменить?

При желании можно все сделать. Непонятно, почему такая неприязнь у людей? Мне просто есть, с чем сравнить, посидев в Испании и во Франции. К людям, которые находятся в тюрьме, относятся как таким же гражданам. Мне кажется, там отношения даже более теплые, нормальные, чем за забором. Неприязни нет вообще — ни на национальность, ни на социальное положение. Ни агрессии, ни злости. К тебе относятся и общаются с тобой, как будто вы соседи по дому.

Вы сказали, что при желании все можно изменить. У кого должно возникнуть желание, чтобы в системе исполнения наказаний произошли перемены?

У руководства страны, я думаю. Мне странно, почему оно до сих пор не возникло и не возникает.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями