Фотографии с другой планеты: показываем «Африканские дневники» Виктории Ивлевой

Ивлева: «Получилось тотальное фотографическое пространство, которое является рассказом о жизни просто другой планеты».
Ивлева: «Получилось тотальное фотографическое пространство, которое является рассказом о жизни просто другой планеты». © Дмитрий Потапов. На стене — работы Ивлевой.

В Москве — событие: открылась фотовыставка Виктории Ивлевой. 146 снимков из Африки. По этому поводу русская служба RFI отобрала для публикации десяток фотографий, поговорила с Ивлевой, а также обсудила ее работы и устройство выставочного пространства с Евгением Березнером — куратором экспозиции.

Реклама

Выставка проходит в Центре Вознесенского.

«Нам удалось убедить хозяев и сделать выставку без текстов — только место и время съемки*. Потому что все, что, мы хотим сказать об Африке и о нашем отношении к ней, сказано в картинках, — говорит Ивлева. — И мы хотим пробудить в людях какие-то чувства, а не просто дать рациональное знание о том, что вот это — война, а вот это — засуха... Чтобы люди подумали о том, как живет этот ни на что не похожий континент, и попытались понять, что такое — жить вот так».

Июль 1994 года. Последствия геноцида в Руанде

«Пробуждать чувства» других людей (тексты ее так же сильны, как и фотографии, уточняет Березнер); а также, следуя собственному чувству сострадания, приходить другим людям на выручку — в этом и есть Ивлева (если говорить совсем упрощенно, опуская миллион важных деталей). Которая кому только не помогала — от московских бездомных до пострадавших в Донбассе, от подопечного мальчика-сироты из Уганды (который провел 7 месяцев у террористов из «Армии Сопротивления Господа», а теперь, через много лет, получает в Москве диплом доктора) до политзаключенных — из России и Украины — попавших в российские тюрьмы.

На вопрос, почему решили делать выставку именно об Африке, куратор Евгений Березнер отвечает:

— Не могу сказать, что мы искали событийный повод. Скорее хотелось просто показать Ивлеву как фотографа. Выдающегося мастера. И тут надо говорить о творческой манере Виктории, и вообще о том, чем она всегда движима в своем творчестве, в своей жизни, в своей судьбе.

Это человек, который не может пройти мимо беды других людей. В Африке она была много раз на протяжении 90-х и нулевых. Естественно, она туда ездила не снимать красоты и не участвовать в экзотических приключениях. Она приезжала в самые болевые точки, где проходили или только закончились очень острые конфликты, которые всегда влекли за собой очень много человеческого страдания. И ее чувство сострадания как нельзя лучше, полнее и точнее выражено в этом цикле африканских съемок. Вот поэтому — Африка. В первую очередь.

Спасительная сила журналистики

«В этих съемках участвуют жители нескольких стран. Это Ангола, Кения, Уганда, Сьерра-Леоне, Судан, Заир (теперь ДРК) и Руанда», — говорит Ивлева.

После той руандийской командировки 1994 года, — командировки в страну, где только что, с большим опозданием со стороны «международного сообщества», был остановлен геноцид — она бросила журналистику. Вернулась только через десять лет. Такой был шок от увиденного.

Ивлева:

— В последние мои дни в Руанде мы с водителем занимались тем, что подбирали людей на дорогах и отвозили их в какое-то подобие госпиталя, чтобы, если они умирали, то хотя бы умирали на кровати… Так что гуманитарность моя дальнейшая во многом вышла из Руанды, из всего, что я там увидела. А также понимание того, что если перед тобой умирает человек, то ты должен наплевать на то, что ты журналист, ты просто должен спасать этого человека. Я знаю, что это не очень распространенная точка зрения. И коллеги, придерживающиеся другого мнения, все время говорят о долге. А мне кажется, что человеческий долг выше журналистского. И если кто-то не узнает какую-то новость, зато при этом спасен человек или хотя бы сделана попытка его спасти, я думаю, что это важнее.

Судан. 1994

Запредельные вещи

Березнер:

— Выставку про Африку решили сделать еще и в связи с предложением Центра Вознесенского. Это достаточно новая культурная институция в Москве, которая была создана в 2018 году Зоей Богуславской и Леонидом Богуславским — вдовой и сыном Андрея Андреевича Вознесенского. И они задумали сейчас проект, связанный с Африкой — из трех выставок. Проект о континенте, который по совокупности всех конфликтов, там происходящих — самая болевая точка на нашей планете.

И вот первая — выставка Виктории Ивлевой. Хотя бы потому, что в каких-то странах (в том числе, в Руанде в 1994-м — Прим. Ред.) она была единственным отечественным журналистом. И выставка называется «Гуманитарный фотопроект Виктории Ивлевой «Африканские дневники».

Ангола. Мины. 2005 г.

Ивлева:

— Когда мы составили эту выставку, получилось такое тотальное фотографическое пространство, которое является рассказом просто о жизни другой планеты. Потому что Африка — это, конечно, другая планета... И это рассказ о страданиях, это рассказ о сострадании, это рассказ о мучениях, это рассказ о любви, о том, как все в жизни перемешано.

Вот фотографии из Руанды — детские портреты, а рядом — хоронят экскаваторами жертв геноцида, которые умерли уже в лагере беженцев около заирского города Гома, у руандийской границы. И дети смотрят на это, и дети в этом участвуют, и дети в этом живут. Это какие-то абсолютно ненормальные, запредельные вещи. 

На меня увиденное в Африке подействовало ужасающе. Потому что мало того, что мы, белые люди, пять веков над ними издевались как могли, — убивали, грабили, заставляли непомерно и бесплатно работать, морили голодом. А потом мы стали экспортировать туда оружие и отсылать свои обноски, и очень гордиться тем, что мы отсылаем туда свои обноски… Я ощущаю это как какую-то безумную неприличность…

Один из залов выставки "Африканские дневники. На стене -- фотографии похорон в лагере руандийских беженцев в Заире. 1994 г.
Один из залов выставки "Африканские дневники. На стене -- фотографии похорон в лагере руандийских беженцев в Заире. 1994 г. © Дмитрий Потапов. На стене — фото В. Ивлевой.

У Ивлевой по итогам этих африканских командировок выходили очерки — в основном, в «Новой газете». Их к выставке напечатали отдельным буклетом и включили в каталог.

Вот что она, к примеру, писала об усилиях «международного сообщества» в Африке. Место действия — Кения, здание ООН, саммит о запрещении противопехотных мин:

«Вопросы, обсуждаемые на саммите, вовсе не были высосаны из пальца — типа советских симпозиумов „Ленин и макромир“ — но в этом-то все коварство и заключалось. Противопехотные мины — ну кто же спорит — устаревшее оружие, приносящее больше беды мирным людям, чем пользы военным [...] А вот не оставляло меня ощущение, что то, что нужно было сказать в трех словах, говорилось в ста пятидесяти, написать в двух пунктах — разводилось на три листа в полтора интервала. И то, что можно было обсудить за два дня, растягивалось на неделю. Соответственно, растягивались и приемы, и командировочные. [...] Да еще эти Валтасаровы ооновские пиры с двадцатью переменами блюд, реками псевдоинтеллигентного алкоголя, копчеными бегемотами, жареными зебрами и лощеными черными официантами, бесшумно скользящими между гостей!»

Ивлева как источник света (технические детали)

— О построении экспозиции. Выставка — это блоки фотографий, которые выстроены по принципу пластической визуальной гармонии, где каждый из снимков, состоящих в этом блоке, корреспондируется с другими фотографиями, и они друг друга дополняют. Подобного рода фотографические выставки можно определить как застывшее неигровое кино. Я подчеркиваю: не «документальное», а неигровое, — говорит Евгений Березнер. И уточняет:

— Фотография — это соединение некого мгновенного микроскопического промежутка времени, которое случилось в определенном пространстве, или наоборот, пространство оказалось схваченным объективом фотографа в ходе этого микроскопического промежутка времени. И, естественно, еще одно выразительное средство фотографии — это свет. Если мы говорим о черно-белой фотографии.

И, в общем, в этом как раз и проявляется талант автора и его способность быть именно фотографом: большой фотограф имеет чувство этой пластики соединения пространства, времени и света. У Ивлевой как раз такие снимки.

Выставка продлится до 31 мая.

Виктория Ивлева. Ангола. 2005 г.
Виктория Ивлева. Ангола. 2005 г. © Фото из личного архива.

 

* Зрителей сопровождает аудиотрек, состоящий из африканской музыки и коротеньких отрывков статей, которые читает сама Ивлева. Третий соавтор выставки — известный российский художник по музейному свету Николай Воробьев.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями