Интервью

«Поддержка DOXA принципиальна для самоуважения преподавательского сообщества»

Редакторы студенческого журнала DOXA - Армен Аранян, Наталья Тышкевич и Алла Гутникова в суде 14 апреля 2021 г.
Редакторы студенческого журнала DOXA - Армен Аранян, Наталья Тышкевич и Алла Гутникова в суде 14 апреля 2021 г. AP - Denis Kaminev

Более 120 преподавателей НИУ ВШЭ подписали открытое письмо в поддержку студенческого журнала DOXA, сотрудников которого фактически отправили под домашний арест по делу о «вовлечении несовершеннолетних» в митинги. Их обращение опубликовало 16 апреля издание «Троицкий вариант — Наука». Ранее свыше 250 ученых со всего мира присоединились к заявлению в поддержку DOXA. 

Реклама

Независимый образовательный проект «Свободный университет» анонсировал совместную правозащитную студенческую конференцию с изданием DOXA в мае. Мы поговорили с одним из основателей «Свободного университета», бывшим доцентом Школы философии НИУ ВШЭКириллом Мартыновым.

RFI: Насколько сейчас важна поддержка, открытые письма преподавателей Высшей школы экономики, преподавателей со всего мира?

Кирилл Мартынов: Мне кажется, что для людей, которые в юном возрасте попали в такую ситуацию, это очень важно. Это означает, что они не оступились, не совершили ошибку. Они видят поддержку со стороны общества, людей, которым они доверяют, у которых они учились. Это принципиально и для поддержки (преследуемых), и для сохранения самоуважения преподавательского сообщества в России.

Ситуация, когда растут авторитарные тенденции, идут политические процессы над студентами, политически активных студентов запугивают, насколько она активизирует дискуссию о границах академической свободы в России?

Эта дискуссия сейчас, наоборот, подходит к концу. Она была достаточно активной в 2019 году и, может быть, даже чуть раньше, когда российский авторитаризм чуть больше себя стеснялся. Сейчас, мне кажется, у любого честного наблюдателя нет сомнений в том, что мы находимся в состоянии диктатуры, и что никакого шанса в актуальной российской реальности в официальном образовании на сохранение каких-то академических свобод. Весной 2021 года их просто нет.

Люди, которые подписывались под открытым письмом преподавателей Вышки, они прекрасно знали, на что они идут. У них был выбор или промолчать, или высказаться и потенциально столкнуться с рисками с точки зрения своей работы, возможности общаться со студентами. Сейчас я испытываю давно забытое чувство гордости за университет (НИУ ВШЭ). 120 преподавателей — это на самом деле небольшая часть большого университета. Но это много людей, и их будет еще больше. Эти люди, несмотря ни на что, сумели не промолчать, сказать нужные слова. Я думаю, что все они прекрасно понимают, в каком контексте они это говорят.

Как это соотносится с тем, что Россия является участницей Болонского процесса и Европейского пространства высшего образования, где академические свободы — это одна из главных ценностей?

Я думаю, что руководство российского государства и каких-то академических начальников это сейчас беспокоит в последнюю очередь. Российское руководство беспокоит, как бы им остаться навечно у власти, а академические начальники, ректоры крупных вузов, министр образования, наверное, думают о том, чтобы удержать некоторый статус-кво.

Мы видим это на примере Высшей школы экономики. Пять лет назад это был университет, который стремился к тому, чтобы интегрироваться в международное научное образовательное пространство. Официальные цели российской вышей школы тогда заключались в том, чтобы войти в топ-100 международных рейтингов университетов. На это выделялись большие ресурсы. И кажется, что это была более или менее честная борьба за то, чтобы пять, десять или пятнадцать российских университетов были устроены примерно так же, по крайней мере по своим результатам, как их европейские аналоги. Даже Высшая школа экономики, которая была флагманом этого процесса, корректирует свои цели. Стратегия развития Высшей школы экономики сейчас гораздо меньше завязана на международные процессы и гораздо больше — на то, чтобы выжить и адаптироваться к нынешним российским условиям.

С другой стороны, мы не видим реакции панъевропейских организаций на то, что происходит с академическими свободами в России.

Я думаю, что дело DOXA здесь как раз может стать триггером. Образование — довольно консервативная сфера. Люди, которые занимаются образованием, не особенно любят делать политические высказывания по поводу странного курса, который принимает высшая школа в России. У меня нет сомнений, что дело DOXA будет доведено до суда и что они получат судимость. Борьба идет за то, чтобы они остались на свободе, как часто бывает в российском печальном правоприменительном контексте. Поскольку это дело будет существовать как минимум несколько месяцев, я думаю, что российскую высшую школу и Высшую школу экономики, как частный наиболее характерный случай, ждут тяжелые времена с точки зрения реакции международного образовательного сообщества.

Новый российский закон о регулировании просветительской деятельности закрепляет за властью право контроля над просветительской деятельностью. Попадает ли «Свободный университет» под этот закон? Обязаны ли вы теперь согласовывать свои программы с чиновниками?

Закон вступает в силу в июле. Сейчас нас ждут сюрпризы в виде подзаконных актов, то есть регламентации того, кто и что будет должен делать. Мы на все эти вещи внимательно посмотрим. Но на сегодняшний день «Свободного университета» нет на территории Российской Федерации. Мы не являемся юридическим лицом и не собираемся регистрироваться здесь. Мы в «зуме» проводим семинары с людьми, которые хотят получать образование. И мы это делаем для них бесплатно. Придраться к нам на основании этого закона будет тяжело. При этом я уверен, что у нас возникнут проблемы.

Поскольку есть огромный спрос на просвещение в России, на нормальное европейское образование, так или иначе или наш проект, или какой-то другой будет эту задачу реализовывать, несмотря на все препятствия, которым безумно и бессмысленно сейчас чинит нам государство.

В поправках толкование просветительской деятельности очень широкое.

Мы не первый год смотрим, как применяются и трактуются российские законы. У нас была дискуссия и мы пришли к выводу, что если человек прочитал книжку о биологии слонов и разместил цитату оттуда или свою рецензию в фейсбук, то это еще не просвещение. Но если человек еще при этом ходил на митинг в поддержку Навального или писал что-то про Кремль, то тогда его рассказ о книжке про слонов — точно просветительская деятельность, и его будут штрафовать, привлекать и так далее.

Мы находимся в зоне риска. Но мы продолжим существовать под давлением. Любые шаги государства против «Свободного университета» приведут к тому, что будет расти число солидарных. У государства есть все шансы превратить маленький волонтерский проект в реальное образовательное учреждение в результате того, что на нас будет оказываться давление, и нам многие люди в России и за ее пределами будут помогать.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями