Комментарий

Прицельный удар по адвокатуре. Чем опасен Иван Павлов и его «Команда 29»?

Иван Павлов и руководимая им «Команда 29» в основном занимались делами о госизмене, шпионаже и засекречивании архивов
Иван Павлов и руководимая им «Команда 29» в основном занимались делами о госизмене, шпионаже и засекречивании архивов AP - Alexander Zemlianichenko

Новость об обысках и задержании руководителя правозащитного объединения «Команда 29» Ивана Павлова в пятницу утром вызвала бурю возмущения не только в адвокатском сообществе. Коллеги Павлова уже обратились с открытым письмом к российским властям.

Реклама

«Мы возмущены обыском и задержанием у одного из самых известных адвокатов России, — сказала в интервью RFI адвокат Анна Ставицкая. — Помимо обращения к властям Российской Федерации, мы обратились в международную комиссию юристов, будет также направлено обращение в ООН. Безусловно, мы будем защищать нашего коллегу и делать все чтобы противостоять с нашей точки зрения методам запугивания конкретного адвоката и всего адвокатского сообщества в целом».

Уже известно, что обыски у Павлова и возглавляемой им «Команды 29» проходили в рамках уголовного дела по факту разглашения данных предварительного расследования. Статья 310 УК РФ, по которой возбудили дело, предусматривает в качестве наказания до трех месяцев ареста. Как написал в своем телегргам-канале «ВЛагерь» другой адвокат Сергей Бадамшин, Павлову помимо этого грозит лишение адвокатского статуса, а, возможно, и уголовное дело. «Не справились с лишением статуса в Адвокатской палате — пошли через уголовное дело. Интересное дело будет. С последствиями для всей адвокатуры»

«Это не тяжкое преступление, в нем не предусмотрено какое-либо лишение свободы, — считает Анна Ставицкая. — Поэтому если дело будет развиваться по этой статье, то Ивану не могут избрать меру пресечения, связанную с заключением под стражу или домашним арестом. Другое дело, что непонятно как дальше будут действовать правоохранительные органы и будут ли они придумывать какие-либо еще другие преступления, которые якобы совершил адвокат. То, по какой статье возбуждено дело, говорит о явном запугивании адвоката для того, чтобы он не мог заниматься своей профессиональной деятельностью».

Особо секретные дела

Иван Павлов и руководимая им «Команда 29» (29 статья российской Конституции гарантирует свободу мысли и слова) в основном занимались делами о госизмене, шпионаже и засекречивании архивов. Политик, депутат псковского законодательного собрания Лев Шлосберг познакомился с Иваном Павловым и его коллегами Евгением Смирновым и Дарьей Сухих в июне 2016 года, когда адвокаты представляли его в числе 10 журналистов, обратившихся Верховный суд России с обжалованием указа Путина о засекречивании военных потерь в мирное время.

«У меня личное высокое доверие к Ивану Павлову. Я был очень впечатлен уровнем работы Павлова и его коллег, — сказал Шлосберг в интервью RFI. — Я связываю задержание Ивана Павлова с его личным участием как адвоката в деле ФБК, штабов Навального и в деле журналиста Ивана Сафронова, обвиняемого в государственной измене. Эти дела очень чувствительные для российского государства, потому что во всех этих делах есть политический заказчик  — ФСБ. Поскольку ФСБ в России является политической организацией — по сути партией власти. Любой адвокат, который реально ведет эти дела как защитник интересов и прав обвиняемых, противостоит не формальным обвинителям, не суду, а власти, он опасен. Павлов и «Команда 29» — очень профессиональные адвокаты, которые очень хорошо понимают, как себя надо вести в таких сложных делах, защищая интересы обвиняемых. И в этом смысле он и опасны для властей, потому что профессионально показывают несостоятельность этих обвинений», — подчеркнул Лев Шлосберг.

Вывести адвоката из игры

Дела по статьям о госизмене и шпионаже сегодня все чаще возбуждаются в России. Для людей, которые не забыли об этой практике, активно применявшейся в СССР, сегодняшнее задержание Ивана Павлова звучит как горькое напоминание. С той только разницей, что адвокатов, представлявших инакомыслящих в суде, тогда можно было пересчитать на пальцах одной руки.

Политик Лев Шлосберг уверен, что как бы власть ни запугивала адвокатское сообщество, люди, которые готовы защищать обвиняемых, несогласных с российскими властями, будут. Вопрос лишь в опыте и уровне квалификации.

«Тот уровень, на котором работает „Команда 29“, это высший уровень в адвокатуре. И если на место мастера международного класса в дело вступает искренний, но недостаточно компетентный перворазрядник, ему будет трудно в этом процессе, — отметил депутат. — Павлов и „Команда 29“ —  это инфраструктура не просто российской адвокатуры, но правозащиты. И в этом смысле удар нанесен прицельно. Цель выбирали тщательно».

Большинство экспертов отмечают, что причины задержания Ивана Павлова и обысков у его коллег, очевидны. Это попытка вывести Павлова из игры. «Фабула происходящего понятна. Они пытаются использовать публичные комментарии Ивана Павлова пытаясь их представить как нарушение тайны предварительного расследования. То есть целью является лишение адвокатского статуса. Павлов взялся за те дела, где власти хотели бы идти без всякого сопротивления, то есть просто расправляться с людьми. По сути расправы с использованием ресурса суда. Это не фемида, это совсем другой зверь».

Высокий профессионализм Ивана Павлова, в том числе и по части комментариев, которые он давал публично, отмечают и его коллеги. Анна Ставицкая уверена, что Павлов не допустил никакой ошибки. «Я слышала практически все его интервью и он никаких данных предварительного расследования не разглашал, — отмечает адвокат, — но дело в том, что у нас в последнее время правосудие дошло до того, что уголовные дела возбуждаются не из-за того, что человек совершил какое-то преступление, а совершенно для иных целей».

«Как кость в горле»

«Задержание адвоката является экстраординарным событием, поскольку он защищен особым статусом», — об этом сказал в эфире радиостанции «Эхо Москвы» вице-президент Адвокатской палаты Москвы Вадим Клювгант. Он пояснил, что «повышенная гарантия состоит в том, что уголовное дело в отношении адвоката имеет право возбудить только руководитель подразделения Следственного комитета по субъекту Федерации. Например, в столице — это руководитель ГСУ СКР по Москве. Следователь ниже рангом сделать этого не может».

Адвокат «Команды 29» Евгений Смирнов написал в Телеграм-канале правозащитного объединения, что Ивану Павлову часто поступали угрозы от следователей ФСБ, в частности от Александра Чабана. «Он говорил в лицо — вы нам стоите поперек горла, мы сделаем все, чтобы вас посадить». Чабан вел дело скончавшегося накануне ученого Виктора Кудрявцева, а так же журналиста Ивана Сафронова, которому сегодня был продлен арест.

Кроме этих дел о госизмене Иван Павлов и его «Команда 29» защищали многодетную мать Светлану Давыдову и жительницу Сочи Оксану Севастиди, а также обвиненную в шпионаже топ-менеджера «Интер РАО» Карину Цуркан. Павлов также представлял интересы племянницы шведского дипломата Рауля Валленберга в иске к ФСБ о раскрытии его судьбы после ареста. Возглавляемая Иваном Павловым «Команда 29» также оказывает юридическую помощь Маргарите Юдиной, пострадавшей от действий полицейских во время акции протеста 23 января в Петербурге.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями