«Это будет не ГУЛАГ»: в России предлагают заменить трудовых мигрантов заключенными

ФСИН предлагает привлекать на объекты, где не хватает рабочей силы, осужденных к принудительным работам
ФСИН предлагает привлекать на объекты, где не хватает рабочей силы, осужденных к принудительным работам AFP - KIRILL KUDRYAVTSEV

Руководство ФСИН предложило привлечь для работы на крупных объектах десятки тысяч осужденных в качестве альтернативы трудовым мигрантам, которых стало значительно меньшей на фоне ковидых ограничений. Речь идет о расширении системы «исправительных центров» для приговоренных к «принудительным работам», которую создают в России в последний годы. 

Реклама

Директор Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) Александр Калашников предложил привлекать осужденных к работе на крупных объектах, например на стройках. Он заявил, что они смогут стать альтернативой трудовым мигрантам.

Власти сетуют, что в пандемию число трудовых мигрантов значительно сократилось, и рабочей силы не хватает «для реализации амбициозных планов».

Сравнения с ГУЛАГом Калашников заранее отмел: «Это будет не ГУЛАГ, это будут абсолютно новые достойные условия». По его словам, из 482 тысяч заключенных российских колоний 188 тысяч имеют право замены наказания на «принудительные работы».

Что такое «принудительные работы»?

Такой вид наказания как «принудительные работы» в России вписали в УК в 2011 году, но начали применять совсем недавно, с 2017 года. Это альтерантива лишению свободы для тех, кого осудили за преступления небольшой или средней тяжести или осужденных за тяжкое преступления впервые. Заключенные, отбывшие часть срока, могут попросить о переводе на принудительные работы.

В этом случае их направляют в т.н. исправительные центры (ИЦ) или изолированные участки при колониях для тех же нужд (УФИЦ). На сегодняшний день в России, по данным перечня ФСИН, насчитывается 108 ИЦ и УФИЦ. Общая вместимость этих учреждений — 7500 человек.

Режим в них полусвободный — мягче, чем в колониях. Покидать ИЦ без разрешения администрации нельзя, за осужденными есть надзор, но человек живет не в камере, а в комнате общежития, может выходить в магазин, лечиться у обычных, а не тюремных врачей, видеться с семьей.

Приговоренный к принудительным работам получает за свой труд зарплату, из которой часть удерживается в пользу государства. Из зарплаты также вычитают плату за жилье и коммунальные услуги. При этом осужденный содержит себя сам, государство на него не тратится.

В ближайшие десять лет власти России хотят сократить население колоний почти в два раза (с 480 до 250–300 тысяч заключенных) — как раз за счет перевода части осужденных в исправительные центры. Министр юстиции РФ Константин Чуйченко сказал, что для расширения этой практики в трудоустройстве осужденных должен участвовать бизнес.

С 1 января 2020 года в России уже вступил в силу закон, позволяющий открывать такие участки непосредственно на предприятиях.

Власти заявляют о гуманизации системы ФСИН

Российские власти называют введение такого вида наказания как принудительные работы гуманизацией системы ФСИН. В Минюсте считают, что это положительно скажется на позициях России в мировом рейтинге пенитенциарных служб.

Глава ФСИН Александр Калашников настаивает, что сравнения с ГУЛАГом неуместны. «Человек уже будет трудиться в рамках общежития или снимать квартиру, при желании с семьей, получать достойную зарплату», — подчеркивает он. Во ФСИН подчеркивают, что зарплаты у осужденных к принудительным работам выше, чем у заключенных в колониях.

Принудительные работы — это «социальный лифт», позволяющий осужденным адаптироваться в обществе, восстановить связи и приобрести профессию, — утверждает начальник управления организации исполнения наказаний, не связанных с изоляцией от общества, Елена Коробкова.

Однако правозащитники подчеркивают, что у российских ИЦ и УФИЦ, создающихся с 2017 года, есть ряд проблем. Одна из них — низкая оплата труда. Как пишет «МБХ медиа», в Нижегородской области при средней зарплате дворника в 20 тысяч рублей, в местном ИЦ его оклад — 11 тысяч рублей. Самостоятельно сменить место работы осужденный не может.

Другая проблема — в исправительных центрах воспроизводятся тюремные порядки. Как писала «Радио Свобода», условия в ИЦ и на участках, функционирующих в режиме ИЦ при колониях, могут быть хуже, чем на зоне, и все зависит от руководства того или иного центра. Хотя официально это —самая мягкая форма наказания, связанная с отбыванием срока в учреждениях ФСИН.

Зачем понадобился труд осужденных?

Из-за ограничений, связанных с пандемией, на российских строительных объектах возник дефицит рабочей силы. В конце апреля в Минстрое заявили о нехватке примерно 600 тысяч мигрантов из стран СНГ. В начале марта ведомство говорило о нехватке около 1,2 млн рабочих — только на стройках.

Экономист, профессор парижского Sciences Po Сергей Гуриев в комментарии RFI отмечает, что для России в нынешней экономической ситуации 200 тысяч «принудительных работников», о которых говорят во ФСИН, — это немало.

«В стране не хватает денег, отсюда желание (первого вице-премьера Андрея) Белоусова собрать денег с металлургов, поэтому даже 200 тысяч (работников) — это не тривиальная величина», — указывает Сергей Гуриев.

По его словам, главная проблема в том, что «если дело пойдет, у государства будет стимул увеличивать количество заключенных».

Где могут привлекать осужденных к работам?

Директор ФСИН предложил организовать исправительные центры на крупных объектах, где работают трудовые мигранты и где не хватает рабочей силы. Калашников рассказал, что обсуждал эту проблему с главой Магаданской области Сергеем Носовым, который сетовал на то, что на местных золотых приисках работают мигранты из Центральной Азии, которым власти вынуждены организовывать чартерные рейсы для возвращения домой.

По словам Калашникова, лучше бы на таких объектах работали осужденные. «Зато они останутся там, они будут там же работать. И мы решим трудовую проблему, и произойдет та самая социализация», — цитирует Калашникова ТАСС.

Во ФСИН рассказали, что рассчитывают создать в Сибири исправительный центр для осужденных, который будет заниматься восстановлением пострадавшего от пожаров леса. Калашников также отметил, что «Норникель» выступил с предложением привлекать «спецконтингент» для работ в Норильске.

В конце апреля газета «Коммерсантъ» писала, что правительство рассматривает привлечение осужденных к строительству Транссибирской и Байкало-Амурской магистралей (БАМ). По данным издания, Минтрансу, ФСИН и РЖД поручили проработать этот вопрос до 14 мая.

Стройка на БАМе сейчас испытывает острый дефицит рабочих рук, в том числе из-за оттока мигрантов. Дефицит кадров уже частично восполняют железнодорожными войсками. Напомним, Байкало-Амурскую железную дорогу в 1930-х строили сотни тысяч заключенных БАМлага и пришедших ему на смену исправительно-трудовых лагерей.

Захочет ли бизнес брать на работу осужденных?

Глава российской секции Международной полицейской ассоциации, генерал-лейтенант МВД Юрий Жданов отмечает, что вряд ли бизнес «захочет связываться с проблемным контингентом». В комментарии РИА Новости Жданов сказал, что ему кажется целесообразным подумать о трудоустройстве таких осужденных скорее в государственной и муниципальной сферах.

Специалисты и представители строительной отрасли отмечают, что предприятиям труд осужденных скорее всего будет невыгоден: дешевизна труда «принудительных работников» только кажущаяся, а их труд вполне может оказаться некачественным из-за отсутствия опыта и мотивации.

Член общественного совета Минстроя Рифат Гарипов отмечает, что предложеие заменить мигрантов осужденными не вызывает энтузиазма у бизнеса. По его словам, нужно учитывать такие факторы как обеспечение осужденных жильем, организацию их сопровождения и пребывания на объектах, отметил он в интервью «Российской газете».

Захочет ли бизнес нанимать «принудительных работников» или нет — пока неясно, это зависит от условий, которые пока окончательно не сформулированы, отмечает Сергей Гуриев.

Одной из целей широкого привлечения к работам приезжих и заключенных он называет попытку сдержать стоимость рабочей силы — минимизировать зарплаты. По его словам, это неудивительно, учитывая, что в российской политической системе нет представительства наемных работников. «Такая модель возможна с экономической точки зрения, но такое положение дел ведет к росту социального напряжения», — отмечает экономист, называющий планы российских властей возрождением ГУЛАГа. 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями