ИНТЕРВЬЮ

«Это будет дело типа «Нового величия». Аресты во время выборов

По делу телеграм-канала "Что Делать?" о склонении к беспорядкам СК завел уголовные дела в отношении 11 человек
По делу телеграм-канала "Что Делать?" о склонении к беспорядкам СК завел уголовные дела в отношении 11 человек © AP - Wally Santana

В России завели ряд уголовных дел в связи с активностью пользователей Сети в мессенджере Телеграм накануне выборов в Госдуму. Не менее 11 человек уже арестованы. В частности, Следственный комитет расследует уголовное дело, фигурантами которого являются участники закрытого чата в телеграм-канале «Что-Делать!». Среди них — московский активист Дмитрий Чебанов и томский журналист Игорь Кузнецов.

Реклама

На сайте СК говорится, что «группа лиц в составе не менее 11 участников из 7 субъектов России создали сеть телеграмм-каналов, в которых размещали публикации и вели агитационную деятельность, направленную на организацию массовых беспорядков на территории Российской Федерации в дни единого голосования с 17 по 19 сентября 2021 года. Проведенными исследованиями в размещенных указанными лицами видеороликах установлено наличие побуждений к насильственным действиям, адресованным неопределенному кругу лиц».

Игорь Кузнецов, томский журналист сетевого издания RusNews, которое специализируется на освещении протестных акций, был арестован несколько дней назад. Его друзья стали его разыскивать и выяснили, что он находится в СИЗО. Вот что рассказала RFI его знакомая Татьяна.

Я позвонила Игорю, он не ответил. Поскольку мне сказали, что в Интернете есть какая-то информация, я посмотрела, что действительно он задержан. Вроде как, 16-го числа это было. У него дома был его один знакомый, и он говорит, что там все открыто и как будто перевернуто, похоже, что был обыск. Потом там у него собака была и котенок, и ни собаки, ни котенка нет.

Друзья передали Игорю все необходимое, коллеги наняли адвокатов. Его адвокат Юлия Копейкина дала комментарий RFI.

Юлия Копейкина: Часть 1.1 статья 212 УК, это призывы к совершению массовых беспорядков. То есть якобы они хотели выводить людей на улицы.

Ему сказали, что именно незаконного он сделал?

Не конкретизируется обвинение абсолютно. Какие слова, в какое время — ничего этого в обвинении нет. То есть исключительно общие фразы, склонение, вовлечение и так далее. Я сама сегодня обвинение увидела первый раз. Оно возбуждено следователем по особо важным делам Главного следственного управления СК в Москве, поэтому мы подозреваем, что раз было около десятка арестов по всей стране, он будет этапирован. Этих людей по регионам надо собрать в один СИЗО, по крайней мере.

Вы считаете, что их соберут вместе и устроят показательный процесс?

Мы вообще подозреваем, что это будет дело типа «Нового величия» или что-то такое.

Сам Игорь предполагает, что именно ему могут предъявить?

Юлия Копейкина: Он был региональным администратором телеграм-канала «Что делать!». В этом телеграм-канале был закрытый чат людей, которые, как я поняла, имели подобный статус. Это с его слов. В котором они обсуждали определенные вещи. Кузнецов утверждает, что был там как журналист. Потому что, как он говорит, издание RusNews специализируется на освещении протестных акций. Он там присутствовал, ничего не писал, не призывал. Он не предполагает, что там был провокатор. То есть закрытое какое-то образование внутри канала, и все были под никами, с его слов. И, тем не менее, 10 человек арестованы, они все были в этом чате. Закрытом. Сам он их знал по никам, большинство людей он даже не знал по фамилиям.

С начала августа в телеграм-канале «Что-Делать!» стали появляться записи с обсуждением возможных акций протеста в случае подтверждения фальсификации выборов, назначенных на 17—19 сентября. В частности, там публиковались призывы в случае фальсификаций выходить с протестами на улицы. Среди авторов таких призывов Игоря Кузнецова не было.

Через адвокатов он распространил заявление:

«Я, участвуя и администрируя канал „Что-Делать!“, действовал исключительно как журналист в рамках редакционного задания издания RusNews, целью которого было получение эксклюзивной информации по освещению протестных событий. Никакой организационной деятельности я не осуществлял, призывов не публиковал. Всех, кто арестован вместе со мной по данному делу по всей стране, считаю исключительно порядочными людьми, которые не приемлют насилие в любой форме. Они отличаются толерантным отношением к чужому мнению. Я отрицаю мысль о существовании провокатора в данном закрытом сообществе. Когда я узнал об обвинении, оно повергло меня в шоковое состояние, в котором я пребываю до сих пор. Я призываю общественность признать во всех арестованных узников совести».

Обвинение по той же 212 статье предъявили и жителю Новосибирска Антону Федотову. Правда, он к телеграм-каналу «Что делать!» отношения не имеет. 18 сентября утром в квартиру, где он живет с родителями, пришли силовики. Рассказывает Ольга Федотова, мама Антона.

Ольга Федотова: Это было 7:30, очень рано, я еще находилась в спальне. А муж уже встал, собирался на дачу, сын тоже встал. И вдруг я слышу грохот и дикие крики «всем на пол, руки за голову». Выхожу, вооруженная группа, человек восемь, наверное. С кувалдами, резаками, с оружием наперевес, в бронежилетах, касках врывается в нашу квартиру. И один говорит, а почему у вас дверь не закрыта, а если бандиты ворвутся? Я говорю, мы в этом доме живем 30 лет и три года, и, кроме вас, к нам никто не врывался. Нас быстро развели по разным комнатам, сказали средства связи выложить и не пользоваться ими. Запретили разговаривать друг с другом, около меня стоял сотрудник. Зашла следователь и двое понятых. Она показала удостоверение и назвала свою фамилию, которую я, конечно, не запомнила и не услышала, потому что у меня было состояние близкое к шоковому. Нам с мужем ничего не показали, никакого документа, вообще ничего. Сразу прошли в комнату Антона. И вот практически три часа длился обыск, когда они выворачивали все, выкидывали из шкафа у него все его бумаги.

Антон окончил Омскую академию МВД, работал следователем в Горном. Потом он ушел из полиции, не имея никаких взысканий. Получил старшего лейтенанта и буквально через неделю подал заявление на увольнение. Ему не пошла эта деятельность, он это понял, когда еще в Омской академии учился, но, чтобы получить образование, доучился. Он преподавал в Аграрном университете, там на юридическом факультете была специализация «оперативно-розыскная деятельность». Он два года там проработал. После аккредитации факультета эту специальность убрали, то есть он дальше преподавать не мог. А теперь он работает в частном охранном предприятии «Звезда».

Вам объяснили, в связи с чем обыск?

Вообще ничего не объяснили. Ни статью, ничего. Только один, проходя, сказал — вы знаете, что ваш сын агитировал за КПРФ? Я говорю, даже если и так, что в этом такого криминального? Я была очень озадачена этим вопросом. Я в этом году инфаркт перенесла постковидный, а тут у меня резко начало подниматься давление. И когда оно зашкалило за 200, я говорю, ребята, мне надо вызывать скорую, иначе я у вас на глазах могу скончаться. Вызвать скорую по городскому телефону они разрешили. Но нам с мужем не объяснили ничего. Антону объяснили. Дело в том, что Антон некоторое время назад организовал дискуссионный чат в телеграм-канале, который назывался «Протестный Новосибирск». И вот 15 сентября он выложил там скриношот поста с Ютьюб-канала «Протест Навального». И без всяких комментариев, ничего от себя не добавляя, ни к чему не призывая, поставил в чат. Для того, чтобы обсудить, как он потом объяснял, насколько такие меры легитимны и совпадают ли с идеологией протестного движения.

А что было на скриншоте?

«Добиться изменений в лучшую сторону можно только силой» — было написано. Мы люди законопослушные, и, как Антон сам мне потом сказал, его очень задела провокационность этого поста. Что это не совпадает с идеологией цивилизованного протеста. Поэтому он сделал этот скриншот просто для обсуждения. Свою точку зрения не высказывал, никого ни к чему не призывал. А поскольку его этот чат — дискуссионный, он хотел посмотреть, как люди относятся к таким вещам.

Люди обсуждали?

Нет. В том-то и дело, что реакции не было никакой, вообще, никто ничего не написал. Но и он своего мнения не высказывал.

По какой статье его обвиняют?

Часть 3 статьи 212 УК. Призывы к массовым беспорядкам, сопровождавшихся взрывами, поджогами и насилием в отношении представителей власти. Вчера ему предъявили обвинение. Он признал вину частично, поскольку не имел злого умысла. Признал вину, что по неведению выложил скриншот с открытого канала в Ютьюбе. Санкции по этой статье, как ему сказал адвокат — два года лишения свободы, может еще быть два года принудительных работ или два года ограничения свободы. Может быть, вроде как, штраф еще, в общем, какие-то меры достаточно разнообразные.

Двое суток Антон провел в изоляторе. В данный момент ему избрана мера пресечения в виде запрета определенных действий — в частности, ему запрещено обсуждать материалы уголовного дела.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями