Домашнее насилие: правительство РФ внесло в Думу поправки о повторных побоях

Пострадавшая от избиений мужа женщина в шелтере, Москва, 2017 г.
Пострадавшая от избиений мужа женщина в шелтере, Москва, 2017 г. AP - Pavel Golovkin

Правительство России внесло в Госдуму поправки к уголовной статье 116.1 (нанесение побоев лицом, подвергнутым административному наказанию). Эта норма возникла в российском УК вместе с декриминализацией побоев в семье. Конституционный суд весной этого года встал на сторону жертв домашнего насилия, признав, что статья 116.1 противоречит Основному закону, и обязав Думу ее изменить.

Реклама

Что предлагают изменить?

Правительство предлагает дополнить статью 116.1 УК нормой, при которой к уголовной ответственности за побои (не повлекшие последствий для здоровья) будут привлекаться не только подвергнутые административному наказанию за побои, но и люди с судимостью за насильственные преступления.

Кабинет министров внес эти поправки во исполнение постановления Конституционного суда от апреля 2021 года. КС признал, что уголовная статья 116.1 («Нанесение побоев лицом, подвергнутым административному наказанию») в нынешнем виде не обеспечивает эффективную защиту жертв насилия и противоречит Основному закону. Эта норма возникла в России вместе с декриминализацией побоев в семье в 2017 году.

В пояснительной записке к поправкам отмечается, что они должны «оказать позитивное влияние на предупреждение повторных побоев, которые в последние годы демонстрируют тенденцию количественного роста».

В чем проблема с нынешними нормами?

Сейчас нанесение побоев в семейно-бытовой сфере, не вызвавшее серьезных последствий, наказывается по административной статье 6.1.1. Чаще всего по ней назначают небольшие штрафы (от пяти до 30 тысяч рублей). Штрафы часто выплачивают из семейного бюджета, то есть они ложатся дополнительным грузом на самих жертв насилия.

Чтобы квалифицировать легкие побои по уголовной статье 116.1, человек уже должен быть привлечен к административной ответственности. Причем — недавно. Срок давности правонарушения составляет один год. Если этот срок вышел, рецидивисту грозит только административная ответственность. Причем неважно — есть ли у него непогашенная судимость по статьям, связанным с насилием, или нет.

Таким образом возникает юридический парадокс. Суды учитывают только наличие или отсутствие «административок». Рецидивистам, привлекающимся за побои в третий раз, могут назначить всего лишь административное наказание (маленький штраф или арест до 15 суток). Хотя раньше их уже привлекали по уголовной статье за повторные побои.

Адвокат Мари Давтян, специализирующаяся на подобных делах, указывала, что юристы предупреждали о порочности такого подхода, когда статья была еще только в разработке. «Мы говорили, что она неразумна, так как предполагает, что если ты избиваешь человека в третий раз, то ты снова привлекаешься только к административной ответственности, а не уголовной. […] Я хорошо помню, как в Общественной палате проходило обсуждение этой темы, и наши оппоненты тогда говорили нам, что эта ситуация невозможна на практике, а мы просто фантазируем», — отмечала Мари Давтян в комментарии «МБХ медиа».

Конституционный суд обязал изменить статью

В апреле 2021 года Конституционный суд РФ признал, что в нынешнем виде уголовная статья 116.1 противоречит Основному закону.

Поводом к рассмотрению этого вопроса в КС стала жалоба жительницы Оренбургской области Людмилы Саковой, которую неоднократно избивал проживающий вместе с ней брат Геннадий. Интересы Саковой в КС представлял Консорциум женских неправительственных объединений.

За нанесение побоев в 2018 году Геннадия Сакова привлекли к административной ответственности и назначили ему штраф в пять тысяч рублей. После повторного избиения весной 2019 года его приговорили уже по уголовным статьям 115 и 116.1 к 300 часам обязательных работ. Однако после очередного избиения в октябре 2019 года его, как и в первый раз, привлекли только к административной ответственности, назначив ему сто часов обязательных работ.

Суд решил, что уголовное наказание к Геннадию Сакову в этот раз применить нельзя, потому что в октябре 2019 года (на момент третьего избиения) уже истек годовой период, когда тот считался подвергнутым административному наказанию. Суд не стал принимать во внимание, что у мужчины к тому моменту была неснятая и непогашенная судимость за аналогичное деяние, то есть побои.

Сакова пожаловалась в Конституционный суд, заявив об абсурдности нормы, когда за третьи побои человек получает меньшее наказание, чем за вторые. Суд встал на сторону жертв домашнего насилия.

КС постановил, что уголовная статья 116.1 «не обеспечивает соразмерную уголовно-правовую защиту» от насилия со стороны уже осужденных за побои и «ставит лиц, имеющих судимость, в привилегированное положение по отношению к лицам, подвергнутым административному наказанию».

Общественная опасность повторного — в связи с предшествующим привлечением уже не к административной, а к уголовной ответственности— нанесения побоев не может оцениваться как снизившаяся. Напротив, повторность указывает на устойчивость поведения виновного, склонность к разрешению конфликтов насильственным способом, неуважение к достоинству личности, 

— подчеркнул в своем постановлении КС. Суд обязал Госдуму изменить уголовную статью.

В марте 2021 года правозащитная организация «Зона права» сообщила, что жалобу Людмилы Саковой принял к рассмотрению Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). В своем заявлении Сакова указала, что она и ее сын подвергались систематическому физическому и психологическому насилию со стороны ее брата, однако власти не принимали мер, чтобы их защитить.

Почему законопроект раскритиковали правозащитники?

В Консорциуме женских неправительственных объединений отмечают, что из текста законопроекта следует, что власти не считают нужным выплачивать компенсацию пострадавшим от домашнего насилия, даже если государство ничего не предприняло для их защиты.

«К сожалению, в законе не учтено, что Конституционный суд просил выработать компенсаторный механизм для пострадавших, но МВД никакого компенсаторного механизма в законопроекте не предлагает», — говорит юрист Мари Давтян.

Она подчеркивает и то, что в законопроекте делом частного обвинения остаются побои от человека, уже подвергнутого административному наказанию. Вторая часть статьи (о побоях от судимого за преступления, связанные с насилием) будет подпадать под публичное обвинение. Правозащитники считают нелогичным то, что вообще оставлено частное обвинение по этой статье.

«Ранее Верховный суд направил в Госдуму законопроект, который предлагает перевести уголовные дела по статьям, которые связаны с домашним насилием, в категорию частно-публичного обвинения. Таким образом, их нельзя будет прекратить, если пострадавшая сторона заберет заявление», — напоминает Мари Давтян.

А что с проектом закона против домашнего насилия?

Несмотря на масштабы проблемы семейно-бытового насилия, в России до сих пор нет закона о его профилактике. В 2016 году подобный законопроект не прошел и первое чтение в Думе.

Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко на днях заявила, что проект закона о профилактике домашнего насилия будет внесен в Госдуму уже на осенней сессии. В каком варианте будет внесен законопроект — пока неизвестно.

В ноябре 2019 года Совет Федерации опубликовал для общественного обсуждения собственную версию законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия, с которой не согласились его инициаторы.

Их критику вызвало само определение домашнего насилия в версии на сайте Совета Федерации: действие или бездействие, не содержащее признаков административного правонарушения или уголовного преступления. Юрист Алена Попова, участвовавшая в подготовке исходной версии, подчеркивает, что любое насилие содержит признаки уголовного преступления или административного правонарушения. «С первых же строк закон исключал насилие из-под действия закона. Что выглядело, как издевка над пострадавшими от насилия»,—отмечает она.

Юрист также отмечает, что из проекта закона убрали термин «преследование», а он крайне важен, потому что «когда в России пострадавшие уходят от насильника, а насильники бегают за ними, угрожают, шантажируют, то у полиции нет никаких опций пострадавших защитить». У инициаторов были и другие претензии.

Масштабы проблемы и рост интереса к ней

Российские правозащитники, изучающие масштабы домашнего насилия, с помощью специально разработанного алгоритма выяснили, что почти 66% убитых в России женщин с 2011 по 2019 гг., погибли от рук партнеров или родственников. Только из опубликованных приговоров следует, что за девять лет более 12 тысяч женщин погибли в ситуации домашнего насилия.

Таким образом, по данным исследователей, число погибших в России от домашнего насилия женщин за девять лет сопоставимо с потерями советской армии в Афганистане (по официальным данным, в Афганистане с 1979 по 1989 год погибли порядка 14,5 тысяч советских военнослужащих).

По данным исследования «Новой газеты» и «Медиазоны», большинство женщин, осужденных в России по обвинению в убийстве в 2016—2018 гг., защищались от агрессии со стороны партнеров или родственников-мужчин. Порядка 80% женщин, осужденных по 105-й статье УК (убийство), оборонялись в ситуации домашнего насилия.

Соцопросы (как государственного ВЦИОМа, так и независимого «Левада-центра») показывают, что большинство россиян считают нужным принять закон, который защищал бы жертв семейно-бытового насилия. Интерес к этой теме в российском обществе рос в последние годы. Этому способствовали в том числе резонансные дела, например, дело сестер Хачатурян, убившихся отца-насильника, и дело Маргариты Грачевой, которой муж отрубил кисти рук. В 2019 году ЕСПЧ вынес первое постановление по делу о домашнем насилии в России, где указал, что российское государство отказывается признать серьезность и масштабы проблемы.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями