СЛОВА С ГАСАНОМ ГУСЕЙНОВЫМ

Плачущие родные языки народов России

На этой фотографии, сделанной в субботу, 16 октября, пожилая женщина (в центре) участвует во Всероссийской переписи населения в деревне под Тверью, примерно в 180 км к северо-западу от Москвы
На этой фотографии, сделанной в субботу, 16 октября, пожилая женщина (в центре) участвует во Всероссийской переписи населения в деревне под Тверью, примерно в 180 км к северо-западу от Москвы AP - Mitya Aleshkovkiy

Несколько месяцев назад, и даже в точности в Международный день родного языка 21 февраля 2021 года, организаторы Всероссийской переписи населения Российской Федерации выпустили пресс-релиз, в котором остановились на этом больном для всего многоязыкого мира вопросе: на каких языках и о каких языках говорить с россиянами в такой важный для всей страны день.

Реклама

И вот перепись началась, а на сайте госуслуг появилась электронная анкета. Надо, думаю, принять участие: это ж почти выборы! Последняя моя перепись случилась еще в советском 1979 году. К нам с женой пришла дружелюбная переписчица с анкетой, которую, правда, нам заполнить не позволила, зато подарила чистый бланк. Этот бланк я впоследствии сдал в архив, а из разговора с переписчицей помню только остро стоявший тогда в СССР вопрос о так называемой «национальности», или «пятом пункте». Всем гражданам разрешалось называться кем угодно, с паспортом никто не сверялся, и мы с женой похулиганили: у нее в советском паспорте было написано «русская», а у меня «азербайджанец», но мы сказались евреями, и добрая душа переписчица с живейшим сочувствием так и записала. Что там было зимой 1979 года с родным языком, я уже и не помню, и сейчас, осенью 2021 мне понравился заголовок материала на официальном сайте: «Назови свой родной язык на переписи населения».

Сейчас этот самый вопрос о родных языках жителей Российской Федерации стоит куда острее, чем в 1979 стоял вопрос о языках народов СССР. Тогда, в теории, все было довольно просто: есть «язык межнационального общения» — русский. Он же — родной язык и большинства русских, и большинства других более или менее русифицированных в рамках советизации наций, народов, национальностей и народностей (все это – кусочки официальной советской иерархии), населявших СССР. Если сопоставлять иерархию народов и иерархию языков, то в советское время было ясно: русские — самый крупный народ СССР, но русский язык являлся в стране главным языком и всех других народов, по крайней мере — так называемым вторым родным. Но зато и каждый другой язык на уровне официальной политики всячески поощрялся, да и само множество национальных языков считалось большим общим всесоюзным богатством. Например, всё население союзных республик или автономий в составе РСФСР должно было изучать местные языки.

В новой России так называемые миноритарные языки ее народов в последние несколько лет утратили свой статус. Теперь изучение их — дело добровольное, факультативное, поддерживаемое властями только на словах.

Судя по выступлениям официальных лиц, эти самые власти опасаются, что излишний интерес к малым родным языкам мог бы, чего доброго, привести к появлению сепаратистских настроений. Плохо понятый руководством Российской Федерации опыт СССР, как кажется, именно этому и учит.

Начнем с того, что в документах переписи есть языки главные — те, на которых можно загрузить и заполнить анкету, – и все остальные, т.е. те, которые можно упомянуть в ответах на вопросы о других языках или о своем родном языке. Не исключено, что в разделе родной язык можно написать вообще все что угодно. А вот список главных языков просто удивительный. Вот они, эти главные языки переписи (по состоянию на 22 октября 2021 года):

английский

башкирский

бурятский

китайский

корейский

татарский

тувинский

узбекский

чувашский

якутский.

Интересно, что в этом перечне нет ни одного славянского языка, зато присутствует сразу несколько тюркских. Нет ни одного языка народов Кавказа – ни российского Северного, ни бывшего советского Закавказья, а ныне Южного Кавказа. Может быть, дело в численности говорящих на языке людей? Но на тувинском говорят меньше 300 тысяч, а, например, на чеченском — миллион триста тысяч жителей России. Не сходится.

Из языков ближнего зарубежья вообще присутствует только узбекский. Возможно, начальство думает, что узбекский легко заменит родной язык всем жителям Центральной Азии? Например, таджикам? Но тогда начальство довольно жестоко ошибается. Это только на языке колонизаторов регион назывался Туркестаном.

Очень хорошо, что есть английский, китайский и корейский, но трудно объяснить, почему нет других языков, на которых могли бы объясняться живущие в России армяне и грузины, молдаване и украинцы.

«Владеете ли Вы русским языком?» (№10 в переписном листе) респонденту будет задан дополнительный вопрос: «Используете ли Вы его в повседневной жизни?». В обоих случаях будет предложено два варианта ответа — «да» или «нет». Следующий вопрос — №11 — «Какими иными языками Вы владеете?». Здесь респондент может назвать до трех вариантов языков: они записываются в свободные ячейки — это делает переписчик со слов респондента или сам участник переписи на портале Госуслуг. Ниже можно дополнительно сообщить о владении жестовым языком глухих. (…) По каждому указанному языку участник переписи может дать уточнение в ответе на следующий вопрос: «Какие из них используете в повседневной жизни?»

Отличный вопрос, хотя всякий человек, для которого русский – родной, потребовал бы уточнения. Например, украинец, знающий украинский как родной и живущий в Москве, который встречается с другими украинцами, чтобы попеть с ними, скажем, украинские песни, смело может написать, что нет, мол, не использую: ведь пение песен — это не «повседневная жизнь», а в повседневной жизни в России используется только русский.

Впрочем, странный вопрос я задаю: ни украинский, ни белорусский языки не входят в число шести рабочих языков переписи. Украинцы ведь и так понимают по-русски. И государство украинское в Российской Федерации не вполне признают, а язык их — тем более… В памятке для переписываемых сказано так:

«Сами переписные листы заполняются только на русском языке, а вот вспомогательные документы будут переведены на шесть национальных языков, а также четыре иностранных — английский, китайский, корейский и узбекский. Это будет своего рода подсказка, где вопросы переписного листа дублируются на иностранном языке, а также приведены правила заполнения. В случае опроса лиц, не знающих русского языка, переписчик укажет в документе респонденту нужную строчку, а последний в переводной части — вариант ответа. Затем переписчик, ориентируясь на русскоязычную версию, занесет этот ответ в переписной лист».

Ага – «шесть национальных» и «четыре иностранных». Еще дедушка Ленин приговаривал, что по части великорусского шовинизма особенным рвением отличались – и в старой, и в советской России — как раз обрусевшие инородцы. Вот и сейчас, говорят, на самой верхушке президентской администрации засел революционный сталинский «латышский стрелок», правда, эстонского происхождения, который и борется с миноритарными языками, чтоб не мешались под ногами в ходе превращения Российской Федерации в унитарное национальное государство — центр русского мира. Как раз по формуле Ленина получается, но без хитрости товарища Сталина. Политика эта проводится рывками и зигзагами, так что какие-то языки все-таки приходится обозначать. Но делается все это столь топорно и нелепо, а невежество организаторов этого разговора о плачущих родных языках народов России столь оскорбительно для образованного русского человека, что даже вселяет надежду на перемены к лучшему.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями