КОММЕНТАРИИ

Без оглядки на наблюдателей. Кого защищает система в деле о пытках заключенных

Отмена постановления о возбуждении уголовного дела в отношении Сергея Савельева поначалу была воспринята с воодушевлением. Но спустя некоторое время представители Gulagu.net предположили, что это может быть уловкой системы
Отмена постановления о возбуждении уголовного дела в отношении Сергея Савельева поначалу была воспринята с воодушевлением. Но спустя некоторое время представители Gulagu.net предположили, что это может быть уловкой системы © screenshot Youtube

В среду вечером телеграм-канал Gulagu.net сообщил об отмене постановления о возбуждении уголовного дела в отношении Сергея Савельева. Савельев работал администратором камер видеонаблюдения в туберкулезной больнице ФСИН в Саратовской области, когда отбывал девятилетний срок заключения по обвинению в перевозке наркотиков. Оттуда он вынес флешку с примерно тысячью записей пыток и изнасилований по всей стране от Саратова до Камчатки. После публикаций видео издевательств над заключенными на Сергея Савельева было заведено дело неправомерном доступе к компьютерной информации.

Реклама

3 ноября сайт радиостанции «Эхо Москвы» опубликовал открытое письмо известного юриста Юрия Костанова генеральному прокурору России Игорю Краснову. На письмо, в котором Костанов указывал на неправомерность возбуждения уголовного дела против Сергея Савельева, генпрокурор так и не ответил. О том, почему Юрий Костанов, известный адвокат, много лет проработавший в надзорном ведомстве, решил обратиться к своим бывшим коллегам в прокуратуре, он рассказал в интервью RFI.

Юрий Костанов: Я это письмо писал для того, чтобы обратить внимание моих бывших коллег-прокуроров, что нужно думать о законе, а не о том, что начальство велит кого-то обязательно наказать. Закон не зависит от того, кого они привлекают. Надо сформулировать грамотно обвинение, надо соблюдать все процедурные нормы. Мне просто больно смотреть, как растаптывается закон в угоду каким-то следователям и мелким чиновникам. Ну сколько можно наблюдать молча это безобразие?!

В данном случае, я не вижу, за что можно привлечь Сергея Савельева, который ничего такого, что входит в рамки уголовного закона, не совершил. Нельзя разыскивать человека в качестве подозреваемого, если он не совершает уголовного деяния. Разглашение тайны? Помилуйте! По действующему Закону о государственной тайне нельзя засекретить нарушение прав человека. Не я и не другие адвокаты это придумали — закон о гостайне существует достаточно давно. Они все сейчас обожают отбирать уже и у адвокатов подписку о неразглашении данных расследования. Такая норма была, а в 2017 году не без моего участия она была исправлена, и там написано, что у адвоката нельзя отбирать никаких обязательств о неразглашении, если речь идет о нарушениях прав обвиняемых. Что мы должны секретить и держать в тайне от всех — тот полицейский произвол, который творится? В конце концов, надо, чтобы это прекратилось! XXI век на дворе!

Я половину своей профессиональной жизни провел, работая в прокуратуре. Сейчас я с сожалением наблюдаю, как в прокуратуре все время игнорируют абсолютно обоснованные жалобы на приговоры. Более того, они почему-то уверены, что могут только обвинять, а защищать права человека не должны, хотя в законе написано прямо противоположное. Я занимался в прокуратуре уголовно-судебным надзором, и меня учили, что мое дело — добиться законного приговора, который может быть не только обвинительным, но и оправдательным, который может быть справедлив и тогда, когда он мягкий, он необязательно должен быть достаточно суровым. Мы должны думать, чтобы он был справедливым, а справедливость — это не всегда суровость.

Я в свое время добивался и оправдания, когда в суде выступал по первой инстанции, и прекращения дел, когда протесты писал в прокурорский надзор. И я был не один такой, многие мои коллеги вели себя точно также. Это не мешало мне, например, по другим делам быть достаточно суровым и поддерживать обвинения по делам, самых тяжких по тем временам, преступлений, которые заканчивались суровым наказанием. Есть закон, и он должен исполняться во всех своих проявлениях. Но сегодня так никто не считает, к сожалению, по крайней мере, мне таких прокуроров сейчас видеть почти не доводится.

RFI: Вы говорите о том, что прокуроры не думают о справедливости обвинений, но и судебные решения как правило тоже грешат этим.

Юрий Костанов: Беда в том, что у нас сегодня практически не существует нормального правосудия. Суды проявляют абсолютную сервильность по отношению к исполнительной власти, к органам следствия и оперативным службам.

***

Объявление Сергея Савельева в розыск и возбуждение против него уголовного дела вызвало возмущение правозащитного сообщества. Вместо того, чтобы расследовать нарушение фактов пыток заключенных, дело было возбуждено против человека, который предал гласности факты преступлений, совершенных сотрудниками ФСИН. О том, есть ли вероятность того, что российский суд будет рассматривать факты пыток в интервью RFI, рассказал адвокат, управляющий адвокатского бюро «KALOY.RU» Калой Ахильгов

Калой Ахильгов: Как известно, возбуждено несколько уголовных дел по факту пыток. Но у нас же в России есть две проблемы — это возбудить уголовное дело и прекратить уголовное дело. Так вот, если уж возбудили, то до суда доведут, а вот какое решение примет суд — справедливое или несправедливое — от этого и будет зависеть перспектива в Европейском суде по правам человека. В нашей российской практике есть очень разные решения относительно приговоров по пыткам в отношении должностных лиц, правоохранительных органов. Есть условные сроки, есть реальные сроки, но, как правило, это, конечно, минимальные сроки для тех, кто применял пытки.

RFI: Недавно в эфире «Эха Москвы» вы привели чудовищную статистику рассмотрения в ЕСПЧ дел о пытках в России. 35% дел, касающихся пыток, в Европейский суд поступают из России. И наша страна в этом смысле удерживает печальное первенство. Еще ужаснее тот факт, что из всех жалоб, поступающих в ЕСПЧ, по которым суд признал и сами пытки, и неэффективное расследование, ровно половина — российских дел. Если говорить о том, что сейчас было обнародовано Gulagu.net, есть ли перспектива рассмотрения дела в ЕСПЧ?

Калой Ахильгов: Во-первых, в Европейский суд по правам человека жалоба подается, как известно, не по любому делу. Есть Европейская конвенция, которая устанавливает те или иные права человека, которые могут быть нарушены. Если в соответствии с Европейской конвенцией те или иные права нарушены в ходе исполнения судопроизводства в России, то тогда есть основания подавать соответствующую жалобу в Европейский суд. Если же в России установленные конвенцией требования не нарушены, то, вероятнее всего, Европейский суд откажет даже просто в приеме жалобы. Здесь все будет зависеть от того, как пройдет суд в России

Во-первых, есть такая норма в конвенции, как человеческое отношение к заключенным и содержащимся под стражей или осужденным, находящимся в местах лишения свободы. Если в этой части конвенции она нарушена, соответственно, есть основания подавать жалобу в ЕСПЧ. Но сначала свое решение должны вынести национальные суды. И тогда, если Европейский суд посчитает, что национальные суды приняли достаточно мер для устранения нарушения, то тоже отсутствуют основания для принятия жалобы в ЕСПЧ. Но в целом, конечно, вероятность того, что возникнут основания подать жалобу в Европейский суд по правам человека по этому делу, она большая.

Постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Сергея Савельева отменено. Законно ли было объявление его в розыск и возбуждение дела?

Если формально подойти с точки зрения следствия к тому, что Савельев распространил ту или иную информацию, то, конечно, можно было бы. Но, во-первых, как говорил Владимир Путин, неважно откуда, важно — что. Поэтому я бы в первую очередь обратил внимание на содержание того видео, той информации, которую распространил Савельев, а это куда более интересное, с точки зрения Уголовного кодекса, событие. 

Во-вторых, тут надо еще ставить вопрос: поскольку распространение такой информации предусматривает определенные критерии — в каком статусе находился человек, когда имел доступ к этой информации, каким образом он имел доступ, кто разрешил ему и так далее. Здесь возникает очень много вопросов, по крайней мере, с точки зрения уголовного и права и процесса. И в этом смысле, конечно, обоснованность этих обвинений, мягко говоря, вызывает сомнение. Но в то же время мы прекрасно понимаем, в какой стране мы живем, и понимаем, что такого рода уголовное дело имеет политический подтекст. Во-первых, показать, что так делать нельзя, во-вторых, что если кто-то так сделает, то будет то, что произошло с Савельевым — то есть уголовное дело, объявление в федеральный розыск и так далее.

Фильм «Свидетели Алексея», который вышел на телеканале «Дождь», показал, что Алексей Навальный, которого называют «заключенным № 1», тоже подвергается пыткам. Моральным, прежде всего. А те, кто отбывал наказание в ИК в Покрове, лишь подтвердили, что «порядки» там ничуть не лучше, чем в той же печально известной уже Саратовской больнице. При этом, члены местного ОНК говорят, что об этом ничего не знают. Но поскольку за тем, как сидит Навальный, наблюдают не только в России, но и во всем мире, будет ли на это какая-то реакция?

Калой Ахильгов: Когда идет наблюдение за СИЗО, колониями, приезжают комиссии в эти СИЗО и колонии, они видят «прекрасную» жизнь заключенных, чистые камеры, телевизоры, холодильники. Никто их никогда не водит по тем местам, о которых идет речь в тех же видео или в репортаже о «заключенном номер один». Это все косметика, как я люблю говорить. Сути это никакой не меняет. Естественно, никогда наш ФСИН не оглядывался, с точки зрения применения этих пыток, на те или иные комиссии, наблюдателей и так далее. Это другая плоскость, это другая система координат.

И когда мы говорим про какие-то наблюдения, комиссии или еще более внимательное слежение за деятельностью ФСИН, мы должны понимать, что, во-первых, та самая незаконная часть деятельности ФСИН сильно зарегулирована законом — как это ни странно звучит — и доступа к ней у простых смертных нет. Поэтому туда допускаются лишь те, кто отдает приказы или непосредственно эти приказы исполняет, ну и, к сожалению, в отношении кого эти приказы исполняются. Все остальные в силу закона к этому доступа не имеют.

Более того, сейчас ограничили еще и адвокатов, которые не могут использовать гаджеты в колонии, то есть, адвокат может использовать фотоаппарат для фотографирования материалов дела, но не в присутствии своего доверителя, а только, когда он один в комнате. Это дает основания полагать, что таким образом система запрещает фиксировать следы пыток. Поэтому чем дальше будут выявляться такие факты, на мой взгляд, тем больше будет ужесточение с точки зрения доступа к той части жизни, о которой мы говорим.

***

Отмена постановления о возбуждении уголовного дела в отношении Сергея Савельева поначалу была воспринята с воодушевлением. Но спустя некоторое время представители Gulagu.net предположили, что это может быть уловкой системы — показать, что Савельеву на территории России или Беларуси, (напомним, что Сергей Савельев гражданин Беларуси), ничего не угрожает. Учитывая, что Савельев попросил политическое убежище во Франции, такое якобы снятие с него ограничений в России может иметь негативные последствия для рассмотрения ходатайства.

Что же касается увольнения почти двух десятков сотрудников ФСИН, то пока речь не идет ни об их задержании, ни о предъявлении им обвинений. Поэтому говорить о том, что пыточный конвейер в системе ФСИН в России остановлен, слишком рано.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями