Перейти к основному контенту

Год после пожара в Нотр-Дам: огонь, вода и коронавирус

Собор Парижской Богоматери после пожара,
Собор Парижской Богоматери после пожара, Lionel BONAVENTURE / AFP

15 апреля 2019 года кафедральный собор Парижа охватило пламя пожара, обрушилась сначала крыша, а затем и знаменитый шпиль. Президент Эмманюэль Макрон высказал пожелание завершить реставрацию собора Парижской Богоматери за пять лет. Но в связи с эпидемией коронавируса работы по укреплению каменной структуры здания остановлены. Русская служба RFI разбиралась, что было сделано за год, и что ждет собор в ближайшем будущем.

Реклама

Год назад, 15 апреля 2019 года, в соборе Парижской Богоматери звук пожарной сигнализации совпал с последними словами вечерней службы. Первый сигнал показался ложным. Но сигнализация снова сработала через двадцать минут. Пламя постепенно охватило крышу, стропила, на глазах потрясенных свидетелей обрушился деревянный свод, а затем и знаменитый шпиль, построенный архитектором Виолле-ле-Дюком в XIX веке. Пожарные окончательно потушили огонь только к утру. За это время на левом берегу Сены, откуда открывается вид на собор, собрались на молитву верующие. Всю ночь не уходили с набережной и жители города всех конфессий и туристы.

Незадолго до полуночи к собору приехал президент Франции Эмманюэль Макрон в сопровождении премьер-министра Эдуара Филиппа, министра культуры Франка Ристера и мэра Парижа Анн Идальго. Глава государства произнес речь, в которой объявил начало общенациональной кампании по сбору средств на реставрацию. «Собор, это часть нас самих, часть судьбы Франции — сказал он. —  Мы его отстроим заново!»

На протяжении нескольких дней пожарные, занимавшиеся разбором сгоревших архитектурных элементов, сообщали радостные, иногда почти чудесные, новости. Уцелели витражные розы. Среди сгоревших обломков нашли флюгер в виде петуха. Ни огонь, ни вода, которой его заливали, не погубили уникальный главный орган.

Восстановительные работы в соборе остановлены на время карантина.
Восстановительные работы в соборе остановлены на время карантина. AFP/Archivos

Генерал, архиепископ и прокуроры

Уже через день, 17 апреля, «специальным представителем» президента, которому было поручено следить за продвижением реставрационных работ, стал генерал Жан-Луи Жоржелен. Это воцерковленный католик, про которого бывший президент Николя Саркози говорил, что «его единственный недостаток — слишком громкое пение во время службы». Генерал уже зарекомендовал себя во время реставрации музея ордена Почетного легиона, верховным канцлером которого он являлся до 2016 года. Кроме того, ранее Жоржелен занимал должность главы президентского штаба, а главное, по общему мнению, он умеет договариваться и с «левыми», и с «правыми», и обладает обширными связями и влиянием.

Пожар разрушил парижский кафедральный собор прямо перед Пасхой. Тогда архиепископ Парижа Мишель Опети совершил пасхальную мессу в соборе Св. Евстафия. На ней присутствовали пожарные, участвовавшие в тушении огня. Первая «послепожарная» месса состоялась в соборе Парижской Богоматери только 15 июня. По правилам безопасности архиепископ во время службы вынужден был надеть на голову строительную каску. Во время литургии в соборе находились всего около тридцати человек. 

26 июня парижская прокуратура закончила расследование, начатое в первые часы после пожара, и пришла к мнению, что причиной пожара стал не умышленный поджог. В доступных зонах был исследован каждый камень, электрический кабель и окурок. Однако до сих пор остается открытым дело о «непреднамеренном поджоге» и нарушении норм безопасности. Правда, за год следствие не получило новых элементов, а наиболее важные участки собора по-прежнему недоступны.

Реставраторы и дарители

Как только первый шок, связанный с возможностью полного обрушения собора, прошел, вокруг его реставрации разгорелись споры. В них вступили музейные хранители, ученые, ответственные сотрудники службы охраны памятников, представители ремесленных цехов. Президент высказал пожелание провести реставрацию быстро и закончить ее к 2024 году. Эта дата совпала с Олимпийскими играми, которые должны пройти в Париже в том же году. Однако многие специалисты призывают не торопиться. Еще не понятно, насколько устойчивы башни собора и несущие структуры. Чтобы оценить их состояние, нужно дождаться, пока высохнет залитый при тушении водой камень.

Не ясно и по какому проекту должны идти реставрационные работы. Нужно ли восстанавливать собор в том виде, в котором оставил его Виолле-ле-Дюк? Архитектор не только возвел над собором шпиль, но и добавил к скульптурным украшениям химер, которых часто необоснованно считают средневековыми, и изобразил себя самого в виде Святого Фомы на барельефе. В отношении химер, впрочем, никто возражений не высказывает, однако по поводу шпиля идут споры. Президент Макрон сказал, в частности, что «собор будет отстроен красивее прежнего». Этой фразой не довольны защитники исторической реставрации. Их мнение — нужно не красивее, а в соответствии с исторической правдой.

Но на какой век ориентироваться? А может быть, разработать новые проекты, в соответствии с XXI веком? Архитекторы уже предложили самые разные решения, в частности создать над собором стеклянную крышу, разбить сад, воссоздать световой силуэт собора, не отстраивая его в камне, и другое. К общему мнению придти не удалось, и министр культуры Франк Ристер упомянул возможность консультации «со всеми французами». Если жители страны выскажутся в пользу современного проекта, то на него будет объявлен конкурс. Но пока до этого не дошло.

В соборе Парижской Богоматери в Страстную пятницу, 10 апреля 2020 г.
В соборе Парижской Богоматери в Страстную пятницу, 10 апреля 2020 г. © Screengrab France24

От свинца до вируса

25 июля префект Парижского региона неожиданно потребовал остановить только начавшиеся реставрационные работы. Сгоревшая крыша собора и шпиль были покрыты свинцовыми листами. Санитарные службы посчитали, что расплавившись, свинец осел на мостовых и близлежащих домах. Замеры были сделаны, в частности, в школах и детских садах, показав в нескольких случаях незначительное превышение допустимой нормы. Рабочих вывези со стройки, при входе на строительную площадку установили специальные шлюзы и ввели дополнительные меры санитарной безопасности.

Работы возобновились только 19 августа, а за это время, 29 июля, парламент принял «закон о Нотр-Дам», установивший, в частности, порядок приема и использования пожертвований. Средства поступали не только из Франции, но и со всего мира. В итоге полученная сумма превысила предполагаемые затраты. 922 миллиона были уже получены или обещаны, в сборе средств поучаствовали более 300 тысяч человек. Самыми крупными жертвователями стали Бернар Арно, Франсуа Пино, фонд Total и фонд семьи Беттанкур. Обещанные 600 миллионов евро будут поступать частями, по мере продвижения работ.

Дарители получили серьезные налоговые льготы, вокруг чего тоже разгорелась полемика. Крупных благотворителей начали подозревать в корыстных целях. А хранители французских музеев, выяснив, сколько денег получено на восстановление собора, стали напоминать о бедственном положении многих других французских соборов, церквей и памятников.

С момента пожара не прошло и года, как 16 марта 2020 года в связи с эпидемией коронавируса президент Макрон объявил в стране всеобщий карантин. Остановлены все стройки, в том числе и работы по стабилизации каменных структур собора, которые должны были завершиться в конце первого квартала 2020 года. Реставраторы не успели разобрать и остатки полуобрушившихся и сплавившихся строительных лесов, возведенных вокруг здания еще до пожара. Этот этап реставрации должен был начаться в апреле, только после его окончания можно будет с уверенностью сказать, что структура здания устойчива, и приступить к собственно реставрации. В апреле же предполагалось установить орган, очистить от свинца каменные полы и начать внешние работы, чтобы успеть до осени.

Вокруг собора по-прежнему дежурит охрана. Раз в день сюда приходят инспекторы проверить системы безопасности. «Дыры в крыше были уже раньше затянуты сетками, по стенам проложены мостки, а аркбутаны укреплены арочной крепью», — рассказал главный архитектор службы охраны памятников Филипп Вильнев. Кроме того, на стенах установлены датчики, которые пока молчат — по свидетельству обслуживающей их компании, собор не подает тревожных сигналов.

Актриса Жюдит Шемла исполняет Ave Maria в соборе Парижской Богоматери, 10 апреля 2020 г.
Актриса Жюдит Шемла исполняет Ave Maria в соборе Парижской Богоматери, 10 апреля 2020 г. © RFI

10 апреля архиекпископ Мишель Опети пришел в собор на пасхальные бдения и поклонение Терновому венцу, главной реликвии Нотр-Дам. Актеры Жюдит Шемла и Филипп Торретон читали выдержки из произведений французской литературы, а скрипач Рено Капюсон исполнил произведения Баха, Глюка и Телемана. По окончании церемонии, на которой присутствовали всего несколько человек, Жюдит Шемла исполнила Ave Maria Шуберта.

В день трагической годовщины, 15 апреля 2020 года, президент Макрон опубликовал в твиттере видео, в котором сказал: «Наши дни, наши мысли и наши жизни сейчас отмечены ужасным кризисом, (…) но мы ничего не забываем». Он поблагодарил пожарных и строителей и высказал надежду, что собор, несмотря ни на что, удастся восстановить в пятилетний срок, как было задумано.

В связи с эпидемией коронавируса только одна церемония предусмотрена в этот день на острове Сите. Когда все французы будут из окон и балконов аплодировать медикам, о судьбе собора напомнит его главный колокол «Эмманюэль». Его голос раздастся в восемь вечера по местному времени.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.