Перейти к основному контенту

«Чуть громче, чем остальные»: как профессор Карин Лакомб борется с коронавирусом и конспирологией

Карин Лакомб в студии RFI 13 марта 2020 г.
Карин Лакомб в студии RFI 13 марта 2020 г. ©RFI

На этой неделе в России сообщили о первых выздоровевших пациентах с COVID-19, которым перелили плазму, содержащую антитела к коронавирусу, от уже переболевших людей. Аналогичное клиническое исследование 7 апреля началось во Франции. Исследованием руководит глава отделения инфекционных и тропических заболеваний парижской больницы Сент-Антуан Карин Лакомб, которая с начала эпидемии стала главным оппонентом марсельского профессора Дидье Раульта, выступающего за массовое лечение COVID-19 противомалярийным препаратом гидроксихлорохином.

Реклама

Во Франции борьба с эпидемией коронавируса проходит на фоне непрекращающихся споров вокруг лечения больных COVID-19 противомалярийным препаратом гидроксихлорохином. Этот препарат (под коммерческим наименованием Плаквенил) производит французская фармкомпания Sanofi. За его использование активно ратует глава Средиземноморского института инфекционных заболеваний в Марселе 68-летний Дидье Раульт. Этот же метод пропагандировал президент США Дональд Трамп. Правда, позже клиническое исследование американских врачей показало неэффективность лечения COVID-19 гидроксихлорохином. А среди пациентов, принимавших препарат, оказалось больше смертей, чем среди тех, кого лечили стандартными методами.

Во Франции многие врачи изначально сдержанно относились к инициативам Дидье Раульта. Однако громче всех заявить о несогласии с методами ученого с мировым именем решилась профессор, глава отделения инфекционных и тропических заболеваний парижской больницы Сент-Антуан Карин Лакомб. Французские СМИ называют ее новым лицом борьбы с коронавирусом. С началом эпидемии Лакомб стала постоянным гостем самых рейтинговых радиостанций и телевизионного прайм-тайма, но одновременно подверглась травле со стороны сторонников профессора Раульта и приверженцев теорий заговора

50-летняя Карин Лакомб с детства мечтала заниматься медициной. «Я всегда говорила родителям, что хочу стать доктором. Я и правда ни о чем другом не думала», — рассказывает о себе Лакомб в интервью Libération. Свой карьерный успех она называет типичным примером социального лифта: ее отец был простым рабочим из Савойи, мать — из семьи испанских беженцев, и родители всегда подталкивали их с братом к учебе. Она закончился медицинский факультет в Гренобле, начала работать в сфере здравоохранения, специализировалась на лечении ВИЧ и гепатита, защитила две диссертации, занималась исследованиями в Африке и была волонтером во Вьетнаме. А еще у нее черный пояс по дзюдо и трое детей, старшая из которых, вдохновившись примером матери, уже заканчивает четвертый курс медицинского факультета.

***

Все началось еще в феврале, когда глава Средиземноморского института инфекционных заболеваний Дидье Раульт сообщил о том, что хлорохин продемонстрировал эффективность при лечении больных, зараженных коронавирусом. В середине марта Раульт отчитался об успешных клинических исследованиях в одной из больниц Марселя. 

Однако глава отделения инфекционных заболеваний парижской больницы Сент-Антуан Карин Лакомб назвала эти исследования «скандалом», обвинив коллегу из Марселя в том, что он дает ложные надежды пациентам. «Этот опыт спорный и абсолютно ничего не доказывает, с научной точки зрения. Использовать это лекарство без разрешения, подвергая пациентов риску осложнений, не проверив базовые условия использования, — все это за пределами этики», — заявила Лакомб.

На это сторонники Раульта обвинили Лакомб в конфликте интересов. Врач получала деньги от американских фармацевтических гигантов Gilead и AbbVie, которые тестируют антивирусный препарат Калетра (лопинавир и ритонавир) для лечения COVID-19. Этот препарат стоит намного дороже, чем Плаквенил. Карин Лакомб признает, что, действительно, получила за пять лет 15 тысяч евро от Gilead и три тысячи евро от AbbVie. По ее словам, после вычета налогов от этой суммы осталось 12 тысяч. Гонорары указаны в декларации за 2016 год и опубликованы как представляющие общественный интерес. 

► «От нас что-то скрывают»: как гидроксихлорохин оказался в центре французских теорий заговора

Профессор Дидье Раульт
Профессор Дидье Раульт AFP/Archivos

«В общественном представлении есть некоторая путаница между конфликтом интересов и связями, — объясняет Лакомб. — Мы можем по просьбе какой-нибудь лаборатории провести конференцию. Моя специализация — это ВИЧ и вирусный гепатит […], и лаборатории могут попросить таких специалистов как я провести конференцию для врачей. И поскольку это работа, то она оплачивается. Эта деятельность полностью регламентирована и не является конфликтом интересов». Ее слова подтверждает и Национальный совет врачей (CNOM).

Лакомб критикуют и за слишком частое присутствие в медиапространстве. «У меня нет проблем с личным эго, но я попыталась использовать эту открытость СМИ, чтобы найти тонкое равновесие между тенденцией к минимизации проблемы и, напротив, катастрофизмом», — объясняет она. По словам Карин Лакомб, за свою активную позицию в СМИ она получает угрозы физической расправы. Из-за посыпавшихся в ее адрес угроз и оскорблений она удалила свои аккаунты в социальных сетях.

«Я абсолютно обескуражена тем, что происходит, — говорит доктор Лакомб. — Я просто сказала чуть громче то, что говорили все остальные, что у исследования (Дидье Раульта) не хватает научной строгости». С самим Дидье Раультом, по словам Карин Лакомб, у нее нет никакой вражды. Она неоднократно сотрудничала со Средиземноморским институтом инфекционных заболеваний, который возглавляет Раульт, несколько раз проводила там конференции. Она не критикует сам хлорохин, но ставит под вопрос методологический метод Раульта. В Марселе не проводилось рандомизированное клиническое исследование, при котором можно было бы получить объективный результат об эффективности препарата. 

***

6 апреля Минздрав объявил о начале клинических исследований по переливанию больным COVID-19 донорской плазмы уже переболевших людей, у которых появились антитела к коронавирусу. Исследование проводится под руководством Карин Лакомб от Национального института здравоохранения и медицинских исследований (Inserm) и профессора Пьера Тибергьена от Французского центра крови (EFS).

«Все пациенты, у которых были симптомы коронавируса, смогут пожертвовать плазму, — говорит Карин Лакомб, — даже если они не прошли тест на коронавирус. Последующий анализ плазмы позволит контролировать наличие или отсутствие антител». Переливание должно быть сделано в течение восьми дней после появления симптомов, поскольку осложнения возникают примерно на десятый день.

Первые результаты ученые должны получить через две-три недели. Аналогичные исследования начались в США, Китае и России. Московский департамент здравоохранения уже заявил о трех первых пациентах, выздоровевших, после переливания плазмы. Французский Минздрав обещал рассказать о предварительных результатах в конце апреля-начале мая.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.