Годовщина во время пандемии: три года назад Эмманюэля Макрона избрали президентом Франции

Три года назад, 7 мая 2017 года, Эмманюэля Макрона избрали президентом Франции
Три года назад, 7 мая 2017 года, Эмманюэля Макрона избрали президентом Франции REUTERS - Gonzalo Fuentes

Ровно три года назад, 7 мая 2017 года, Эмманюэль Макрон был избран президентом Франции. Трехлетняя годовщина пришлась на пандемию COVID-19 и вызванный ею беспрецедентный экономический спад. Нынешние санитарный и экономический кризисы, вероятно, определят оставшиеся два года президентской пятилетки Макрона.

Реклама

 

В Елисейском дворце в нынешнем контексте не собираются отмечать три года со дня избрания Эмманюэля Макрона. Один из соратников президента признался накануне, что и вовсе забыл о годовщине. Сейчас, действительно, не до праздников: вся политическая, экономическая и социальная повестка во Франции строится вокруг борьбы с пандемией коронавируса и вызванным ею экономическим кризисом.

Три года назад, 7 мая 2017-го, атмосфера была совсем иная. Тогда тысячи человек пришли к Лувру отпраздновать победу на президентских выборах 39-летнего Эмманюэля Макрона, который довольно уверенно (хоть и не  настолько, как в свое время Жак Ширак) обошел во втором туре кандидата от крайне правых, а еще в первом туре — опередил традиционных французских правых и левых. В толпе на площади Каррузель тогда были сплошь молодые лица, люди размахивали французскими триколорами и флагами единой Европы. Говорили, что победа Эмманюэль Макрона — это символ надежды на фоне крушения традиционных партий, символ победы над популизмом.

Однако уже тогда Макрон признал, что французы, подарившие ему победу, не подарили ему карт-бланш. Он отдельно обратился к тем, кто голосовал за него не сердцем, а по принципу «наименьшего зла».

С тех пор президентский срок Макрона был омрачен по меньшей мере тремя масштабными кризисами: политическим, социальным и санитарным. Первый кризис — так называемое «дело Беналлы» — скандал вокруг сотрудника администрации президента Александра Беналлы, обвиненного в нелегитимном применении насилия, незаконном хранении оружия и злоупотреблении служебными полномочиями.

Далее — движение «желтых жилетов», зародившееся как акции против роста цен на бензин. Акции разгневанных автомобилистов переросли в стихийное «народное» движение, вынудившее власти пойти на уступки и организовать «марафон» национальных дебатов. Бывший член Госсовета Франции, специалист по конституционному праву Дидье Мос в интервью RFI отмечал, что общенациональные дискуссии стали попыткой обрести легитимность по содержанию политики и в этом смысле «выполнили функцию» программных предвыборных дебатов 2017 года. Оппозиция выражала тогда сомнения относительно независимости дискуссий.

Пандемия: Франция погружается в неизвестность

Наконец, пандемия коронавируса — кризис, конечно, не только французский, но общемировой. Однако Франция, наряду с ее европейскими соседями Италией, Испанией и Великобританией, оказалась особенно затронута эпидемией. От COVID-19 во Франции скончались уже почти 26 тысяч человек. Миллионы жителей страны оказались в ситуации вынужденной безработицы из-за карантинных мер. Правительство запланировало постепенный выход из карантина, начиная с 11 мая, но многие опасаются второй волны эпидемии.

Очевидно, что оставшиеся два года пятилетки Эмманюэля Макрона будут ознаменованы пандемией и ее последствиями. Этот кризис уже перевернул все основы экономической программы Эмманюэля Макрона: перечеркнул медленной снижение безработицы и планы по сокращению госдолга. 24 миллиарда евро планируется потратить только на компенсации по временной безработице. Не исключено, что власти ради сохранения «национального согласия» откажутся и от пенсионной реформы, вызвавшей бурные дебаты.

Говоря о мире после эпидемии, Макрон уже призвал отказаться от «проторенных троп» и «научиться менять себя». В окружении президента говорят, что понятия суверенитета и связанного с ним «made in France» станет одним из центральных лейтмотивов французской политики. Эмманюэль Макрон недавно удивил многих, заговорив об отказе от некоторой формы глобализации и «выводе некоторых благ и услуг из сферы рыночных законов». Возможно, тут сыграла роль зависимость Франции от Китая в том, что касается производства масок, так явно проявившаяся во время эпидемии.

Другим важным направлением «посткарантинной» политик должна стать экология. Власти уже отправили ясный сигнал: пообещали поддержать авиакомпанию Air France, которая пострадала из-за эпидемии коронавируса, но при условии, что авиаперевозчик возьмет на себя экологические обязательства.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями