Перейти к основному контенту

Какие маски Макрону носить до конца срока: подробности санитарного скандала

Эмманюэль Макрон. 26.05.2020
Эмманюэль Макрон. 26.05.2020 REUTERS - POOL

Эта фраза уже дорого обошлась Эмманюэлю Макрону, и ее наверняка будут припоминать до конца его президентского срока. Макрон сделал заявление в том смысле, что страна во время коронавирусного кризиса никогда не сталкивалась с нехваткой масок. Президента обвинили в маскировке действительного положения дел. Обвинила и оппозиция, и врачи, и журналисты.

Реклама

«Страна ни разу не столкнулась...»

Эту фразу президент произнес во время общения со съемочной группой BFMTV. Их большой репортаж, который вышел на минувшей неделе, посвящен тому, как в Елисейском дворце, не покладая рук, руководящие головы работали над разрешением санитарного кризиса.

Президент сказал, что благодаря «ограничительной доктрине» правительства (то есть, когда маски реквизировали для врачей и больных), которая, «думаю, была правильной», а также «значительному увеличению поставок и производства», «удалось добиться того, что страна ни разу не столкнулась с «отсутствием масок». «Была нехватка, были трудности», но в целом врачам был обеспечен необходимый минимум — в этом посыл макроновского высказывания.

 

«Реальность — другая»

Сразу после того, как репортаж вышел, на Макрона со всех сторон стали лететь ушаты конструктивной критики.

«Реальность — другая. Уже с января министерство здравоохранения прекрасно знало о крайнем дефиците — запасы масок FFP2 были просто на нуле. И если государство ни разу не столкнулось „с отсутствием“ масок на складах, то только потому, что оно выдавало их (врачам) по самому минимуму, не имея до конца марта возможности обеспечить сносное их количество», — напомнил известный сайт расследований Mediapart.

В конце марта группа из нескольких сотен французских медработников подала в суд на премьер-министра страны Эдуара Филиппа и бывшего министра здравоохранения Аньес Бюзен* за «ложь на государственном уровне». Одним из главных поводов для подачи иска стала нехватка масок. Потом были и другие подобные обращения в суд. 

Тогда же несколько медицинских профсоюзов обратились в Госсовет, высшую административную инстанцию страны, в связи с «серьезным и незаконным посягательством государства на физическую неприкосновенность» больничного персонала, а также населения в целом. Мы требуем срочно «предписать государству» обеспечить нас масками, говорил в интервью RFI один из инициаторов обращения, доктор Даниэль Латиль д’Альбертас, председатель профсоюза медработников Экс-ан-Прованса.

«Ситуация серьезная, и нужно срочно использовать все возможности государства, пятой державы мира», для того, чтобы, «как минимум, обеспечить хирургическими масками население и масками FFP2 — врачей», — говорил профсоюзный деятель.

Из Китая — на «Волге»

Но добыть за несколько недель сотни миллионов масок — даже для «пятой державы мира» (на самом деле уже седьмой) эта задача оказалась практически невыполнимой.

Как обеспечить такие объемы, если еще 31 марта, когда срочно мобилизованные на производство масок французские предприятия работали в усиленном режиме, сам Макрон заявлял: страна сейчас производит 3,3 млн масок еженедельно, но, благодаря трудовому подвигу самоотверженных французских «масочников», «к концу апреля у нас будет 15 миллионов в неделю».

Но что такое даже 15 миллионов, когда только для медиков на пике кризиса требовалось 40? 

 

В итоге страна закупала и закупает почти все у самоотверженных китайских производителей (авиаперевозки заказывает у российской компании «Волга-Днепр»): как пишет Le Monde, по «беспрецедентному воздушному мосту» с середины апреля до конца июня во Францию будет поставлено 2,25 млрд масок.

Макрон, совместно с Меркель, уже заявил о том, что в дальнейшем Европа должна обеспечить себе запас защитных материалов, чтобы «ни от кого» не зависеть. Но это заявление было сделано 18 мая. И от заявлений до их исполнения предстоит долгий, многотрудный и непредсказуемый путь по бюрократическим инстанциям Европы.

А маски были нужны вчера и все еще нужны сегодня.

«Никто не думал о масках»

Этой проблемы могло не быть, если бы не последовательные действия (и бездействие?) властей в течение как минимум десяти последних лет. При этом за последние три года ситуация только усугубилась. По крайней мере, только такой вывод можно сделать из расследований нескольких ведущих французских СМИ: Le Monde, Le Figaro, Libération, Mediapart…

Президент в том же интервью BFMTV отметил, что «в начале марта, а тем более, в феврале или в январе никто не говорил о масках, потому что мы никогда не думали, что будем обязаны ограничить их распределение — только среди медиков».

Фабрис Льом, обозреватель газеты Le Monde, которого телеканал BFMTV попросил прокомментировать заявление Макрона, ответил так: «Эта фраза, она почти сюрреалистическая. (…). Мы имеем президента, который описывает (вещи), противоположные реальности. И что удивительно, и даже поразительно с его стороны — это то, что эту реальность может констатировать каждый. Каждый француз может констатировать то, что был дефицит масок. Я даже не говорю о медиках, которые, я знаю, взволнованы этим заявлением, (…) Один мне написал, что у него впечатление, будто Эмманюэль Макрон переоделся в Уинстона Смита, героя романа „1984“, который переписывал историю в министерстве правды…».

Фабрис Льом, вместе с другим обозревателем Le Monde Жераром Даве опубликовал большое расследование под названием «У истоков французского санитарного кризиса».

Пятая часть расследования вышла в начале мая под заголовком «2017–2020: как Франция продолжила уничтожать свои запасы масок после начала эпидемии». 2017–2020 — это как раз годы правления президента Макрона.

Власти «совершили тройную ошибку»

По итогам расследования журналисты пришли к выводу о том, что власти, вероятно, «совершили тройную ошибку»: они не только уничтожили большие запасы масок, которые, вероятно, можно было использовать, не только не восстановили уничтоженное, но и не увеличили запасы, что было необходимо, согласно государственной доктрине санитарной безопасности.

По данным газеты, доктрина предусматривает минимальный запас в 1 миллиард масок. Цифра рассчитана, исходя из предположения, что во время пандемии может заразиться до 30% населения (т. е. примерно 20 миллионов человек), и каждому потребуется в среднем по 50 масок, объяснил Бенуа Валле, бывший глава (2013–2018) Генеральной дирекции здравоохранения (DGS).

В начале марта министр здравоохранения Оливье Веран заявил, что доктрина предусматривала снижение этой нормы до 145 миллионов штук, но это не соответствует действительности, цифра оставалась прежней  — 1 миллиард, — пишет Libération в материале «Маски: как правительство лгало, чтобы скрыть фиаско».

20 марта Веран, который был назначен министром только в феврале*, признал упущения в деле подготовки к санитарному кризису, отмечает издание 20 minutes. Выступая в Сенате, министр сказал: «Мы были страной, которая, увы, не была готова с точки зрения масок и защитных материалов». Правда, подчеркнул, что виной тому «решение, принятое девять лет назад».

Как пишет Le Monde, за десять последних лет — с 2009 по 2019 государственные «масочные» запасы были снижены с 2,2 млрд до чуть более чем 100 миллионов штук.

Но когда Макрон назначил свое первое правительство, на складах все еще было 714 миллионов масок. К марту 2020 года осталось 117 миллионов.

Le Monde пишет, что в 2018 году, «из-за недостатка заказов», закрылась последняя французская специализированная фабрика по производству масок в Плентеле (Бретань). В 90-е годы она была «второй в мире» по объему производства, уверяет L'Humanité. Начальник фабрики, Ролан Фанжеа «с горечью» говорит теперь в интервью Le Monde о «бесхозяйственности». В 2017-м предприятие уже «агонизировало», а ведь на нем еще числилось двести работников.

Ну, а когда разразился коронавирусный кризис, «государство призвало Фанжеа поскорее возобновить работу». Пока этого не произошло. Фанжеа негодует: «Тогда (до закрытия фабрики) маска стоила 35 сантимов, а сегодня в Китае это стоит сколько?». 

«Сколько? Как минимум в три раза дороже», — пишет Le Monde.

Что решил Саломон

Как утверждается в расследовании газеты, Эмманюэля Макрона предупреждали о возможных проблемах еще в 2016 году. Делал это… нынешний глава DGS Жером Саломон.

К слову, в марте-апреле-мае 2020-го лицо этого человека стало известно всей стране — именно он каждый вечер зачитывает статистику: сколько людей во Франции за последние сутки заболело коронавирусом, сколько выздоровело, сколько умерло… 

Тогда занимавший должность помощника министра здравоохранения, Саломон написал без пяти минут кандидату в президенты Макрону 05.09.2016 — журналисты Le Monde отыскали это послание в «MacronLeaks». В письме якобы говорится о том, что возможность «возникновения масштабного естественного события с воздействием на большое количество людей, значительным материальным, финансовым и имиджевым ущербом» должна быть «серьезно рассмотрена и предвосхищена». «Франция не готова», — якобы предупреждал Саломон.

К слову, по профессии он  — инфекционист. Что помешало ему самому, заняв пост главы DGS (т. е. фактически второго человека в Минздраве) еще в январе 2018-го, позаботиться хотя бы о создании масочного НЗ? На этот вопрос пока нет ответа, господин Саломон не дал комментария Le Monde.

Министр здравоохранения Оливье Веран (слева), президент Макрон и глава Генеральной дирекции здравоохранения Жером Саломон. 03.03.2020. Париж.
Министр здравоохранения Оливье Веран (слева), президент Макрон и глава Генеральной дирекции здравоохранения Жером Саломон. 03.03.2020. Париж. AFP - BERTRAND GUAY

«В феврале, когда коронавирус уже распространялся по Франции, государственные запасы масок практически иссякли. Эта ситуация не помешала Жерому Саломону, главе DGS, с апломбом заверить, что никакого дефицита не следует опасаться», — пишет Libération.

Бывший министр здравоохранения (май 2017-февраль 2020) Аньес Бюзен пообещала Le Monde ответить на вопросы после кризиса, когда о нем можно будет иметь «более ясное представление».

Огонь негодования

А неназванные «советники премьер-министра Эдуара Филиппа» рассказали о том, как «гнев соперничал (в них) с изумлением», когда в конце марта они обнаружили, что в течение нескольких недель «миллионы масок из государственных резервов, из которых значительная часть оставалась, вероятно, пригодна к использованию, были сознательно сожжены». И это — в самый разгар кризиса Covid-19, когда врачи уже начали подавать в суд на государство из-за нехватки защитных материалов.

Дело наверняка не в злонамеренности: еще в 2017 году упомянутый выше Бенуа Валле (глава DGS) предписал своему подчиненному — тогдашнему главе Национального агентства общественного здравоохранения (Santé publique France)** Франсуа Бурдийону начать проверку хранящихся на складах масок на предмет их пригодности. В 2018-м начали проверку, которая выявила, что почти все запасы, «кроме 100 миллионов, тоже подходивших к окончанию срока», были непригодны, говорит Франсуа Бурдийон.

Его бывший начальник Валле утверждает другое: большую часть масок можно было использовать. Но их, в основном, сожгли.

Тем не менее, кое-что удалось спасти. «Когда вы находите эти устаревшие (маски) зимой-весной 2020-го, вы можете сказать себе, что это, вероятно, абсурдно — их уничтожать…», — цитирует Le Figaro премьер-министра Эдуара Филиппа, который рассказал, что в результате спасли 75 миллионов штук.

На другом складе удалось спасти 85 миллионов, — они, правда, по словам премьера, уже не могли использоваться как хирургические, но оказались пригодны как «маски для широкой публики» (к слову, во французских аптеках сейчас продают даже и многоразовые маски «ширпотреба» — потому что лучше такие, чем ничего: утверждается, что их защитная способность — 85%).

Но даже если не брать их в расчет, 75 миллионов — это такое количество, какое французские производители, даже после «стахановского» призыва президента Макрона, работая круглые сутки, могли выпустить только за пять недель. Что уж говорить про 2,2 миллиарда штук, которые были на складах десять лет назад.

Сначала власти заявляли, что маски носить не нужно. Потом позиция изменилась. Правда, и масок в стране стало гораздо больше.
Сначала власти заявляли, что маски носить не нужно. Потом позиция изменилась. Правда, и масок в стране стало гораздо больше. REUTERS - Gonzalo Fuentes

Маски нужны всем

Помимо макроновской фразы о том, что Франция «не столкнулась с отсутствием масок», пресса и оппозиция ставят властям в вину заявления, которые делались в начале эпидемии: о том, что маски нужны только врачам и больным, а для «широкой публики» они необязательны, и, может быть, даже вредны (потому что их использование снижает «бдительность»). 

Премьер-министр Эдуар Филипп в апреле признал, что это была ошибочная позиция, но подчеркнул: такие советы давали медицинские эксперты, которые сами же потом и изменили мнение.***

Теперь все резко изменилось, и за появление без маски в общественном транспорте во Франции штрафуют.

Но какими бы ни были причины заявлений властей, ни в марте, ни в апреле они в любом случае не могли обеспечить масками 67 миллионов сограждан. Если уж даже врачам не вполне хватало: «к концу марта, когда эпидемия была на пике, и медикам требовалось 40 миллионов масок в неделю, министерство здравоохранения смогло выдать (им) 69 миллионов штук за восемь недель», — пишет Libération.

К слову, аптекам разрешили снова продавать маски «населению» только в конце апреля.

Конечно, не надо забывать о том, что французские власти оказались примерно так же подготовлены к коронавирусному кризису, как и власти большинства стран мира. И тут прав Эмманюэль Макрон, заявивший журналистам BFMTV: «Когда я смотрю вокруг нас: никто не был готов! Никто!» (за исключением «некоторых стран юго-восточной Азии», так как они недавно  «пережили очень тяжелые пандемии»).

Но все-таки зачем следовало вводить людей в заблуждение, не лучше ли было предупредить их о том, что масок хоть и нет, но они нужны? (Или сказать: мы не знаем),  — настаивают те, кто критикует Макрона и правительство.

Их настойчивость нельзя признать безосновательной. 

А переизбираться Макрон ведь наверняка захочет во Франции, а не в юго-восточной Азии.

 

* Из-за того что прежнего министра, Аньес Бюзен «бросили» на завоевание мэрии Парижа вместо выбывшего из-за скандала г-на Гриво.

** Чтобы вы не запутались, отмечу: Национальное агентство общественного здравоохранения стоит в иерархии французской системы здравоохранения ниже Генеральной дирекции здравоохранения (DGS), DGS — ниже Министерства здравоохранения. Хотя и агентство, и дирекция входят в структуру Минздрава. Есть еще несколько ведомств, но не буду перегружать вас лишней информацией.

*** Такие заявления делали, например, в ВОЗ.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.