Перейти к основному контенту

«Живые» семена возвращаются: во Франции защитники биоразнообразия одержали первую победу

Во Франции из 18 миллионов гектаров сельскохозяйственных культур крестьянские сорта занимают только 2000 гектаров, что составляет 0,01% этих земель.
Во Франции из 18 миллионов гектаров сельскохозяйственных культур крестьянские сорта занимают только 2000 гектаров, что составляет 0,01% этих земель. © DR

Французские садоводы-любители добились права не покупать семена Monsanto и других международных корпораций, а сеять «живые» семена, полученные от собственного урожая. 11 июня во Франции был принят закон, разрешающий свободную продажу «крестьянских» семян. Русская служба RFI решила разобраться, что это такое и почему защитники биоразнообразия называют новый закон своей победой.

Реклама

Какие семена бросает в землю сеятель на знаменитой картине Ван Гога? Вряд ли нам удастся узнать, рожь или пшеницу решил вырастить вдохновивший художника персонаж, но в одном мы можем быть уверены — речь идет о «живых» семенах. За десять тысяч лет до нашей эры человек понял, что можно сохранять часть предыдущего урожая, чтобы вновь засеять поле ближе к осени.

Вплоть до двадцатого столетия воспроизводство растительных культур продолжалось при помощи того же процесса, увековеченного в Библии — «да произрастит земля зелень, траву, сеющую семя». Традиционный сельскохозяйственный процесс изменился во второй половине XX века, когда агропромышленные предприятия научились выращивать новый тип семян. Гибридные семена, полученные в лаборатории, рентабельны и успешно противостоят паразитам и болезням. Однако от «живых» они отличаются полной стерильностью — из полученного из таких семян урожая бесполезно сохранять часть на посев, это зерно не даст новых всходов, а современному фермеру приходится заново покупать семенной материал каждое лето.

Сорта-нелегалы

Все началось в XIX веке, когда система выведения и селекции пород домашних животных, в частности, лошадей и собак, привела фермеров к мысли применить ее и к культурным растениям. В Европе появилась новая отрасль сельского хозяйства — семеноводство. Специалисты, работавшие в ней, стали выводить гибриды с определенными полезными характеристиками — например, стойкостью к засухе, высокой урожайностью или умением не поддаваться тем или иным паразитам. Фермеры охотно покупали эти семена, и новые культуры постепенно распространились на весь континент, а затем и за его пределы.

Параллельно развивалась и юридическая система, гарантировавшая качество семян и защищавшая покупателей и продавцов от подделок. Во Франции первый закон, поддерживающий деятельность службы борьбы с контрафактной продукцией в области сельского хозяйства, вышел в 1905 году, а уже в 1932 был создан «Каталог сортов культурных растений». Указанные в нем сорта получили право на существование в профессиональных хозяйствах и на рынке, и только они. Крестьяне были вынуждены обращаться к официально зарегистрированным семеноводческим фирмам. Европейский каталог был создан в 1970 году. До июня 2020 года те же ограничения касались и любительских садов и огородов. Посев незарегистрированных сортов съедобных растений был запрещен, а за соблюдением закона строго следила та же служба борьбы с контрафактами.

Использование «крестьянских», как их называли, или «традиционных» сортов, способных к воспроизводству и не похожих один на другой, теоретически оставалось возможным, но только при условии прохождения гомологизации. Однако крестьяне постепенно отступили перед слишком долгим и дорогим процессом включения сортов в каталог, отказываясь от возможности использования собственных семян и покупая гибридные патентованные семена у официально зарегистрированных семеноводческих компаний.

Так, к 1980 году практически исчезли сорта местной французской пшеницы, уступив место гибриду английских и крымского сортов с неокультуренными сортами. Отныне подавляющее большинство старинных сортов существует только в холодильниках центра генетических ресурсов в Клермон-Ферране и на небольшом количестве ферм.

Во Франции из 18 миллионов гектаров сельскохозяйственных культур крестьянские сорта занимают только 2000 гектаров, что составляет 0,01% этих земель. В мире четыре международные компании контролируют 50% рынка семян.

«Спасем крестьянские сорта» 

Защитники старинных сортов, понимая, что не только фермеры, но и агрономы лишаются генетических ресурсов для обновления биологического разнообразия, стали высказывать озабоченность уже в самом начале процесса индустриализации сельского хозяйства. В 1992 была создана специальная Конвенция ООН для защиты биологического разнообразия, а вскоре и в европейском законодательстве появилось понятие «сорта, подлежащие сохранению». В 1990-е годы активисты в разных странах мира стали раздавать и обмениваться «живыми» семенами, в 2003 году во Франции возникла сеть Semences Paysannes («Крестьянские семена»), в 2004 петиция «Спасем крестьянские сорта» получила 50 000 подписей, а сети «сопротивления» постепенно начали получать поддержку ученых.

Управление генетическим наследием планеты и бесплатное пользованием им — неотъемлемое право каждого человека, который работает на земле,, утверждают активисты. На практике дело обстоит иначе. Пользуясь гибридными стерильными семенами, защищенными патентами, фермеры вынуждены ежегодно покупать их заново, для посева.

Французская ассоциация Kokopelli, существующая с 1999 года, — один из главных защитников традиционных семян во Франции. Ради сохранения биологического разнообразия она распространяет «живые» семена среди фермерских хозяйств. В зависимости от сезона, ассоциация располагает семенами от 2000 до 2500 сортов фруктов, овощей и злаковых культур.

Ассоциация Kokopelli собирает и распространяет семена, не входящие в каталог разрешенных сортов.
Ассоциация Kokopelli собирает и распространяет семена, не входящие в каталог разрешенных сортов. RFI/David Baché

Президент ассоциации Ананда Гийе считает, что новый закон является победой, несмотря на то, что активисты и до его принятия распространяли традиционные семена. В этом смысле в их практике ничего не изменилось.

Однако, разрешая продажу таких семян, новое законодательство легализует часть деятельности Kokopelli. До сих пор ассоциация неоднократно оказывалась под судом за «контрафактную продукцию», поскольку распространяемые ею семена не входят в каталог разрешенных сортов. «Мы проигрывали и все равно будем продолжать проигрывать суды, — рассказал Русской службе RFI глава Kokopelli, — ведь закон разрешил пользоваться традиционными семенами только любителям. Профессиональные фермерские хозяйства по-прежнему не имеют на это права. Мы выиграли битву, а не войну. И мы все равно будем продолжать действовать, как прежде, поставлять семена сотням профессиональных хозяйств. Если закон последует за нашим движением, хорошо. Если нет — будем действовать за его пределами».

Kokopelli считает, что решение проблемы придет «снизу», от самих фермеров, и что общественное мнение должно глубже осознать необходимость решительных действий для защиты биологического разнообразия. «Никто не говорит — я хочу есть ГМО-продукты или продукты, выращенные на пестицидах, но сельское хозяйство так и не изменилось со времени начала его индустриализации. Прошло полтора века, и все становится только хуже — молекулы химических веществ все опаснее, семена все стерильнее», — продолжает Ананда Гийе. 

«Самое страшное, что произошло с тех пор, как крестьяне потеряли возможность сеять семена собственного урожая, а природное наследие оказалось частной запатентованной собственностью, — это разрыв между производством растительных культур и их воспроизводством, — утверждает глава Kokopelli. — В наше время одни люди производят, а другие держат под контролем воспроизводство. Мы стараемся заново их объединить. И если для этого необходимо неповиновение закону, то мы идем на это».

Главными противниками позитивных перемен он считает лобби агропромышленных корпораций, в первую очередь, на европейском уровне. Через несколько дней после публикации во Франции текста закона, Европейская комиссия опубликовала заключение, в котором потребовала соблюдения прежних норм и подчинения европейским директивам. В документе не объясняется причина подобного решения.

В 2016 году французские депутаты уже проголосовали за разрешение, обмениваться и продавать не входящими в каталог семенами, которое получали непрофессиональные ассоциации. Однако в том же году Конституционный совет отменил это решение как нарушающее равенство между профессионалами и любителями. В 2018 году парламент снова попытался легализировать продажу традиционных семян. Депутаты проголосовали за соответствующую поправку к закону о сельскохозяйственных системах и общественном питании. Ее также отменил Конституционный совет, сославшись на отсутствие связи поправки с основным законом.

Несмотря на нынешнее противодействие Брюсселя, французский закон, который успел пройти утверждение, будет применяться на территории страны. Единственное, что может этому воспрепятствовать — решение Суда Европейского союза. При условии, что Еврокомиссия решит начать судебный процесс.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.