Перейти к основному контенту

Осторожно, съемки полиции! Почему во Франции протестуют против закона о безопасности

На акции протеста в Нанте. 17.11.2020
На акции протеста в Нанте. 17.11.2020 REUTERS - STEPHANE MAHE

Разбитые витрины, 33 человека задержаны, десять ранены — краткий итог прошедшей в Париже, у здания Нацсобрания, манифестации против закона о «глобальной безопасности». Итог вечера подвела в среду 18 ноября префектура полиции Парижа, объявившая также, что девять из десяти раненых — полицейские. Что касается законопроекта, который как раз в этот день, 17 ноября, начала рассматривать нижняя палата, то самой его известной мерой является запрет на фотографирование сотрудников правопорядка — иначе до 1 года тюрьмы.

Реклама

Манифестации прошли и в других крупных городах — Ренн, Лион, Бордо, Тулуза, Марсель, Гренобль…

В Париже акция началась на маленькой площади Эдуара Эррио у парламента — по призыву журналистских профсоюзов и правозащитных организаций, включая Amnesty International и Лигу прав человека (LDH). «За свободу информировать и получать информацию! За свободу слова и против репрессивного закона!», — призывала людей на митинг «Международная амнистия».

Самой значительной «репрессивной» мерой законопроекта, который представила парламенту президентская партия «Вперед, Республика!» совместно с союзниками из «конструктивной правой» фракции Agir, критики называют статью 24.

Как раз она предусматривает до 1 года тюрьмы и до 45 тысяч евро штрафа за распространение «изображения лица или любого другого элемента идентификации» полицейского или жандарма, снятого в ходе выполнения им служебных обязанностей, с целью «нанести ущерб его физической или психической неприкосновенности».

«Чрезвычайную озабоченность» по поводу этой меры уже высказала и главный французский омбудсмен (Défenseur des droits) Клэр Эдон и Управление Верховного комиссара ООН по правам человека, куда обратилась с запросом LDH...

Противников нового закона в Париже в этот вечер собралось несколько тысяч, и эта большая толпа логично перетекла с маленькой площади на соседний большой бульвар Сен-Жермен. 

Протесты против «репрессивного закона» закончились примерно через пять часов после начала — полиция применила слезоточивый газ и водометы в ответ на действия погромщиков. Досталось и журналистам. Пока полицейских можно было снимать, но что будет после принятия закона?

AFP цитирует пришедшего на манифестацию в Бордо Антуана Будине — в 2018 году на акции желтых жилетов он лишился правой кисти после разрыва полицейской гранаты. «Продолжайте снимать полицию и распространять изображения. Если бы не было видео, никто бы не узнал, что со мной случилось», — сказал Антуан, который придя на ту злополучную манифестацию в 2018-м «просто посмотреть», после случившегося сначала стал активным участником протестов ЖЖ, а этим летом получил легальный политический статус, избравшись в муниципальный совет Бордо.

Позиция властей

На следующее утро после манифестаций противников закона министр внутренних дел Жеральд Дарманен осудил «недопустимое насилие», в ходе которого «были атакованы магазины, а полицейские получили камнями в голову». «В то время как представители народа (депутаты — Прим. Ред.) собирались легитимно обсудить текст закона, на представителей нации было оказано давление, чтобы не дать им обсудить (закон) свободно», — сказал министр в эфире радио Europe 1. И заверил, что после принятия документа граждане по-прежнему «смогут снимать полицейские операции».

Жан-Мишель Фоверг, один из двух докладчиков, готовивших законопроект, депутат президентской партии «Вперед, Республика!» и бывший глава полицейского спецназа RAID, заявляет, что ст. 24 нужна лишь для того, чтобы ограничить «бесконтрольное» распространение изображений сотрудников правопорядка — ради их безопасности.

«Полицейские и жандармы работают с открытыми лицами, и мы должны защитить их», когда они становятся жертвами кампаний в социальных сетях, заявила в эфире France Info другая докладчица по законопроекту, депутат той же президентской партии Алис Туро. «Речь ни в коем случае не идет о том, чтобы помешать журналистам работать, или покуситься на их право информировать граждан», — заверила госпожа депутат.

Как совместить две меры — с одной стороны запретить распространять изображения полицейских, а с другой — не помешать работе журналистов, пока не совсем понятно. (При этом ведь статья 24 предусматривает внесение изменений как раз в закон о свободе прессы).

Уточнения и поправки еще будут: после Национального собрания документ рассмотрят в Сенате, а наиболее спорные статьи могут быть отдельно обсуждены на состоящей из семи депутатов и семи сенаторов «смешанной паритетной комиссии».

Уже сейчас депутаты предложили к законопроекту около 1300 поправок. Активнее всего «репрессивный закон» критикует левая и «экологическая» оппозиция, а правая и ультраправая скорее склонна его поддержать, разве что требуя ужесточения. 

Другие примечательные меры

Еще одна «репрессивная мера», предусмотренная законом о «глобальной безопасности» и активно оспариваемая правозащитниками — содержится в статье 22. В ней говорится об использовании сотрудниками правопорядка «камер, установленных на летательные аппараты» (например, дроны). Люди, которых снимают камеры, должны об этом предупреждаться, но только не в случаях «когда обстоятельства это запрещают или (это) вступает в противоречие с преследуемыми (полицией и жандармами — Прим. Ред.) целями», говорится в ст. 22.

В статье 21 содержится мера, которая должна снять с полицейских и жандармов еще одно ограничение — запрет на доступ к изображениям, сделанным портативным видеорегистраторам, прикрепленным к их обмундированию.

Документ предусматривает и значительное расширение полномочий муниципальной полиции. Кроме того, он должен позволить создать муниципальную полицию в Париже (который до сих пор является в этом смысле исключением).

Планируется законом и лишить права на смягчение наказания тех, кто осужден за насилие или угрозы в адрес выборных должностных лиц, военных, полицейских, жандармов и сотрудников экстренных служб.

Есть в законопроекте и разрешение на то, чтобы полицейские и жандармы могли сохранять при себе оружие в нерабочее время — если они посещают «места общественного назначения» («учреждения, принимающие публику»). Специализированный журнал Le Pandore et la Gendarmerie отмечает, что эта мера предусмотрена для того, чтобы сотрудник имел возможность эффективно действовать в случае теракта.

Должны быть облегчены и условия использования оружия для военных, патрулирующих французские города в рамках антитеррористической операции «Часовой» (Sentinelle).

А вот запрет на продажу и использование «непрофессионалами» «пушек для фейерверков» (mortiers d’artifice) должен защитить, в первую очередь, полицейских и жандармов, работающих на акциях протеста — нередко из этих орудий по ним стреляют «погромщики». Теперь за такое власти планируют наказывать на срок от 6 месяцев до 1 года тюрьмы.

О том, как будет развиваться история принятия этого «взрывоопасного» во многих отношениях закона, русская служба RFI еще расскажет по мере поступления важных новостей.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.