Перейти к основному контенту

Эксперт о фейках вокруг пандемии: «В одной Франции миллионы людей под влиянием теорий заговора»

В Conspiracy Watch оценивают число адептов теорий заговора в миллионы человек в одной только Франции
В Conspiracy Watch оценивают число адептов теорий заговора в миллионы человек в одной только Франции Alberto PIZZOLI / AFP

11 ноября во Франции вышел фильм о пандемии коронавируса под названием Hold up, который вызвал огромный ажиотаж и собрал миллионы просмотров в интернете. Его создатели обещают рассказать «тайную историю» эпидемии. По сути — это сборник основных теорий заговора о пандемии. О том, почему санитарные кризисы вызывают всплеск фейков и теорий заговора, кто их распространяет и как с этим бороться — мы поговорили с основателем французского экспертного портала по отслеживанию таких теорий Conspiracy Watch Рюди Райштадтом.

Реклама

RFI: Всегда ли во время пандемий распространяется множество фейков и теорий заговора? Или нынешняя пандемия ковида в этом смысле особенная?

Рюди Райштадт: Если вспомнить Средневековье, в XIV веке эпидемия чумы уничтожила около трети населения Европы. Эпидемия сопровождалась масштабными еврейскими погромами и преследованиями прокаженных. За этим стояла идея, что евреи и прокаженные намеренно отравляли колодцы. Миф об отравлении колодцев, как видите, не новый, он не связан с интернетом. Большие эпидемии холеры в XIX веке сопровождались теориями заговора о том, что народ отравляет аристократия. Если взять более близкий нам пример — СПИД — в 1980-х появились теории заговора, которые раздувало КГБ. Советские спецслужбы не выдумали сами слухи, но поддерживали и раздували их: это все подробно задокументировано. Теории заговора существовали вокруг вируса Зика, Эбола.

Десять лет назад, в 2009–2010 годах, они появились вокруг вируса гриппа H1N1. Те теории заговора близки нынешним, связанным с пандемией ковида. Тогда распространялись идеи о том, что правительства будут запирать людей в лагерях. Эту же идею можно найти в фильме Hold up. Другая идея — о том, что вакцинация станет обязательной (в 2009 году этого не случилось), и людям без их ведома введут электронные чипы типа RFID. Сейчас больше говорят о нано-чипах. Такая технология существует. Но теория о том, что вакцинация послужит поводом для чипирования людей без их ведома, чтобы установить за ними контроль, — это полнейшая выдумка. Другая идея — о том, что вирус был создан в лаборатории как биологическое оружие, чтобы уничтожить часть человечества или запустить масштабную кампанию вакцинации с целью обогащения фармацевтической промышленности.

Возможно ли найти первоисточник теорий заговора?

Очень сложно найти источник слухов, они появляются довольно спонтанно. Трудно найти «нулевого пациента» слухов. Но другое дело — кто их раздувает. Это могут быть политические игроки, иногда государства, первые лица. Такое довольно просто задокументировать. В марте глава китайской дипломатии распространил теорию заговора, предположив, что вирус является американским оружием, которое было тайно внедрено на китайскую территорию, чтобы навредить Китаю, китайской экономике.

Можно даже назвать точную дату теорий заговора, связанных с пандемией. Это началось 20 января 2020 года. В этот день китайские власти признали, что новый коронавирус передается от человека к человеку. Тогда в социальных сетях мы начали фиксировать несколько основных теорий заговора: что это биологическое оружие, или проект ЦРУ, или план по уничтожению части человечества, или план, чтобы навредить Китаю, или план самого китайского правительства, чтобы уменьшить собственное население, или заговор «большой фармы», чтобы нажиться на вакцине. Все это уже появилось с 20 января.

Помимо блогеров и псевдоэкспертов, кто способствует распространению этих идей? Способствовали ли этому такие политики как, например, Дональд Трамп, Жаир Болсонару?

Трамп и Болсонару были «приемниками» этих идей, играли с ними. В случае Трампа — это идея об эффективности хлорохина против коронавируса. В начале эпидемии они преуменьшали опасность вируса. Болсонару говорил, что новый вирус не страшнее небольшого гриппа. Дональд Трамп и его окружение говорили о вирусе как о «китайском» и выдвигали гипотезу о том, что вирус вышел из лаборатории в Ухане. Это не абсурдный и не бредовый тезис, но не самый правдоподобный, не хватает доказательств, есть контраргументы. Здесь нужно расследование. Хотя в Китае с этим сложно, там нет демократии, там несвободная пресса, и легитимно ставить под вопрос правдивость того, что утверждают власти.

Если человек верит в одну теорию заговора, он обязательно поверит и в другие?

Мы знаем, что верование в одни теории заговора делает вас более «доступным» для следующих. Это довольно хорошо установлено исследованиями в частности в области социальной психологии. То есть понижается порог восприимчивости, когда вы уже верите в теории об 11 сентября, высадке на Луну и так далее.

Есть люди, которые вообще не были к этому склонны, но на фоне нынешнего кризиса по целому ряду психологических причин нуждаются в успокоении, утешении, найти смысл этого всего, испытывают тревожность. По всем этим причинам они могут поверить в теории заговора вокруг ковида, а потом — из-за способности их воспринимать — поверят и в другие. А что касается тех, кто уже верил в теории заговора, они почти немедленно примкнули и к этим.

Можно ли оценить число сторонников теорий заговора?

Это, вероятно, миллионы человек. Мы провели три больших исследования общественного мнения о влиянии воображаемого, связанного с теориями заговора, на французское общество. Мы их проводили с декабря 2017 по март 2020 года. То, что мы установили, и что соответствует результатам других исследований, центров и исследовательских команд в других странах, это то, что теории заговора пронизывают наше общество.

И это не меньшинство экстремистов, это не 1–2% населения. Наши опросы показали, что от 20 до 25% людей являются сторонниками минимум пяти теорий заговора. Каждый пятый во Франции — это больше 10 миллионов человек. Минимум в одну теорию заговора верят почти восемь человек из десяти. Тот же набор вопросов мы в прошлом году задавали респондентам в Германии, Англии и США. Оказалось, что в определенные теории верят меньше или больше в зависимости от страны. Но общие показатели очень даже сравнимы.

Но многое может меняться в зависимости от формулировок вопросов, от периода, когда проводится опрос. Данные опросов — это не какое-то откровение. Но это дает нам некие представления. Приведу пример. В одном из наших исследований мы задали вопрос «Возможно ли, что Земля плоская, а не шарообразная, как нам говорят со школы?». То есть это не утверждение «Земля — плоская». Мы подумали, что, если бы сформулировали это как утверждение, с ним бы согласились 0–2%, и эти цифры сложно будет анализировать. Поэтому мы сформулировали это в виде вопроса «Возможно ли что…?». И на этот вопрос утвердительно ответили 9% респондентов (кажется, 2% совершенно согласны и 7% скорее согласны). Но эта цифра — не самое интересное. Самое интересное — посмотреть, как эти 9% распределяются по политическим взглядам, по социально-экономическим категориям, по возрасту. Возраст — это очень интересно. Среди людей младше 24 лет утвердительно ответили 18%. Среди людей старше 65 лет утвердительно ответили 3%.

О чем говорит такая разница?

Здесь много гипотез. Можно предположить, что у молодых людей ниже уровень образования просто потому, что они еще не закончили учебу. Далее — теории заговора в целом обрушиваются на «авторитеты» — науку, государство, прессу. В теориях заговора есть такой момент «выхода за пределы». И одна из гипотез заключается в том, что, когда человек молодой, находится в поисках идентичности, проводит разные эксперименты с одеждой, волосами, он отрицает авторитеты, слова взрослых. Такое состояние очень совместимо с теориями заговора.

Еще версия — способы получения информации. И ей мы отдаем приоритет. Молодые люди в основном получают информацию из соцсетей и на видеоплатформах. Мы знаем, что есть корреляция между получением информации в основном из соцсетей и теориями заговора. Люди, которые получают информацию из СМИ, в том числе интернет-СМИ в меньшей мере этому подвержены, чем в среднем.

Мы сейчас видим, что в фейсбуке существуют группы плоскоземельщиков. И это не пародийные группы, не шутки, а именно люди, которые действительно верят, что Земля плоская. В них нет миллионов участников, только по нескольку тысяч максимум. Это не так много. Но десять лет назад таких групп не было совсем. А сейчас — это тема. Сейчас есть глобальное сообщество плоскоземельщиков, которые ежегодно встречаются, устраивают конференции. Это все люди из интернета, у них нет прямых связей c американским «Обществом плоской Земли», которое в свое время инициировали христианские фундаменталисты. Это не из-за влияния «Общества плоской Земли». Это из-за ютьюба. Целый ряд ютьюб-блогеров, которые поддерживают теории заговора, дошли до идеи, что Земля плоская. И даже у плоскоземельщиков есть аргументы! Если вы не подготовлены, они могут вас смутить. Они, например, объясняют, что в Антарктиду могут поехать только ученые, потому что от нас ее скрывают, это заговор — чтобы мы не увидели, что Антарктида — это не южный полюс, а барьер, окружающий диск, на котором мы все находимся.

Можно ли бороться с этими верованиями? И если возможно, то как?

Конечно, возможно. Это образование, в том числе в сфере медиа и информации, обучение научной дисциплине, научному методу, критическом подходу, должен быть уровень культуры в сфере истории, литературы. Это то, что окажет сопротивление различным верованиям, в том числе верованиям в теории заговора.

В первую очередь надо перестать считать, что все это не важно, не страшно, прекратить проявлять терпимость и снисходительность, вечно находить оправдания адептам теорий заговора и тем, кто распространяет эти идеи, а это опасные идеи. Эти идеи — угроза системе здравоохранения, демократии, они могут иметь очень плачевные последствия. В теориях заговора всегда назначается «козел отпущения», они всегда обвинительные и клеветнические, без доказательств.

Нужно ли преследовать за это по закону? Это самый деликатный и сложный момент. Мы не выступаем за закон против теорий заговора. Нам кажется, что это было бы контрпродуктивным, это было бы самым ленивым способом борьбы. Мы предпочитаем работу по деконструкции, неутомимой критике, контраргументации, упорство в аргументации. Но одновременно с этим не стоит дрожать перед идеей изменения закона. Демократия предоставляет такую возможность. И мы выступаем за то, чтобы позволить профильным НКО подавать в суд — как это уже позволено другим ассоциациями. Нам кажется, что люди, которые играют с такими идеями безответственным образом, должны нести ответственность.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.