ИНТЕРВЬЮ

Рауль Делькорд: «Французский язык – важный инструмент мировой дипломатии»

Бельгийский дипломат, автор книг «Слова дипломатии», «Бельгийские дипломаты», «Дипломатия прошлого и будущего».
Бельгийский дипломат, автор книг «Слова дипломатии», «Бельгийские дипломаты», «Дипломатия прошлого и будущего». © twitter

20 марта 300 миллионов человек на пяти континентах отмечают Международный день Франкофонии. Эта дата стала официальным праздником французского языка в 1988 году решением Международной организацией Франкофонии, которая объединяет 88 государств. По случаю праздника бельгийский дипломат и автор книги «Дипломатия прошлого и будущего» Рауль Делькорд рассказал RFI о том, как французский язык повлиял на мировую дипломатию и какую роль он играет сегодня.

Реклама

RFI: У вас за плечами многолетний дипломатический опыт. Вы были послом Бельгии в Швеции, Польше, Канаде. Вы также являетесь автором множества книг, в частности «Слова дипломатии», «Бельгийские дипломаты», а недавно вышла ваша книга под названием «Дипломатия прошлого и будущего». Начнем с прошлого. Как, на ваш взгляд изменилась роль французского языка в международных отношениях? Ведь известно, что с XVIII века он был основным языком дипломатии.

Рауль Делькорд:  Да, это правда. Долгое время дипломатия считала французский — языком международных отношений. Так было в XVIII, XIX веке и до начала XX. Поворотным моментом стала Парижская конференция 1919 года, когда американская и британская дипломатии сообщили, что больше не владеют французским языком и что переговоры должны вестись в том числе на английском языке. Это не значит, что французский язык сразу же отступил. Он был, остается и, я надеюсь, в будущем будет великим языком, на котором будут говорить в ряде международных организаций, на дипломатических конференциях. Но действительно сегодня есть другой язык, который на нашем жаргоне мы называем «глобиш» — упрощенная версия английского языка, который используется больше французского.

Кстати, в свое время известный британский дипломат Гарольд Николсон называл французский языком «геометрической точности». Можете объяснить, что это за понятие и что эта точность дает дипломатам?

Вы знаете, французский язык дает дипломатам во время переговоров такую точность, которой, по моему убеждению, не существует в английском. По крайней мере, не в такой степени. Один из самых известных примеров, которые мы можем привести, касается резолюции 242 Совета Безопасности ООН, которая призывает Израиль покинуть оккупированные территории. В английском языке говорится об occupied territories, но не уточняется, о каких территориях идет речь. В то время как во французском языке перед словом «территории» ставится партитивный артикль «des», а не определенный артикль «les». Все — в нюансе. Таким образом, одним артиклем французский язык, благодаря своей точности и ясности, четко указывает на то, что речь идет не о всех территориях. Я бы даже сказал, что у французского — юридическая точность, которая подходит международным переговорам. Я надеюсь, что он продолжит широко использоваться в многосторонних переговорах.

Французский язык долгое время был языком многих послов. В XIX веке он был даже рабочим языком османских дипломатов. После стольких лет доминирования в международных отношениях какое влияние французский оказал непосредственно на дипломатическую практику?

Французский — один из официальных языков ООН, ЮНЕСКО, НАТО, ЕС, Совета Европы, Красного Креста и многих других международных организаций. Многие руководители этих организации свободно владеют французским. Это очень важно для того, чтобы обеспечить языку широкое применение. Мы знаем, что председатель Европейского совета, мой соотечественник Шарль Мишель — франкофон, как и глава Европейского центрального банка Кристин Лагард или же Генеральный секретарь ООН Антонио Гутерриш, родной язык которого — португальский, но он свободно владеет французским. Кстати, глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен получила образование в Бельгии и тоже свободно говорит по-французски. У нас столько влиятельных франкофонов в международных организациях, что они способствуют обучению и развитию языка.

Можем ли мы сегодня утверждать, что без французского языка сделать хорошую дипломатическую карьеру невозможно?

Я в этом убежден и поддерживаю моих коллег в его изучении… независимо от того, говорят они на других языках или нет. Разнообразие важно. Речь не идет об оборонительной позиции франкоговорящего дипломата, который пытается защитить свой язык. Нет. Но обучение важно именно во имя разнообразия, а также потому, что французский своей точностью, лексическим составом и синтаксисом может способствовать, как и, безусловно, другие языки, совершенствованию дипломатических переговоров. А что же означает дипломатия — если не искусство переговоров, в которых ключевую роль играет язык.

Вы говорили об английском языке, но сегодня китайский, арабский, русский, испанский — столько языков, если можно так сказать, конкурируют с французским. Можем ли мы утверждать, что французский окончательно уступил лингвистическое лидерство в мире?

Я бы так не сказал. Вы знаете французский и английский — единственные языки, на которых говорят люди на пяти континентах. Они используют его в качестве родного или второго языка. Я также должен заметить, что французский язык очень активно используется в Африке. 60% людей, говорящих каждый день на французском, — африканцы. Благодаря динамичному развитию африканского континента, будь то демографическому или экономическому, у французского языка — великое будущее и он будет широко развиваться в том числе в бизнесе. Многие ошибочно думают, что английский доминирует в деловых кругах, но французский занимает третье место в мире. Таким образом, я не думаю, что французский уступает, но убежден также, что франкоговорящая элита должна мобилизовать свои усилия для того, чтобы этот язык использовался везде, где это возможно.

А каким образом сегодня можно усилить роль французского в международных отношениях?

Я думаю, франкоговорящие дипломаты, каким являюсь и я, имеют своего рода обязательство использовать французский, где это возможно. Важно также делать публикации на французском языке. Я знаю, что английский зарекомендовал себя в области науки, но в сфере дипломатии французский, по моему мнению, должен оставаться важным инструментом. Не забудем также, что он является четвертым языком интернета. Хоть иногда на нем пишут неграмотно, его искажают. Но мы знаем, что сегодня масштабная коммуникация происходит в социальных сетях. Там также фракофоны должны о себе заявить.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями