Эмманюэль Макрон: «Необходимо прояснить место Турции в НАТО»

Эмманюэль Макрон и Реджеп Тайип Эрдоган (архив)
Эмманюэль Макрон и Реджеп Тайип Эрдоган (архив) REUTERS/Ludovic Marin/Pool

С союзниками не поступают так, как поступала Анкара в последние месяцы. С таким заявлением Эмманюэль Макрон выступил в интервью телеканалу France 5, в ходе которого настоял на необходимости «прояснить место Турции в НАТО».

Реклама

«Государственная ложь» и вмешательство в выборы

С Турцией нужно вести диалог, но при этом оставаться непоколебимым. По мнению французского президента, именно такой подход необходим в отношениях с Реджепом Тайипом Эрдоганом, с которым у Парижа имеются «глубокие разногласия». «В отношении союзников не делают того, что сделала Анкара последние месяцы», — заявил Эмманюэль Макрон в интервью телеканалу France 5. Оно вышло в эфир за два дня до саммита НАТО, во вторник, 23 марта, в документальном фильме «Эрдоган, султан, бросающий вызов Европе».

На вопрос журналиста, что делать, когда кто-то нарушает правила, французский президент ответил: «Каждый раз реагировать. Жестко». Эмманюэль Макрон напомнил о действиях Турции в Средиземноморье, которые Париж не только «осудил на словах», но и дал ответ на деле, отправив в восточную часть Средиземного моря свои военные корабли. «Франция оказалась единственной страной, поддержавшей Грецию и Кипр», — подчеркнул французский президент.

При этом он выразил сожаление «снисходительностью» ЕС по отношению к Реджепу Эрдогану: «Мы проделали большую работу, чтобы убедить европейцев в необходимости более жесткой позиции, потому что было проявлено немало снисходительности». Он заявил о необходимости «прояснить место Турции в НАТО», а также «дать понять партнерам, что Турция 2021 года — это не Турция 2015-го».

Говоря о разногласиях с Турцией, французский президент назвал ливийскую проблему «одной из самых серьезных». По его словам, вопреки решениям берлинской конференции, проведенной в январе 2020 года с целью предотвратить эскалацию конфликта в Ливии, Анкара не сдержала слово, отправила туда боевиков и армию. «Необходимо оказать давление на Турцию с целью добиться вывода» ее сил из Ливии, — заявил Эмманюэль Макрон.

При этом французский президент уверен, что с Турцией нужно вести диалог, чтобы она «не повернулась спиной в сторону большего религиозного экстремизма или негативного для нас геополитического выбора». По мнению президента Франции, Анкара остается «важным партнером в области безопасности и в вопросах миграции», хоть и использует это в качестве «инструмента давления». «Мы должны работать с Турцией. Если завтра не будет диалога, они откроют двери, и в Европу прибудут 3 миллиона сирийских беженцев», — продолжил Макрон. При этом он заверил, что никогда не поддавался на шантаж.

В ходе интервью Эмманюэль Макрон коснулся также обвинений в исламофобии, прозвучавших со стороны властей Турции в ответ на его осеннюю речь об «исламистском сепаратизме». Президент полагает, что его высказывания о борьбе с радикальным исламом были искажены, а Франция «представлена как страна, имеющая проблемы с исламом». Французский президент назвал это «политикой государственной лжи», которую «распространили контролируемые Анкарой органы печати», а также «подконтрольные Катару крупные телеканалы».

Лидер Франции также высказался о президентских выборах 2022 года и заявил об угрозе вмешательства в них Турции. В 2017 году Реджеп Тайип Эрдоган призывал турецкую диаспору в Германии голосовать против Ангелы Меркель, а недавно выразил надежду на то, что «Франция поскорее избавится от Макрона», которого он назвал «бременем» для страны.

«Дорогой Тайип!»

Интервью Эмманюэля Макрона было записано 2 марта сразу после онлайн-переговоров между главами Турции и Франции. Они прошли после обмена письмами. «Дорогой Тайип, поговорим», — любезно согласился Макрон в ответ на письмо своего турецкого коллеги, который в конце прошлого года ему желал скорейшего выздоровления от коронавируса. Любезной переписке предшествовали несколько месяцев откровенной враждебности и прямых оскорблений со стороны Эрдогана.

Франция неоднократно выражала недовольство действиями Турции в Средиземном море. Напомним, прошлой весной Анкара начала разведку шельфа в греческих территориальных водах, а также бурение на шельфе у кипрских берегов.

После того, как летом Афины привели свои вооруженные силы в боевую готовность, Франция отправила в регион истребители Rafale и фрегат La Fayette, пообещав усилить присутствие в Средиземном море с целью защитить Грецию от турецкой агрессии. На этом фоне французский президент заявил о «смерти мозга» НАТО. Ответом Эрдогана стали слова «о смерти мозга» самого французского президента. О том, что Турция не является партнером в Средиземном море, глава Франции заявил также в сентябре прошлого года и призвал Евросоюз действовать более жестко.

Новое обострение отношений было связано с войной в Нагорном Карабахе. Тогда французский президент сообщил об имевшихся у Парижа доказательствах переброски через территорию Турции сирийских боевиков, которые участвовали в конфликте на стороне Азербайджана. Тогда же президент Турции отметил, что Париж потерял доверие как посредник в урегулировании кризиса, а Макрона назвал «проблемой» для всей Франции.

Напряжение между Турцией и Францией проявилось как в геополитической плоскости, так и в идеологической. Заявления Эмманюэля Макрона о неприемлемости радикального исламизма вызвали бурную реакцию в Анкаре. Президент Турции зашел так далеко, что поставил под сомнение «психическое здоровье» своего французского коллеги.

Встреча 2 марта стала первым прямым диалогом за последние полгода в контексте глубоких дипломатических разногласий. Французская сторона переговорам не дала оценку, но турецкий лидер назвал встречу успешной и подчеркнул, что «дружеские отношения» между двумя странами на протяжении истории «смогли преодолеть множество препятствий».

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями