Во Франции утвердили механизм реституции конфискованных активов зарубежных «клептократов»

В течение 15 лет французские антикоррупционные НКО требовали от властей создания процедуры реституции, напоминая о том, что Францию давно «облюбовали» представители многих авторитарных и коррумпированных режимов как место «вложения» своих преступных доходов.
В течение 15 лет французские антикоррупционные НКО требовали от властей создания процедуры реституции, напоминая о том, что Францию давно «облюбовали» представители многих авторитарных и коррумпированных режимов как место «вложения» своих преступных доходов. REUTERS - Leonhard Foeger

Парламент Франции окончательно принял закон, создающий специальный механизм реституции иностранным государствам имущества и авуаров, конфискованных французским судом у граждан этих стран по делам о коррупции и хищении госсредств. Антикоррупционные НКО почти 15 лет требовали от властей Франции создания такой процедуры для усиления борьбы с легализацией во Франции преступных доходов, получаемых руководителями авторитарных режимов. Новый механизм может быть вскоре задействован в деле сына президента Экваториальной Гвинеи, осужденного во Франции по коррупционному делу..

Реклама

Создание механизма, который позволит возвращать ограбленным странам французское имущество и авуары их казнокрадов и коррупционеров, 20 июля окончательно утвердил французский Сенат. Парламент Франции таким образом конкретизировал одно из положений Конвенции ООН против коррупции, которая вступила в силу еще в 2005 году. Международное соглашение закрепило принцип возвращения пострадавшим странам выведенных за рубеж доходов от коррупционных преступлений.

Теперь «неправомерно нажитое имущество» (biens mal acquis) осужденных во Франции за отмывание или сокрытие преступных доходов, полученных за рубежом от коррупции или хищения бюджетных средств, будет конфисковано не в пользу французского государства, а вернется народу пострадавшей страны.

Министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан назвал новый механизм реституции «конкретным инструментов в борьбе с разрушающим действием коррупции и должностных преступлений».

В течение почти 15 лет французские антикоррупционные НКО Sherpa и Transparency International France требовали от властей создания такой процедуры, постоянно напоминая о том, что Францию давно «облюбовали» представители многих авторитарных и коррумпированных режимов как место «вложения» своих преступных доходов. Еще в 2008 году Sherpa и Transparency International подали во французскую прокуратуру заявления на представителей руководства Габона, Республики Конго и Экваториальной Гвинеи, добившись начала расследования коррупционных преступлений, — напоминает AFP.

Одно из дел находится на заключительной судебной стадии. Это дело Теодорена Обианга, старшего сына президента Экваториальной Гвинеи и вдобавок вице-президента этой страны. Теодоро Нгема Обианг Манге (его полное имя) был еще в 2017 году приговорен во Франции судом первой инстанции по делу о «незаконно нажитом» французском имуществе (роскошный особняк в Париже, парк автомобилей класса люкс и т.д.). Приговор к 3 годам тюрьмы условно, штрафу в 30 миллионов евро и конфискации активов затем подтвердил Апелляционный суд.

28 июля ожидается финальное решение по делу — Кассационного суда. Если высшая судебная инстанция оставит приговор в силе, конфискованное французское имущество Теодорина Обинга (оценочная стоимость — €150 млн) будет продано государством, а полученные средства должны быть возвращены Экваториальной Гвинее по новому механизму реституции.

Согласно закону, принятому 20 июля, такие средства должны поступать на специальный счет министерства иностранных дел Франции. МИД должен вернуть их пострадавшей стране в форме финансирования проектов «сотрудничества и развития» в таких сферах, как здравоохранение, образование и т.п.

Французские парламентарии и дипломаты признают всю сложность и деликатность процедуры реституции средств, нажитых «непосильным (коррупционным) трудом», пострадавшим странам. Ведь, как правило, сами эти страны остаются авторитарными «клептократиями». Например, в той же Экваториальной Гвинее уже в течение 42 лет (с 1979 года) безраздельно правит 79-летний президент Теодоро Обианг Нгема Мбасого, сын которого на днях получит окончательный вердикт французского правосудия по делу об отмывании коррупционных средств.

Как сделать так, чтобы возвращенные стране средства вновь не попали в руки «клептократов»? А с другой стороны, как провести реституцию, дипломатично уважая суверенитет государства с формой правления, мягко говоря, далекой от демократических стандартов? Текст нового французского закона дает лишь общий ориентир — возвращенные средства должны быть потрачены в максимальной степени на нужды населения пострадавших стран *.

AFP отмечает, что отныне Франция пополнила пока весьма небольшой список стран, в которых предусмотрена реституция конфискованных коррупционных средств пострадавшим государствам. Подобные механизмы существуют в США, Великобритании и Швейцарии.

* Формулировка французского закона (букв.): «…подлежат реституции, как можно ближе к населению соответствующего иностранного государства, средства…» (sont restituées, au plus près de la population de l’État étranger concerné, les recettes).

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями