ИСТОРИЯ

Лагерь красных треугольников. 80 лет назад нацисты построили во Франции концлагерь Нацвейлер-Штрутгоф

Лагерные ворота на входе в Нацвейлер-Штрутгоф.
Лагерные ворота на входе в Нацвейлер-Штрутгоф. AFP - PATRICK HERTZOG

80 лет назад неподалеку от Страсбурга был возведен единственный на территории Франции нацистский концентрационный лагерь Нацвейлер-Штрутгоф. Через него прошли 52 тысячи заключенных, в том числе восемь тысяч французов и еще больше польских и советских узников. 22 тысячи из них погибли в газовых камерах, от голода, холода, болезней, избиений и нацистских псевдомедицинских экспериментов. 11 и 12 сентября в мемориальном комплексе рядом с бывшим лагерем прошли памятные церемонии.

Реклама

«Проклятая гора»

Единственный нацистский концлагерь на территории Франции. Самый западный из лагерей Третьего Рейха. Один из самых страшных лагерей смерти и при этом один из наименее известных. До войны здесь находилась небольшая горнолыжная станция. Курорт пользовался популярностью у жителей соседнего Страсбурга. 

После подписания Компьенского перемирия 22 июня 1940 года Эльзас и Мозель были де-факто аннексированы нацистской Германией. В регионе был запрещен французский язык, все административные посты заняли чиновники Третьего Рейха, а местных жителей обязали служить в рядах Вермахта. Французский историк Робер Стигманн (Robert Steegmann) называет этот период в истории региона «ускоренным обращением в нацизм». 

Решение построить концентрационный лагерь на месте горнолыжного курорта было принято после того, как геолог и полковник СС Карл Блумберг осенью 1940 года обнаружил на горе Мон-Луиз месторождение розового гранита. Редкий камень интересовал личного архитектора Гитлера Альберта Шпеера. Добывать гранит решили силами заключенных. В марте 1941 года рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер, один из главных руководителей гитлеровской Германии, распорядился открыть лагерь возле месторождения. Узники Штрутгофа прозвали Мон-Луиз «проклятой горой».

Колючая проволока вокруг лагерных бараков в Нацвейлер-Штрутгофе сохранилась до наших дней.
Колючая проволока вокруг лагерных бараков в Нацвейлер-Штрутгофе сохранилась до наших дней. AFP - PATRICK HERTZOG

Отель на вершине горы, откуда открывался великолепный вид на долину, использовали как здание для командования лагеря. Первые 300 заключенных, немецкие и австрийские коммунисты, прибыли на место 21 и 23 мая 1941 года. Они же и начали лагерную стройку. Бараки возвели прямо на склоне на высоте 800 метров по принципу террас. Окончательно строительство завершилось возведением крематория в октябре 1943 года — у подножия горы. Из 17 бараков до сегодняшнего дня сохранились лишь четыре, в том числе тюрьма и кремационный блок. Остальные были уничтожены в ходе официальной церемонии в 1954 году префектом Эльзаса.

Бараки в концлагере Нацвейлер-Штрутгоф были построены по принципу террас. Их в своей книге «Некрополь» описывает словенский писатель Борис Пахор, бывший узник Штрутгофа.
Бараки в концлагере Нацвейлер-Штрутгоф были построены по принципу террас. Их в своей книге «Некрополь» описывает словенский писатель Борис Пахор, бывший узник Штрутгофа. AFP - PATRICK HERTZOG

Нацвейлер-Штрутгоф стал центром в системе из полусотни вспомогательных лагерей, выросших на обоих берегах Рейна. Этот лагерь выделялся среди других. Во-первых, составом заключенных — большинство из них было политическими: военнопленные антифашисты, коммунисты, участники движения Сопротивления. Лишь 11% депортированных были евреями. Кроме того, в лагере содержались криминальные элементы, переправленные сюда из немецких тюрем, маргиналы, гомосексуалы, цыгане и свидетели Иеговы. Через Штрутгоф прошли представители около 30 национальностей: в первую очередь поляки, русские и французы. «Выживали те, кто был силен физически, имел стальные нервы и те, кому очень повезло», — отмечала в интервью Libération бывшая глава мемориального комплекса CERD (Европейский центр депортированных бойцов Сопротивления), историк Фредерик Но-Дюфур (Frédérique Neau-Dufour). 

Как подчеркивают исследователи, в Штрутгофе все было продумано и организовано самым тщательным образом. «Это промышленная рационализация на службе у террора», — суммирует Фредерик Но-Дюфур. Историк Робер Стигманн, посвятивший исследованию Нацвейлер-Штрутгофа свою докторскую диссертацию, рассказывает, что в лагере было три категории специально выдрессированных эсэсовцами собак. Животных кормили лучше заключенных. Один из бывших узников вспоминал, как ему однажды удалось проникнуть в вольер к собакам и набить карманы сухарями для животных: «Это было невероятно вкусно». 

Выживший в Холокосте Роберт Саломон в мемориале лагеря Штрутхоф 26 апреля 2015
Выживший в Холокосте Роберт Саломон в мемориале лагеря Штрутхоф 26 апреля 2015 REUTERS/Vincent Kessler

 

В сентябре 1944 года главный лагерь был эвакуирован нацистами на фоне приближения союзнической армии к Эльзасу. Заключенных перебросили на другой берег Рейна, где машина смерти продолжила функционировать до ноября 1944 года.

Опыты профессора Хирта

В марте 1945 года в советском журнале «Огонек» была опубликована заметка под названием «Лаборатория смерти в Эльзасе». В ней описывается устройство лагеря, каким его обнаружили союзники после эвакуации.

«В крематорий Нацвейлера попадали не только нетрудоспособные, но и здоровые заключeнные. В то время как первых здесь убивали и отправляли в печь просто в целях истребления, вторые играли роль подопытных кроликов. С первыми расправлялись эсэсовцы, получавшие за каждую "операцию" премию: 2 бутылки шнапса, 300 граммов колбасы и 6 сигарет. Вторых убивали на операционном столе гитлеровский профессор Хирт и его ассистенты», — говорится в этом тексте.  

В августе 1943 года профессор Август Хирт, антрополог и анатом, один из ближайших соратников Генриха Гиммлера, привез в Штрутгоф из лагеря в польском Освенциме 86 еврейских узников, мужчин и женщин. Хирт занимал пост директора Института анатомии Третьего Рейха в Страсбурге и намеревался создать коллекцию скелетов «еврейской расы» прежде, чем она будет полностью уничтожена. Для того, чтобы не испортить скелеты, анатом лично участвовал в обустройстве газовой камеры.

Вход в газовую камеру у подножия горы Мон-Луиз.
Вход в газовую камеру у подножия горы Мон-Луиз. AFP - PATRICK SEEGER

«Опыты» в Нацвейлере проводил не только профессор Хирт. Вместе с ним работали два других врача. Вирусолог Ойген Хааген тестировал разработанную им вакцину против сыпного тифа на заключенных, в результате чего эпидемия распространилась на весь лагерь. Профессор Отто Бикенбах экспериментировал с боевыми отравляющими газами на цыганских узниках. Пепел сожженных жертв использовали в качестве удобрения для цветника на вилле коменданта лагеря Йозефа Крамера, известного своей жестокостью. По словам историка Робера Стигманна, Крамер страстно любил цветы и жил на вилле с бассейном неподалеку от лагеря. Крамер был повешен в декабре 1945 года после судебного процесса, который длился несколько недель. На суде он не высказал ни малейшего сожаления о содеянном. Профессор Хирт покончил с собой в июне 1945 года, Хааген и Бикенбах были приговорены к тюремным срокам и, выйдя на свободу, продолжили заниматься медициной.

«Ночь и туман»

Большинство узников Штрутгофа носили на полосатых серо-синих робах нашивки в виде красных треугольников, обозначавших в системе разноцветных нацистских нашивок политических заключенных. После операции «Nacht und Nebel» («Ночь и туман») — гитлеровской директивы, предписывающей уничтожение всех антинацистских политических активистов — число политзаключенных в Нацвейлер-Штрутгофе возросло в три раза.

«Их звали Жан-Пьер, Наташа и Самюэль, 

Кто-то из них молился Иисусу, кто-то Иегове, а кто-то Вишну, 

Другие вообще не молились, но какая разница, 

Они просто не хотели жить на коленях».

Строки из песни «Ночь и туман» Жана Ферра

«Ночь и туман» — это еще и название песни популярного французского автора и исполнителя Жана Ферра, которую он написал в память об узниках нацистских лагерей. Отец Ферра, еврей из России, в 1942 году погиб в Освенциме.

Что стало с лагерем сегодня

После 1943 года разработку гранитной жилы в Штрутгофе было решено прекратить, а лагерь перепрофилировать под работы для военной промышленности. «Польские и русские узники разбирали здесь на части авиационные двигатели для немецкой авиастроительной компании "Юнкерс", чей завод в Страсбурге был разбомблен», — говорит в интервью Le Figaro французская студентка археологического факультета Страсбургского университета Жюльетт Бранже (Juliette Brangé), которая второй год подряд возглавляет археологическую экспедицию на месте бывшей каменоломни. 

Президент Франции Жак Ширак с одним из бывших узников лагеря Нацвейлер-Штрутгоф в день инаугурации Европейского центра депортированных бойцов Сопротивления, 3 ноября 2005 года.
Президент Франции Жак Ширак с одним из бывших узников лагеря Нацвейлер-Штрутгоф в день инаугурации Европейского центра депортированных бойцов Сопротивления, 3 ноября 2005 года. AFP - PATRICK KOVARIK

Найденные в ходе раскопок предметы — лагерная посуда, монеты, элементы нацистской униформы, противогазы — становятся экспонатами Европейского центра депортированных бойцов Сопротивления (CERD). Центр был открыт президентом Франции Жаком Шираком 3 ноября 2005 года. Ширак стал тогда первым французским президентом, побывавшим с визитом в Нацвейлер-Штрутгоф. Сегодня мемориальный комплекс посещают более 200 тысяч человек ежегодно, более половины посетителей — школьники.

Летом 2018 года молодая сотрудница мемориального комплекса Анна Бернар наклонилась за упавшим в яму поливальным шлангом и обнаружила торчавшую из земли серебряную цепочку. Позже выяснилось, что браслет с гравировкой британских Королевских военно-воздушных сил принадлежал молодому британскому летчику Фредерику Гарольду Габгуду (Frederick Harold Habgood). В 1943 году его самолет был сбит в Отроте, неподалеку от Штрутгофа. Габгуд выжил и некоторое время скрывался, но был пойман Гестапо и отправлен в концлагерь. 31 июля 1944 года Фредерик был повешен в Штрутгофе. Английскому авиатору был 21 год. До августа 2018 года он считался пропавшим без вести.

Цепочку казненного в концлагере 21-летнего британского авиатора Фредерика Гарольда Гапгуда, найденную французскими археологами в ходе раскопок, передали 12 сентября 2021 года его племяннику во время памятной церемонии.
Цепочку казненного в концлагере 21-летнего британского авиатора Фредерика Гарольда Гапгуда, найденную французскими археологами в ходе раскопок, передали 12 сентября 2021 года его племяннику во время памятной церемонии. AFP - FREDERICK FLORIN

12 сентября 2021 года в ходе ежегодной памятной церемонии браслет передали племяннику Фредерика Габгуда. «Забвение смертельно опасно, забыть — значит предать», — заявила во время передачи цепочки госсекретарь при министерстве обороны Франции Женевьев Дарьесек.

«На самой нижней террасе всегда дымит труба». Свидетельство Бориса Пахора

Одним из главных свидетельств о Штрутгофе стала книга словенского писателя Бориса Пахора «Некрополь». Старейший из ныне живущих мировых авторов, 108-летний Борис Пахор прошел через несколько лагерей смерти: Штрутгоф, Дахау, Дора-Миттельбау, Берген-Бельзен. «Некрополь» был написан в 1967 году, но во Франции книгу опубликовали лишь в 1990 году, а в России только в 2011. 

«Подвальное помещение под печью, кладовая, оборудованная простым черным железным лифтом. Это мертвецкая в Нацвейлере. И я вижу, как мы с Толей на носилках вносим Иво, вижу черные железные ручки и толстое серое полотно носилок. Мы подняли Иво и положили на верх кучи. Тогда я представил себе, как длинные клещи сомкнутся на его шее, когда могильщик потянет Иво с нее. Ведь он лежал на куче выступающих ребер, впалых бедер, острых скул и черепов, похожих на боулинговые шары. Только его лицо было выбрито, потому что я где-то раздобыл бритву «Жилетт» и с трудом побрил его запавшие щеки, чтобы хоть так проводить его по-людски. Поэтому на вершине костей, обтянутых желтой кожей, его лицо выглядело как бы помолодевший и просило меня не оставлять его совсем одного среди чужаков, ведь мы были вместе почти все время, еще с бетонной камеры под Оберданковой площадью».
Борис Пахор, «Некрополь».
Словенский писатель Борис Пахор, старейший из ныне живущих авторов, бывший узник концлагеря Нацвейлер-Штрутгоф и автор книги лагерных воспоминаний «Некрополь». 28 июня 2009 года, Триест.
Словенский писатель Борис Пахор, старейший из ныне живущих авторов, бывший узник концлагеря Нацвейлер-Штрутгоф и автор книги лагерных воспоминаний «Некрополь». 28 июня 2009 года, Триест. AFP - GIUSEPPE CACACE

Участник Народно-освободительной армии Югославии Борис Пахор, родившийся в 1913 году в Триесте (тогда Австро-Венгрия), был арестован и депортирован в Штрутгоф в 1943 году. «Фашизм разрушил мою жизнь и мою молодость. Из-за фашизма мне пришлось стать другим человеком. (…) Во время оккупации у нас отняли наш язык, наши школы и весь наш жизненный уклад», — отмечал писатель в интервью бельгийскому фонду Аушвица в августе 2020 года. Родители отправили его учиться в семинарию, чтобы сохранить словенский язык и культуру: семинаристы тайно учились на запрещенном чернорубашечниками языке и разыскивали книги, «как контрабандные сигареты». 

Вспоминая о лагере, Борис Пахор рассказывал, что в Нацвейлер-Штрутгоф в буквальном смысле попадаешь, как в ад: дорога вела к вершине горы, и спускаясь по ней, барак за бараком, посетитель оказывался в нижней и самой страшной точке лагеря: перед печью крематория. «В течение года в Штрутгофе я возил трупы к печам. Я в буквальном смысле попал в страну мертвых», — говорил Пахор.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями