ИНТЕРВЬЮ

Французский эксперт: Променять помощь Франции на российских наемников для Мали было бы рискованно

Министр обороны Мали Садио Камара прошел подготовку в Москве и посетил Россию в июле этого года.
Министр обороны Мали Садио Камара прошел подготовку в Москве и посетил Россию в июле этого года. AFP - MALIK KONATE

13 сентября агентство «Рейтер» со ссылкой на семь источников сообщило о том, что власти Мали готовятся заключить сделку с российской «ЧВК Вагнера». После этого Франция заявила о возможности вывода своих войск из Мали в случае прихода туда вагнеровцев. В интервью RFI французский исследователь и специалист по России Эмманюэль Дрейфус отмечает, что ключевой вопрос в этой ситуации заключается в том, в какой степени власти Мали готовы идти на риск потери помощи Франции в пользу группы наемников, связанной с Кремлем.

Реклама

На вопросы RFI отвечает исследователь Института стратегических исследований Военной школы и специалист по России Эмманюэль Дрейфус.

Франция выразила крайнюю обеспокоенность и заявила о возможности вывода своих войск в случае появления в Мали «ЧВК Вагнера». Какова вероятность заключения такой сделки и как вы оцениваете реакцию Парижа?

Сложно пока что-либо говорить о самой сделке, поскольку помимо информации «Рейтер», ничего больше не известно о том, что она будет из себя представлять. Я не говорю, что соглашения не будет, но мы пока не имеет никакой официальной информации. Что касается обеспокоенности Франции, то мы наблюдаем усиление российского влияния в Африке, в последнее время мы много говорили о Центральноафриканской республике (ЦАР). Мы видим отличия между действиями России, а также усилиями, которые делает Франция в африканском направлении будь то на уровне двусторонних отношений или в рамках ЕС, а также на международном уровне.

Беспокойство вызывает и то, что за этой политикой скрывается человек по имени Евгений Пригожин, который не просто не благосклонен к Западу, но иногда и враждебен, судя по тому, какую кампанию по дезинформации против Франции он развернул на африканском континенте. В 2019 году французские власти открытым текстом обвинили «Вагнер» в провоцировании антифранцузских настроений в ЦАР, поэтому их действия не внушают доверия у Парижа и беспокойство в отношении Мали обосновано этим фактором.

Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков, комментируя информацию агентства «Рейтер», заявил, что российских военнослужащих в Мали нет и официальные переговоры не ведутся. Если бы речь шла о договоре на официальном уровне, то это не беспокоило бы Париж?

На официальном уровне Франция и Россия подписали соглашение о военном сотрудничества в 2019 году. За последние пять лет РФ подписала около 20 соглашений с африканскими странами, которые предусматривают в частности поставки оружия. В связи с этим стоит сказать, что за последние 10 лет экспорт российского оружия в Африку вырос с 11% до почти 40%. То есть Москва действует не только в тени.

Какую угрозу французским интересам в Мали представляет усиление российского влияния, будь то на официальном уровне или же через возможные действия «ЧВК Вагнера»?

Я думаю, что речь не идет об угрозе интересам Франции. Мали суверенное государство и им решать, с кем заключать сделки. У властей этой страны есть выбор. Французские военные присутствуют в Мали многие годы, и запланированное завершение операции «Бархан» (о чем президент Эмманюэль Макрон заявил в июне этого года – RFI) еще не значит уход Франции из Мали и приход туда России. Вопрос в том, до какой степени власти Мали готовы рисковать потерять помощь Франции в пользу группы наемников, связанной с Кремлем.

Может ли заявление Франции о возможном выводе войск в случае прихода вагнеровцев повлиять на сделку?

Нам не известно, о чем именно эта сделка, но с французской стороны мы имеем многолетнее сотрудничество, структурную помощь на официальном уровне. Обменять одно на другое мне кажется очень рискованным шагом. В связи с этим хочу напомнить, что в ноябре прошлого года Россия и Судан договорились о размещении российской военной базы в Красном море, однако суданские власти затягивают с соглашением и это вписывается в нормализацию отношений между Суданом и США, а также Израилем.

В министерстве обороны Мали выразили намерение диверсифицировать отношения и сообщили, что ничего не подписывали с ЧВК «Вагнера», но «общаются со всеми». Как вы оцениваете настроения внутри малийского общества с учетом того, что в стране были манифестации, на которых участники приходили с российскими флагами и призывали Москву вмешаться?

Мы видим активизацию антифранцузской кампании в Мали и других странах Тропической Африки. Есть подтверждения того, что за этими действия скрываются люди, которые косвенно или прямо связаны с Пригожиным. Однако, по моим сведениям, нет доказательств того, что пригожинцы как-то связаны или влияют на тех, кто выходил на акции с российскими флагами. Это были в основном активисты одной группы (в декабре 2019 года «Группа патриотов Мали» провела акцию в Бамако, требуя от России ввести войска – RFI). Конечно, выход на акции с российским флагом – явление новое и достойно внимания, но речь идет о группе активистов, и это не значит, что большинство граждан Мали потребуют выхода Франции и прихода России. В эпоху социальных сетей и молниеносного распространения информации, нужно очень осторожно относится к фактам и не преувеличивать их реальность.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями