ИСТОРИЯ

Робер Бадентер — человек, который изменил Францию

Робер Бадентер в своем парижском офисе, 19 апреля 2018 года.
Робер Бадентер в своем парижском офисе, 19 апреля 2018 года. AFP - JOEL SAGET

Сын еврейских иммигрантов из Российской империи, блестящий адвокат, ярый противник гильотины, министр юстиции Франции Робер Бадентер в 1981 году подготовил и внес в парламент законопроект об отмене смертной казни. Этот закон разделил историю страны на до и после. К сорокалетию со дня отмены во Франции высшей меры наказания RFI рассказывает историю Бадентера, который в свои 93 года продолжает борьбу.

Реклама

«Никогда, никогда никакой связи не было установлено между наличием или отсутствием смертной казни в уголовном законодательстве и уровнем преступности. Те же, кто верят в устрашающую ценность смертной казни, плохо знают человеческую природу», — эти слова Робера Бадентера, произнесенные им с трибуны Национального собрания 17 сентября 1981 года, вошли в историю Франции. 

17 и 18 сентября 1981 года в нижней палате французского парламента проходили дебаты об отмене смертной казни. Отказ от высшей меры наказания был одним из предвыборных обещаний президента-социалиста Франсуа Миттерана. В качестве министра юстиции он выбрал парижского адвоката Робера Бадентера, одного из самых непримиримых борцов со смертной казнью во Франции 1970-х.

Робер Бадентер с матерью Терезой в Париже, 30 мая 1985 года.
Робер Бадентер с матерью Терезой в Париже, 30 мая 1985 года. AFP - MICHEL CLEMENT

«Пока я жив, я буду бороться со смертной казнью»

За девять лет до этого, в ноябре 1972 года, в парижской тюрьме Санте был казнен Роже Бонтан (Roger Bontemps), приговоренный к гильотине за соучастие в двух убийствах. На казни, во дворе тюрьмы, присутствовал адвокат Бонтана Робер Бадентер. Ему не удалось спасти подзащитного от смерти. Этот день стал поворотным в судьбе будущего министра юстиции. «Интеллектуальное убеждение сменилось активистской страстью», — писал он впоследствии.

►►Читайте также: «Ходили слухи, что нас ждет гильотина». 40 лет назад во Франции отменили смертную казнь

Бывший десантник, ставший рецидивистом, Бонтан вместе со своим сокамерником Клодом Бюффе организовали побег из тюрьмы Клерво. Они взяли в заложники медсестру и надзирателя. Их тела с перерезанным горлом были найдены полицейскими, проводившими спецоперацию по нейтрализации беглых заключенных. Суд присяжных признал Бюффе виновным в убийстве заложников, а Бонтана соучастником преступления. Однако присяжные не нашли смягчающих обстоятельств, и оба мужчины были приговорены к гильотине. «Присяжные сказали: "он не убивал", но они приговорили его к смерти, и он был казнен. С этого момента, я решил, что до тех пор, пока я жив, я буду бороться против смертной казни», — говорил Бадентер.

Идис

Робер Бадентер родился в Париже 30 марта 1928 года. Его родители были выходцами из Российской империи, бежавшими во Францию от погромов и Революции. Отец Бадентера, Симон (Самюэль) Бадентер, получивший во Франции диплом инженера, в 1943 году был арестован в ходе облавы Гестапо в Лионе и отправлен сначала в транзитный лагерь Дранси, а оттуда в польский Собибор, где погиб в газовой камере. За год до этого в Париже была арестована Гестапо его бабушка, Шиндлер Бадентер. Она умерла в поезде, следовавшем в Освенцим. 

Смерть отца стала для Робера Бадентера «неизлечимой раной». В книгах и интервью он почти никогда не рассказывал личных историй о родителях и детстве, но всегда упоминал о любви отца к Франции и французскому языку: «Мой отец уехал из России после Революции. Он выбрал Францию из любви к этой стране. Дома нам запрещено было говорить на других языках, кроме французского».

Фрагмент обложки книги Р. Бадентера с портретом его бабушки, Идис
Фрагмент обложки книги Р. Бадентера с портретом его бабушки, Идис © Fayard

Три года назад Бадентер написал книгу «Идис» о бабушке по материнской линии — «свидетельство любви внука». В ней он рассказывает историю Идис, родившейся в 1863 году в еврейском местечке близ Кишинева и умершей от рака в оккупированном Париже в 1942 году. «Когда я думаю о детстве, я всегда неизбежно думаю о бабушке», — говорил он в интервью France Culture.

Написать об Идис значило для меня вернуть исчезнувший мир. Культурную Атлантиду. Чудовищная операция Гитлера и нацистов, «окончательное решение еврейского вопроса» возвращает нас к ненавистническому бреду, жертвами которого стали полные жизни и творчества источники иудаизма в Восточной Европе. Иногда, в Мемориале Холокоста, когда я стою перед бесконечным списком жертв, я испытываю головокружение от содеянных преступлений, в том числе против детей. И перед лицом тайны убийства невинных я думаю о Боге, который в эти дни отвернул свой взгляд от земли. Мне кажется, что я уношу с собой умерший мир разрушенных синагог и развороченных могил. И мой долг свидетельствовать об этом мире, чтобы он окончательно не исчез. Робер Бадентер в интервью L’Express». 

«Смотреть на людей, а не на звания»

В 22 года, после учебы в Парижском университете, где он изучал литературу и право, а также после года дополнительного образования в Колумбийском университете в Нью-Йорке, Робер Бадентер принес присягу в парижской коллегии адвокатов.

Учителем и наставником Бадентера стал знаменитый адвокат 1950-х годов Анри Торрес (Henry Torrès), в кабинете которого он работал. Торрес научил его «смотреть на людей, а не на звания». В 1952 году будущий министр защитил докторскую диссертацию на факультете права Парижского университета. В 1960-е начал преподавать.

Параллельно с университетской карьерой в 1965 году Робер Бадентер вместе с коллегой Жан-Дени Бреденом (Jean-Denis Bredin) открыл собственный кабинет «Бадентер, Бреден и партнеры», в котором работал вплоть до начала министерской деятельности в 1981 году.

Робер Бадентер в своей парижской квартире возле Люксембургского сада. В кабинете за письменным столом, сделанным скульптором Альберто Джакометти. 27 февраля 2006 года.
Робер Бадентер в своей парижской квартире возле Люксембургского сада. В кабинете за письменным столом, сделанным скульптором Альберто Джакометти. 27 февраля 2006 года. AFP - CATHERINE GUGELMANN

В 1970-е годы Робер Бадентер защищал многих приговоренных к смертной казни и спас от гильотины шестерых человек. «Они будут моими свидетелями, когда я предстану перед Богом», — говорил Бадентер в интервью Le Monde в 2016 году. 

На посту министра Бадентер также провел реформу декриминализации гомосексуальности в 1982 году, улучшил условия содержания заключенных в пенитенциарных учреждениях.

Страстный поклонник Виктора Гюго — главного французского борца со смертной казнью в XIX веке — Бадентер хранит несколько писем, написанных автором «Отверженных». «Я думаю, что Виктор Гюго спас больше жизней, чем все адвокаты, защищавшие приговоренных к смертной казни», — говорил Робер Бадентер в недавнем интервью телеканалу France 5.

Cегодня, в 93 года, Бадентер остается непримиримым борцом против высшей меры наказания в тех странах мира, где еще действует смертная казнь. 15 сентября, 40 лет спустя после своей знаменитой речи в Национальном собрании, он снова выступил в нижней палате парламента перед депутатами, чиновниками и представителями гражданского общества со словами: «Борьба продолжается».

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями