Полемика во Франции: зачем «главный католик» ходил на «исповедь» к главе МВД

Эрик де Мулен-Бофор, председатель Конференции католических епископов Франции во время передачи доклада, подготовленного «комиссией Сове». 05.10.2021
Эрик де Мулен-Бофор, председатель Конференции католических епископов Франции во время передачи доклада, подготовленного «комиссией Сове». 05.10.2021 AP - Thomas Coex

Во Франции на этой неделе активно обсуждали тему, касающуюся тайны исповеди. Должна ли она быть превыше юридических норм и законов? Во всяком случае, именно так поначалу заявил Эрик де Мулен-Бофор, председатель Конференции католических епископов Франции. Заявление вызвало критику в СМИ и соцсетях, а кроме того, стало поводом для вызова монсеньора де Мулен-Бофора на «исповедь» к министру внутренних дел Жеральду Дарманену. После «исповеди» священник заявил, что был не прав.

Реклама

С чего все началось

6 октября Эрик де Мулен-Бофор во время интервью на France Info заявил, что тайна исповеди «сильнее, чем законы Республики», а потому не может быть нарушена ни при каких условиях. Эфир был посвящен знаковому событию, случившемуся накануне: обнародованию доклада Независимой комиссии по вопросам сексуальных злоупотреблений в церкви (CIASE).

Комиссия, которую возглавил опытный чиновник Жан-Марк Сове (поэтому в СМИ ее часто для простоты называют «комиссией Сове»), объявила, что выявила 216 тысяч жертв педофилии (с 1950-х годов до нашего времени) со стороны священнослужителей, а если брать в расчет еще и мирян, которые имели какое-либо отношение к церковным учреждениям, то число пострадавших еще выше — 330 тысяч.

С учетом того, что заявление монсеньора де Мулен-Бофора было сделано на таком фоне, оно не могло пройти незамеченным. Его раскритиковали в том числе и представители ассоциаций жертв церковной педофилии. В заявлении, переданном агентству France-Presse, трое из них (включая сооснователя ассоциации La Parole libérée* Франсуа Дево) выразили возмущение высказываниями священнослужителя и потребовали «коллективной отставки всех действующих епископов», подчеркнув, что это стало бы «знаком надежды и возрождения».

А министр внутренних дел Жеральд Дарманен (во Франции глава МВД является одновременно и министром по делам религий) заявил, что приоритет законов Республики не может ставиться под сомнение, и пригласил председателя Конференции католических епископов (СEF) на беседу.

Сам монсеньор де Мулен-Бофор по этому случаю выпустил коммюнике, в котором заверил, что «будет счастлив пообщаться с господином министром внутренних дел о значении таинства исповеди для католиков и о богословских, духовных и канонических основах тайны исповеди». «Для него (председателя CEF — Прим. Ред.) это будет возможность напомнить, что сегодня тайна исповеди, являющаяся обязательной для священников по каноническому праву, не противоречит французскому уголовному законодательству…», — говорилось в заявлении, в котором также подчеркивалось, что исповедь — это еще и возможность для жертв педофилии рассказать о пережитом, так как «уверенность в сохранении тайны позволяет (человеку) передать то, что для него тяжелее всего».

«Тайна исповеди всегда соблюдалась Французской Республикой. Честь Французской Республики заключается в том, чтобы таким образом уважать достоинство вероисповедания каждого», — заявил монсеньор.

Результаты встречи главы МВД и председателя Конференции католических епископов 

Встреча состоялась 12 октября. После нее глава МВД Дарманен выступил в Национальном собрании и рассказал о содержании и о результатах беседы с главой CEF.

«Тайна исповеди уже почти 200 лет присутствует в нашем (французском) праве, (...) наравне с профессиональной тайной врачей или юристов. Однако у нее есть исключения, особенно в отношении преступлений, совершенных в отношении детей в возрасте до 15 лет, и абсолютно очевидно, что не может быть никакого наказания (со стороны церкви — Прим. Ред.) в отношении любого религиозного деятеля или любого лица, которому известно о фактах сексуального насилия над детьми, и который сообщает о них органам правосудия — ради защиты детей», — сказал г-н Дарманен.

Глава МВД Жеральд Дарманен рассказал о том, как прошла встреча, выступая перед депутатами Нацсобрания.
Глава МВД Жеральд Дарманен рассказал о том, как прошла встреча, выступая перед депутатами Нацсобрания. Thomas Coex AFP/Archivos

Возвращаясь к словам монсеньора де Мулен-Бофора о «приоритете» тайны исповеди, министр заявил, что повторил на встрече, как говорит «представителям каждого из культов, что на самом деле (...) нет закона выше Закона Республики».

Саму беседу он охарактеризовал так: «Плодотворный и долгий обмен». Министр также высоко оценил «мужество» католической церкви, которая, «столкнувшись» с проблемой сексуального насилия внутри нее, заказала доклад «независимой комиссии» (речь о «комиссии Сове» — Прим. Ред.).

Сам господин де Мулен-Бофор в заявлении, опубликованном после встречи с министром, заверил обшественность в «решимости всех епископов «сделать защиту детей главным приоритетом — в тесном сотрудничестве с французскими властями».

Монсеньор заявил о своей «неуклюжей формулировке», попросив за нее «прощения у жертв и всех тех, кто, возможно, был огорчен или шокирован тем фактом, что возникшие дебаты (…) заслонили содержание доклада СIASE („комиссии Сове“ — Прим. Ред.) и выслушивание людей, ставших жертвами» (церковной педофилии — Прим. Ред.).

«У нас, христиан, вера взывает к совести каждого, она призывает неустанно искать добра, чего нельзя сделать без соблюдения законов своей страны», — также сказал монсеньор, подчеркнув: «Масштабы насилия и сексуального насилия в отношении несовершеннолетних, о которых говорится в докладе („комиссии Сове“), требуют от Церкви переосмысления ее практики в свете этой реальности. Поэтому необходима работа, чтобы согласовать характер исповеди и необходимость защиты детей».

Монсеньор также заверил, что существует «решимость всех епископов, а вместе с ними и всех католиков сделать защиту детей главным приоритетом — в тесном сотрудничестве с французскими властями».

«В этом смысл, например, протоколов, которые уже связывают 17 епархий Франции (всего их более 90 — Прим. Ред.) с прокуратурой, чтобы облегчить и ускорить обработку сообщений о любых разоблаченных фактах», — сказал председатель CEF, заверив, что «полон решимости провести необходимые реформы, чтобы Церковь во Франции заслужила всеобщее доверие».

К слову, хотя председатель CEF и не является «де-юре» главой католической церкви Франции (каждый епископ — главный в своей епархии и напрямую подчиняется Папе Римскому), тем не менее, он имеет вес и олицетворяет первую религию страны — в том числе, в отношениях с властями.

Что будет дальше

Вероятно, следует ожидать, что будет проведена работа внутри католической церкви Франции, чтобы «совместить» тайну исповеди и необходимость защиты детей, пишет французская редакция RFI. Некоторые детали уже известны, но многое из того, о чем говорили в ходе «долгого и плодотворного обмена» министр внутренних дел и глава Конференции католических епископов Франции, возможно, останется «тайной исповеди».

Об известных деталях: в следующем месяце епископы Франции рассмотрятрекомендации, содержащиеся в докладе Сове, в целях защиты детей и молодых католиков и создания механизма передачи любой информации о сексуальном насилии.

Наконец, Эрик де Мулен-Бофор объявил в своем пресс-релизе о том, что попросил Папу Франциска принять Жан-Марка Сове и членов его комиссии.

В упомянутом докладе комиссия СIASE, возглавляемая Жан-Марком Cове, выступает за то, чтобы церковные власти передавали «четкое послание» об обязанности священников сообщать судебным и административным органам полученную на исповеди информацию о случаях сексуального насилия над несовершеннолетним или другим «уязвимым лицом».

Господин Сове в то же время образно подчеркнул, что хочет, чтобы «дерево тайны исповеди не сокрыло лес рекомендаций» (всего их 45), которые содержатся в докладе Независимой комиссии по вопросам сексуальных злоупотреблений в церкви.

Заявления Эрика де Мулен Бофора — это «коммуникационная стратегия», сказал, в свою очередь Франсуа Дево, соучредитель ассоциации «Освобожденное слово». «За словами — пустота, нет искренности», — уверен Дево, который обвиняет главу CEF том, что тот медлит с выдачей «реальной компенсации» жертвам церковной педофилии.

Он «застрял», «зажат в тисках между учреждением, которое он представляет, и Ватиканом с его глубоко консервативными дикастериями (ведомствами Римской курии — Прим. Ред.), который не хочет сдаваться (в вопросе тайны исповеди)», — заявил AFP Оливье Савиньяк, представитель «Parler et revivre», еще одной ассоциации жертв.

Напомним, что в каноническом праве исповедь — это таинство. Если священник отступит от правила абсолютного сохранения тайны исповеди, его должны отлучить от церкви.

Во французской юридической практике, как и говорил глава МВД, тайна исповеди рассматривается как профессиональная тайна. «Самое последнее решение, я думаю, было вынесено в 2002 году, когда уголовная палата Кассационного суда напомнила «об обязательстве служителей культа хранить в тайне факты, о которых им стало известно при выполнении своего служения», — рассказал изданию 20 minutes Людовик Данто, священник и декан факультета канонического права Парижского католического института.

В то же время «в уголовном законодательстве нет юридического текста, в котором прямо говорилось бы, что служители культа имеют право на неприкосновенную и абсолютную профессиональную тайну», — говорит Эдмон Клод Фрети, адвокат по уголовным делам, который давал рекомендации для подготовки доклада «комиссии Сове».

А в статье 434–1 Уголовного кодекса Франции говорится, что «любой, кто знает о преступлении, последствия которого все еще можно предотвратить или ограничить...», и не уведомляет об этом судебные или административные органы, может быть приговорен к «тюремному заключению на три года и к штрафу в размере 45 000 евро».

А статья 434–3 предусматривает такое же наказание для «тех, кому было известно о лишениях, жестоком обращении, сексуальном насилии или надругательстве над несовершеннолетним или лицом, которое не в состоянии защитить себя в силу своего возраста, болезни, немощи, физических или психических нарушений или состояния беременности»…

Так что вопрос нарушения тайны исповеди нужно обсуждать не только в контексте педофилии.

Впрочем, за несообщение о преступлении педофильского характера наказание во французском УК – выше: до 5 лет тюрьмы и до 75 000 евро штрафа.

Адвокат также ссылается на заявление Папы Франциска от 4 декабря 2019 года: «Профессиональная тайна не препятствует выполнению обязательств, установленных национальным законодательством, включая возможные обязательства по информированию, а также по исполнению запросов гражданских судебных органов».

 

* Фр. «Освобожденное слово». Деятельность этой ассоциации, работавшей с 2015 по март 2021 г., была в центре сюжета фильма Франсуа Озона «Милостью божьей».

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями