Одна во всем Туркменистане: кто такая Солтан Ачилова, финалист главной премии для правозащитников

Солтан Ачилова
Солтан Ачилова © cpj.org

В четверг, 11 февраля, в Женеве состоится ежегодная церемония вручения премии Мартина Энналса, самой престижной премии в сфере прав человека, которую неофициально называют Нобелевской премией для правозащитников. Среди трех финалистов премии в этом году — туркменская журналистка и фоторепортер Солтан Ачилова. О важности номинации Ачиловой и ситуации со свободой СМИ в Туркменистане Русская служба RFI поговорила с главой Туркменской инициативы по правам человека (ТИПЧ) Фаридом Тухбатуллиным.

Реклама

Солтан Ачилова — независимая журналистка и фоторепортер из Ашхабада, ей 71 год. Из-за своей профессиональной деятельности Ачилова постоянно подвергается преследованию, нападениям, давлению со стороны властей, ей запрещали выезд из страны. Несмотря на это Солтан Ачилова продолжает работать под собственным именем на зарубежные СМИ. Она специализируется на социальных проблемах и вопросах прав человека.

RFI: Почему именно Солтан Ачилова вышла в финалисты этой премии?

Фарид Тухбатуллин: Солтан несколько лет сотрудничала с туркменской службой «Радио Свобода», ей уже было за 50 и для нее это было нечто новое: она по профессии не журналист, но ее смелость и ее настырность, если можно такое слово сказать, привели к тому, что она стала достаточно известной в стране. Потом она стала сотрудничать с нашим ресурсом, «Хроникой Туркменистана» (независимый информационный ресурс правозащитной организации Туркменская инициатива по правам человека — RFI), и мы до сих пор очень тесно сотрудничаем.

А почему именно ее? В Туркменистане единицы (я по крайней мере, знаю всего двух человек), которые открыто работают под своими именами, как правозащитники, как журналисты, и она — один из них. Она избрала такой метод собственной защиты: когда твое имя нашумело, то власти уже относятся немножко с опаской, они просто так не смогут тебя посадить или что-то еще с тобой сделать, потому что это будет международная огласка, чего наши власти побаиваются. И из-за того, что ее имя можно открыто использовать, мы ее приглашали на ряд международных мероприятий.

Мы сотрудничаем с Human Rights Watch, с Amnesty International, International Partnership for Human Rights, и они тоже в курсе ее работы, и в прошлом году появилась такая идея, что раз ситуация со свободой слова в Туркменистане в таком плохом состоянии (мы даже одно время опустились ниже Северной Кореи по рейтингу RSF), то мы решили попробовать выдвинуть Солтан на эту премию, и, к счастью, много людей, профессионалов, оказались готовы ее поддержать. И мы теперь с нетерпением ждем объявления результатов, но факт того, что она уже попала в число трех финалистов, это уже само по себе оценка ее заслуг и оценка ситуации в нашей стране.

Станет ли для нее это дополнительной защитой от властей Туркменистана?

Мы очень на это надеемся, и она сама на это надеется и, как я сказал, мы с коллегами из международных структур обсуждали, у них есть большой опыт работы с другими странами, такими же проблемными. И зачастую это, конечно, становится неким таким, если уж не щитом, то достаточно серьезной защитой. И мы надеемся, что власти будут опасаться. Потому что только в прошлом году было несколько моментов, когда у нее пытались отобрать камеру, толкали, нападали на нее. Но теперь, я надеюсь, они два раза подумают, прежде чем поступать так.

Два года назад ей запретили выезд за границу. Она так и остается невыездной?

Нет, она смогла выехать, она подавала апелляцию. У нас там институт омбудсмена образовали несколько лет назад, он все-таки формальный, но тем не менее… И мы включали этот кейс в разные свои отчеты, то есть было еще и внешнее давление на туркменское правительство, и они решили все-таки отыграть назад, ей выезд позволили, и, как я говорил прежде, нам удалось ее пригласить на одно из международных мероприятий в конце 2019 года.

Как вообще независимым журналистам до сих пор удается работать в Туркменистане? Вы сказали, что всего два журналиста работают под своими именами…

Одна из них не совсем журналист — это правозащитник Наталья Шабунц. А независимых журналистов у нас кроме Солтан Ачиловой больше и нет. Есть несколько человек, два или три, которые под своими именами сотрудничают с туркменской службой «Радио Свобода», и полностью независимыми их трудно назвать. А чтобы были аккредитованные журналисты каких-то иностранных держав, у нас в принципе такого нет.

У нас [в Хронике Туркменистана] корреспонденты работают нелегально. Мы никогда не публикуем их данных, никогда не сопровождаем статьи, которые они присылают, их именами и даже никнеймами. Просто публикуем от имени нашего сайта. Но несколько человек у нас есть и уже на протяжении полутора десятилетий работают.

В Туркменистане тотальная цензура, запрещены соцсети, блокируются иностранные СМИ, в таких условиях возможно ли получить какую-то обратную связь от ваших читателей, видите ли вы запрос в туркменском обществе на независимую информацию?

Этот запрос всегда был сильный. Да, в нашей стране интернет, скажем так, и по техническим причинам очень слабый, с низкой скоростью, видео практически нельзя смотреть, ну и, конечно, он находится под жестким контролем. И люди, которые живут в Туркменистане, молодежь, которая более продвинутая и пытается использовать прокси-серверы, VPN, хотя бы так что-то получают. Но то, что можно отследить по посещению наших ресурсов, в соцсетях или на сайте, это в основном наши граждане, живущие за границей — трудовые мигранты, или студенты зарубежных вузов, в основном Турция, Арабские Эмираты, Украина, Россия, Беларусь…

* * *

Премия имени Мартина Энналса (британского правозащитника, генерального секретаря Amnesty International с 1968 по 1990 год) была учреждена в 1993 году и каждый год присуждается правозащитникам за «исключительную смелость». В разные годы ее лауреатами становились российская правозащитница, экс-глава грозненского «Мемориала» Лидия Юсупова (2004), узбекская журналистка и правозащитница Мутабар Таджибаева (2008), российская неправительственная организация Сводная мобильная группа правозащитников под руководством Игоря Каляпина (2013).

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями