Перейти к основному контенту
КОСОВО / МЕЖДУНАРОДНЫЙ СУД

«Косовский прецедент»

Президиум Международного Суда ООН в Гааге во время вынесения решения по Косово
Президиум Международного Суда ООН в Гааге во время вынесения решения по Косово REUTERS
Елена Габриелян | Екатерина Малыхина
14 мин

На решение Международного суда ООН в Гааге о независимости Косово смотрят по-разному в Испании, Грузии, Армении... Это решение создало серьезный правовой прецедент, считают некоторые. Несмотря на то, что ооновские судьи говорят об уникальности статуса косовской проблемы, десятки сепаратистских движений и различных меньшинств по всему миру получили, своего рода, «зеленый свет» на отстаивание своего суверенитета.

Реклама

Репортаж о "Косовском прецеденте"

В пятницу 23 июля испанское правительство объявило, что оно не признает независимости Косово, несмотря на оценку Международного суда в Гааге. Согласно гаагскому суду, провозглашение независимости сербской провинцией не было нарушением международного права.

Объявляя о решении испанского правительства, вице-премьер Испании Мария Тереса Фернандес де ла Вега сослалась на резолюцию 1244 Совета безопасности ООН 1999 года. Эта резолюция предусматривала соблюдение «суверенитета и территориальной целостности» бывшей Югославии.

Такая позиция Испании не удивительна, поскольку в ней самой сильны сепаратистские тенденции в Стране басков и в Каталонии.

Решение суда по Косово было с воодушевлением встречено в Абхазии, Южной Осетии и Нагорном Карабахе.

Как косовский прецедент может отразиться на территориальной целостности Грузии, и как восприняли эту новость грузинские власти? Комментирует президент грузинского фонда исследований стратегии и международных отношений Александр Рондели.

Александр Рондели : «Это не самое приятное известие, которое мы получили в Тбилиси. Но это, все-таки, не вопрос признания. И это решение суда не носит обязательного характера. Это, больше, декларация о том, что они имели право провозгласить независимость, и что это не было нарушением международного права. Но это не вопрос признания. Хотя, конечно, это несколько меняет ситуацию.

Я думаю, что грузинские власти уповают на разум международного сообщества, которое, если будет поддерживать деление государств, то где это остановится?! Я думаю, что у всех государств есть инстинкт самосохранения. И когда они будут решать этот вопрос, каждый из них будет думать, насколько это приемлемо для них. Сепаратизм или, так называемый, принцип самоопределения государств - очень опасны на этом этапе. Мы как раз надеемся, что люди понимают, что это такая дорога, которая может привести нас к большим проблемам».

Об уникальности ситуации с Косово:

«Ситуация в Абхазии и Южной Осетии очень отличается от Косово. Может быть, карабахский конфликт слегка похож в каких-то элементах. Естественно, что в Абхазии и Южной Осетии рады этому решению. Но Абхазия и Южная Осетия – это совсем другое дело. Там нет оснований для принятия такого же решения, как по Косово. Там [в Абхазии и Ю.Осетии] этническая чистка проведена. И там совсем другая сторона все это сделала… Поэтому Грузия не должна особенно бояться и обращать внимание на решение по Косово.

В Косово международный формат был. А тут - одна страна, Россия, заполонила территорию. И в свою пользу все решила. Причем, самым грубым способом. А в Косово международные силы были. Международное сообщество участвовало в решении косовской проблемы.

А что касается Абхазии и Южной Осетии, Запад закрыл глаза, дал России возможность делать все, что она хочет, но слишком далеко все это зашло. И на основании этого признавать независимость? Я думаю, что на это никто не пойдет. Если такие случаи, как Абхазия и Южная Осетия, будут признаваться легитимными, тогда мы будем иметь очень тяжелую картину».

В Ереване решение Международного суда считают беспрецедентным. Зам.министра иностранных дел Армении Шаварш Кочарян заявил, что «территориальная целостность второстепенна, а первостепенно именно самоопределение наций». Можно ли провести параллель между ситуацией в Косово и в Нагорном Карабахе? Об этом сотрудница нашей радиостанции Елена Габриелян побеседовала с экспертом из Армянского центpа международных и политических исследований Рубеном Меграбяном.

Елена Габриелян: Международный Суд ООН признал легитимным провозглашение независимости Косово. Может ли это стать прецедентом для Карабаха?

Рубен Меграбян: Теоретически может, но в реальности - все намного сложнее. Все будет зависеть от качества армянской дипломатии: насколько она будет способна добиться того, чтобы это, действительно, стало прецедентом. Вопрос в том, насколько этот прецедент может быть использован армянской стороной таким образом, чтобы Нагорный Карабах добился тех целей, которые были определены еще 20 лет назад.

Е.Г: Каким образом армянские дипломаты могут использовать это решение?

Рубен Меграбян: Дело не только в самих армянских дипломатах, этот вопрос - более системный. Все будет зависеть от того, что собой будет представлять Армения, каких союзников она будет иметь у себя за спиной в решении этого вопроса. Потому что 20 лет де-факто Нагорный Карабах уже независим. Там выросло целое поколение, которое не знает, что такое власть Азербайджана. Поэтому одним росчерком пера вернуть Нагорный Карабах Азербайджану, ссылаясь на какой-то абстрактный принцип приоритета территориальной целостности, я считаю это трудно реализуемым. А вот пример Косово может послужить веским аргументом для армянской дипломатии.

Е.Г.: Как это заключение Международного суда может изменить сам ход событий в решении нагорно-карабахского конфликта?

Рубен Меграбян: Пока что, в краткосрочной перспективе, это может поднять волну энтузиазма в армянской среде. Это может вызвать, в определенной степени, депрессию с азербайджанской стороны. Процесс карабахского урегулирования имеет собственную внутреннюю логику, так что это мало будет влиять. Но все-таки, определенные параллели будут иметь место в аргументации дипломатов с обеих сторон.

Е.Г.: Можно ли провести параллели между ситуацией в Косово, которая сложилась на момент провозглашения независимости, и Нагорным Карабахом?

Рубен Меграбян: Вопрос сам по себе сложный. С одной стороны, конечно, можно. Но с другой, разница есть, потому что каждый конфликт уникален.

Е.Г.: Как Вы можете объяснить позицию великих держав, в частности США и большинства стран ЕС, которые однозначно высказались за признание Косово, однако, похоже, не намереваются признать независимость Нагорного Карабаха?

Рубен Меграбян: Если предпочесть стандартный вариант ответа, то можно было бы жаловаться на наличие двойных стандартов. Но политика, она и есть политика. Там есть и тройные, и четверные стандарты. Так что каждый конфликт уникален. Признание - это юридический акт, который констатирует сложившуюся обстановку вокруг конфликта. Он будет отражать те политические реалии, которые сложатся к моменту юридического решения. Если разобрать причинно-следственную связь, то правовой аспект вытекает из политического, а не наоборот.
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.