Перейти к основному контенту
БЕЛАРУСЬ

Михалевич: «КГБ Беларуси превратился в концентрационный лагерь»

Алесь Михалевич. Фото с сайта президентской компании.
Алесь Михалевич. Фото с сайта президентской компании. http://michalevic.org
Елизавета Дако
22 мин

Алесь Михалевич, один из семерых задержанных после выборов экс-кандидатов в президенты Беларуси, рассказал о пытках в СИЗО КГБ. Методы, которыми в КГБ выбивают признания, политик назвал главной «тайной следствия» и заявил о недопустимости действий, нарушающих белорусские законы и Международную конвенцию против пыток.

Реклама

Михалевич: «КГБ Беларуси превратился в концентрационный лагерь»

Алесь Михалевич в данный момент является обвиняемым по уголовному делу за организацию массовых беспорядков по статье Уголовного кодекса Беларуси, предусматривающей до 15 лет тюрьмы. По словам Михалевича, он давал подписку о неразглашении следственной тайны, с ним отдельно проводилась беседа, о том, что является тайной.

По его словам, одну часть этой тайны он решил приоткрыть, заявив, что «сегодня СИЗО КГБ превратился в концентрационный лагерь. То, что там происходит, полностью подпадает под международную конвенцию против пыток».

В СИЗО КГБ экс-кандидат в президенты Алесь Михалевич был доставлен рано утром 20 декабря, на следующий день после прошедших в Беларуси 19 декабря выборов президента.

В ультимативной форме, рассказывает политик, ему сразу предложили зачитать для белорусского телевидения заранее заготовленное заявление с осуждением других кандидатов в президенты. После его отказа, он был помещен в СИЗО КГБ, где через несколько дней, по его словам, начались массовые издевательства и пытки.

Пытки и издевательства

Алесь Михалевич рассказывает то, что происходило с ним:

Алесь Михалевич: «Где-то начиная с четвертого дня нахождения в следственном изоляторе, там появились люди в камуфляже без опознавательных знаков, которые никакого отношения не имеют к сотрудникам следственного изолятора. И тогда начались под их руководством и ими непосредственно выводы на так называемые обыски.

Людей ставили «на растяжку», подсекали ноги максимально по несколько раз так, что ужасно болели связки, фактически заставляли садиться людей на шпагат, заставляли стоять голыми по сорок минут на расстоянии метра от стены и опираться ладонями в стену. После этого у людей болели ноги, руки, отекали руки».

Стоит напомнить, что Алеся Михалевича на какое-то время переводили из СИЗО КГБ, который в Минске называют американкой в СИЗО МВД, в народе именуемый Володаркой. На Володарку экс-кандидата в президенты отправили, чтобы попугать соседством с обычными уголовниками. Но на Володарке, в отличие от Американки, была возможность беспрепятственно встречаться с адвокатом. Что, - есть основания полагать, - не устраивало тех, кто вел так называемое следствие. Поэтому Михалевича вернули обратно в СИЗО КГБ, где он встретился с теми же людьми в камуфляже и в масках, с которыми политик уже «имел дело» в первую неделю после своего задержания.

Алесь Михалевич: «А 10 января, после того, как меня вернули из следственного изолятора МВД – Володарки – меня выволокли те же самые люди. Они были на тот момент в масках, просто выволокли меня из камеры, нацепили на меня наручники сзади, подняли эти наручники максимально высоко – так, чтобы лицо было фактически у пола, спустили меня в подвал вниз по винтовой лестницы в таком положении.

Потом меня начали поднимать за наручники вверх =- так, что хрустели мои кости, и требовали от меня дать обещание исполнять все требования сотрудников КГБ. Они хотели, чтобы я пообещал выполнять все, о чем меня просят. Такое проделывалось еще несколько раз.

Еще красили, например, полы масляной краской на ацетоне, заставляли находиться в этом помещении. То есть создавали все условия, чтобы сломать людей психически и физически».

Во время истязаний Михалевич не видел других экс-кандидатов в президенты и других активистов предвыборных штабов.

Алесь Михалевич: «Вместе со мной были люди, которые сидели в камере вместе со мной. Со мной не было « политических». Но я знаю, что такое же было и с другими. Мы слышали, что происходит за дверями с людьми из других камер. Естественно, было разное отношение к тем, кто сотрудничал со следствием, начал говорить и давать показания и к тем, кто этого не делал. В том числе, пытки применялись и к людям, которые не имеют отношения к 19 декабря – для того, чтобы просто навеять страх. Из «американки» в Минске сегодня делается тюрьма, которую все бы боялись. Де факто она – в соответствии с международными нормами является концентрационным лагерем, место пыток и издевательств».

Алесь Михалевич: «Я никогда не был и не буду агентом КГБ»

Все, что уместилось в два месяца, которые Михалевич провел под стражей, происходило, по его словам, с нарушением всех норм процессуального законодательства».

Алесь Михалевич: «По результатам этого давления мне был предложен единственный вариант, при котором я могу освободиться под подписку о невыезде. Этим вариантом было подписание договора о сотрудничестве с Комитетом Государственной безопасности, а именно того, что я должен был стать агентом КГБ. Не под воздействием пыток, а для того, чтобы заявить про все те преступления, которые там творятся, про все те пытки, я пошел на этот шаг, я подписал документ о том, что становлюсь тайным сотрудником КГБ. Но я хочу сказать, что я никогда не был и не буду агентом КГБ. Прошу вас принимать мое сегодняшнее заявление как публичный отказ от сотрудничества и прошу считать эту бумагу недействительной и не имеющей никакой силы.

Я сегодня подаю заявление в Прокуратуру, где излагаю намного больше фактов. Те факты, которые в т.ч. могут быть трактованы как разглашение тайны следствия. Кроме этого, я собираюсь сегодня же подать документ уполномоченному по пыткам ООН. Я уверен, что все, что делается в СИЗО КГБ, направлено на то, чтобы сломать физически и морально тех, кто там находится. Именно для этого к нам не допускают адвокатов».

Особое беспокойство экс-кандидат в президенты Беларуси выразил по поводу тех заключенных, которые не имеют возможности воспользоваться положенной им по закону юридической помощью:

Алесь Михалевич: «Я особенно беспокоюсь за тех людей, которые не видели своих адвокатов с конца предыдущего года. Уверен, что это делается, также как и давление на адвокатуру, делается именно для того, чтобы адвокаты, когда они будут видеть, что над нами происходят все пытки, которые делаются в СИЗО, чтобы они молчали и чтобы эта правда не могла выйти на поверхность. Я как гражданин, должен сделать, я сделаю все возможное, чтобы эти пытки прекратились, и чтобы концентрационный лагерь в центре Минска перестал существовать».

Отвечая на вопросы журналистов, Алесь Михалевич рассказал, что несколько дней после его перевода в СИЗО МВД он провел в «достаточно хорошей камере»...

Алесь Михалевич: «После чего меня перевели в одну из самых ужасных камер, которые сегодня есть на Володарке, это 64-я камера, где было 15 человек на 8 спальных мест, где сразу же после моего появления начали проводить обыски тотально всей камеры. 15 человек, нас всех помещали в пятиметровый карцер, где мы стояли как селедки в бочке – даже сложно сказать. Некоторые заключенные просто теряли сознание, их уже заносили назад в эту камеру.

Я думаю, что меня вывезли из Володарки и поместили назад в СИЗО КГБ в американку, потому что случайным образом мой адвокат проведал про то, что я там нахожусь. От адвоката другого заключенного и 7 января смог со мной встретиться, что для КГБ было непосредственно очень нежелательно, чтобы от меня доходила информация.

В отличие от американки, где адвокатам специально не дают встречаться с заключенными, не смотря на то, что свободных помещений более, чем достаточно. Когда было надо меня водить на т.н. следственные действия, всегда помещений было более, чем достаточно. На Володарке с доступом адвокатов все по закону, и адвокат в любой момент может встретиться».

Алесь Михалевич заявил, что полностью отдает себе отчет в том, чем для него лично может обернуться сделанное сегодня заявление:

Алесь Михалевич: «Я уверен, что уже сегодня я могу оказаться опять в СИЗО. Я уверен, что моя обязанность как гражданина рассказать про все преступления, которые творятся в СИЗО. Поэтому я спокойно отношусь к тому, что могу снова оказаться в тех условиях. Понимаю, что условия будут намного хуже, понимаю, что мне будут мстить. Но считаю, что кто-то должен прекратить этот процесс по уничтожению – физическому и моральному – граждан, лидеров оппозиции.

Уверен, что подобные предложения о сотрудничестве с КГБ делались также другим лидерам оппозиции. Надеюсь, что если кто-то также подписал документ о согласии сотрудничать с КГБ, найдет мужество об этом заявить, тем самым поломать сценарий по созданию подконтрольных лиц, подконтрольных структур внутри белорусской оппозиции».

Отвечая на вопрос, есть ли основания полагать, что тех лидеров оппозиции и демократических активистов, которых выпустили из СИЗО КГБ, выпустили на таких же условиях, заставив подписать документы о сотрудничестве в качестве тайного агента, экс-кандидат в президенты Алесь Михалевич ответил:

Алесь Михалевич: «Очень сложный вопрос. Не знаю, не могу делать такие оценки. Но я лично уверен, что подобное физическое воздействие оказывалось на многих – мучения, угрозы – все, что проделывали со мной. И моя задача – сделать так, чтобы это остановить. Если люди сочтут необходимым заявить об этом публично, я буду считать, что я выполнил свой моральный долг. Потому что мы знаем, что те, кто находится в следственном изоляторе, не имеют возможности об этом заявить».

Экс-кандидат в президенты Беларуси Алесь Михалевич заявил, что не собирается никуда уезжать из Беларуси.

Алесь Михалевич: «Я был и остаюсь законопослушным гражданином. Я уверен, что любой независимый юрист подтвердит, что те факты, которые я сегодня изложил, не являются тайной следствия. А если сотрудники КГБ считают таковой то, какими методами выбиваются показания и признания, - то я уверен, что это не является тайной следствия в соответствии с документами, регламентирующими деятельность следственных органов. Поэтому я лично делаю заявление: я собираюсь оставаться на территории Беларуси. Я не имею права выезжать за территорию Минска. Я буду здесь до окончания следствия».

Уже после пресс-конференции Алесь Михалевич сказал, что заявляя о решимости оставаться в Беларуси и после сделанных заявлений, он выражает волю и своей жены Миланы. Напомню, что у Алеся и Миланы Михалевич двое маленьких дочерей - Леся, 2000 года рождения, и Алёна, 2009 года рождения.

Алесь Михалевич – выпускник юридического факультета Белгос университета по специальности «юрист-политолог». Во время учебы в университете возглавлял Объединение Белорусских Студентов – общественную организацию, защищающую права учащихся белорусских ВУЗов. Стажировался в Варшавском университете и в Оксфорде.
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.