Белоруссия

Cаша Кулаева: с момента ареста Алесь Беляцкий не видел ни свою жену, ни своего сына

Алесь Беляцкий
Алесь Беляцкий http://www.flickr.com/photos/fidh-international-federation-for-h

Алесь Беляцкий, вице-президент FIDH – Международной федерации за права человека и глава правозащитного центра «Вясна», находится в заключении в Белоруссии с 4 августа 2011 г. Белорусское правосудие предъявило правозащитнику заранее подготовленные обвинения в уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере. Как говорят в правозащитной организации FIDH, Алесю Беляцкому грозит до 7 лет тюрьмы, а также конфискация его имущества, то есть, офиса правозащитного центра «Вясна». То есть, целью, по мнению FIDH, всех этих действий является положить конец всей его правозащитной деятельности и самому существованию «Вясны». С нами на проводе Саша Кулаева, руководитель отдела Восточной Европы FIDH, которая нам расскажет о развитии событий в деле Алеся Беляцкого.

Реклама

RFI: FIDH и сама организация «Вясна» выступают гарантами невиновности Алеся Беляцкого и призывают к его немедленному и безусловному освобождению. Чтобы добиться условно-досрочного освобождения, FIDH создала сайт, на котором содержатся последние подробности дела. Расскажите нам, пожалуйста, что сейчас происходит с Алесем Беляцким.

Саша Кулаева: Действительно, Алесь Беляцкий по-прежнему находится в заключении. Он арестован 4 августа. Но я хочу особо подчеркнуть, что подготовка к его аресту велась сильно заранее. Причем, насколько нам становится все более ясно, разработки велись в самых разных направлениях: ему было уже в феврале этого года предъявлено предупреждение о незаконности его деятельности, поскольку, к сожалению, в Белоруссии по-прежнему существует 193.1 статья Уголовного кодекса, подразумевающая наказание за участие в незарегистрированной организации.

А я хочу напомнить, что правозащитный центр «Вясна» был ликвидирован решением белорусского правосудия, в то же время, как и десятки других организаций, в 2003-2004 годах, когда режим решил покончить с существующим гражданским обществом.

Таким образом, в феврале Алесь получил предупреждение о незаконности его деятельности, был предупрежден, что, если он будет ее продолжать, то он должен будет понести за это наказание, предусмотренное Уголовным кодексом. А наказание это может идти до 2 лет заключения.

Судя по всему, в конце концов, было решено не использовать эту очень политическую статью, которая сразу подчеркивает, что человек арестован за его правозащитную деятельность.

И в руки белорусского правосудия через, как мы понимаем, фильтрацию его Skype-разговоров, поскольку части этих дискуссий в Интернете через систему Skype были опубликованы просто в «Советской Беларуси» в том же феврале, белорусские службы получили доступ к информации о том, что за границей в Европейском Союзе у Беляцкого существуют счета, банковские счета, через которые шли деньги на помощь политическим заключенным – на юридическую помощь политическим заключенным, на материальную помощь, на поддержку семей, на выплату штрафов бесконечных, к которым приговаривались активисты гражданского общества за участие в малейшей демонстрации, манифестации или просто так, как это принято сейчас в Белоруссии (за использование матерных слов и еще Бог знает, за какие предъявляемые им обвинения).

Все эти деньги, действительно, в довольно крупных размерах, шли через частный счет на имя Беляцкого, открытый в Литве и Польше. Я хочу еще раз подчеркнуть, что легальная деятельность правозащитных организаций в Белоруссии невозможна. Во-первых, они, в большинстве своем, ликвидированы по решению правосудия уже много лет назад. Но даже те, которые существуют, вынуждены по указу специальному 2003 г. получать одобрение непосредственно от аппарата президента на получение того или иного финансирования.

И, как показывает опыт, даже такие «невинные» программы, как, допустим, поддержка женщин, с которыми плохо обращаются в семье, были президентским аппаратом каждый раз признаны как неэффективные и ненужные белорусскому обществу. Поэтому даже полученные существующими организациями гранты отправлялись назад донорам, поскольку было решение такое политическое, безусловно, никак не поддерживать гражданские инициативы, идущие снизу.

RFI: Таким образом, Алеся Беляцкого обвиняют в финансовом преступлении личного характера, но, фактически, за деятельность, за переводы денег организации «Вясна»?

Саша Кулаева: Вне всякого сомнения, поскольку никакая часть этих денег не только не использовалась Алесем Беляцким для личных целей, но даже и не являлась, как таковая, даже его зарплатой. Это были деньги на конкретные правозащитные действия, по всем из которых он отчитался перед своими донорами, которые уже направили об этом официальные заявления белорусскому прокурору и в прессу, подчеркивая, что по абсолютно по всем этим счетам и по переведенным туда деньгам Алесь Беляцкий, его организация правозащитный центр «Вясна» полностью отчитались, и эти отчеты существуют.

RFI: А кто эти доноры?

Саша Кулаева: Эти доноры самые разнообразные. Их очень много. Поскольку речь идет о годах существования организации, то переводились крупные, и не очень крупные, суммы на разного рода проекты, будь то школы летние по правам человека, публикация брошюр по наблюдению за выборами, техника и главное – поддержка правовая и материальная жертв политических репрессий. Это та основная роль, которую играет «Вясна» в Белоруссии.

RFI: Власти Белоруссии знали, фактически, о существовании таких финансовых операций?

Саша Кулаева: Вне всякого сомнения, они знали, потому что, к сожалению, поскольку все правозащитники, и политическая оппозиция, и журналисты вытеснены из правового поля Белоруссии, то очень многие люди вынуждены прибегать к такого рода способам финансирования. И, судя по всему, частная переписка и частные переговоры Беляцкого, взятые под контроль спецслужбами Белоруссии, позволили им установить, в каких именно странах эти счета находились, а именно, в Литве и в Польше – и послать туда запросы о правовой помощи, которую, к сожалению огромному, Европейский Союз, несмотря на многочисленные заявления о необходимости поддержки белорусского правового сообщества, находящегося в очень сложной ситуации, радостно передал белорусским службам.

RFI: А как так получилось, что такие страны, как Польша и Литва, которые в курсе того, что сейчас происходит в Белоруссии, дали эти документы? И сейчас что эти страны делают для того, чтобы эти обвинения с Алеся снять?

Саша Кулаева: Насколько мы понимаем, запросы были отправлены в рамках правовой помощи соглашения, которое было подписано между двумя странами, соответственно, между Литвой и Белоруссией, Польшей и Белоруссией много-много лет назад. Отправлены адресно, то есть, именно насчет Алеся Беляцкого был запрос, и Литва в считанные недели, меньше, чем за месяц, ответила положительно и переслала все распечатки его банковских счетов, включая то, от кого он получал, какие суммы и кому их переводил дальше, что, конечно, ставит под угрозу многочисленных активистов «Вясны», которые, возможно, были задействованы в этом. И после этого, примерно до мая, белорусские службы, видимо, колебались между возможными подходами к Алесю.

Они также раскрутили огромную диффамационную клеветническую кампанию в прессе, где его называли «врагом № 1» и «человеком, танцующим на костях Отечества», и прочие всякие образные выражения были использованы против него. Публиковались отрывки из его разговоров в Skype. И, в конце концов, в мае всему этому был дан ход, то есть, несколько месяцев спустя после получения этой информации, всему этому был дан ход, и начиная с июня, собственно, начались следовательские действия.

Что я тоже хотела бы особо подчеркнуть: с тех пор, как действия уже были начаты, и Беляцкий был об этом уведомлен, он многократно пересекал границу Белоруссии, ездил с выступлениями и в Брюссель, и в Страсбург, и в Париж, и в самые разные страны Европы, и каждый раз возвращался. Тем не менее, мерой пресечения, после этого, 4 августа был выбран арест, и он находится в заключении, и ему отказываются изменить меру пресечения в настоящий момент, аргументируя это тем, что у него есть возможность скрыться. Что, конечно, тоже показывает политический характер всего этого, поскольку, если бы у него было желание скрыться, он бы им воспользовался уже много раз.

Чтобы ответить на ваш вопрос, что делают Польша и Литва… Литва заняла очень четкую позицию: министр иностранных дел принес извинения и перед супругой Алеся Беляцкого, и перед правозащитным центром «Вясна», максимально им помогает, в том числе, и для подготовки защиты во время судебного процесса. И, что очень важно, официально отправил некую форму, которая равна аннулированию переданной информации.

То есть, они сказали, что переданная информация не является достаточно серьезной, чтобы быть использованной против Беляцкого. И в нормальной демократической стране, конечно, эти объяснения не позволили бы использовать эти документы на судебном процессе, но у нас есть опасения, что в Белоруссии эта мера, хотя и важная символически, не сыграет нужной роли.

И в разгар всех этих действий выяснилось, что Польша сделала то же самое. То есть, что она передала счета Беляцкого и все их подробности в Белоруссию. Об этом также заявило министерство иностранных дел Польши. Они также сделали публичное заявление о том, что они глубоко сожалеют о случившемся.

И обе страны изменили процедуры работы с Белоруссией, то есть, теперь в Литве для передачи любой информации в Белоруссию требуется специальное разрешение на очень высоком уровне – от министерства иностранных дел, а в Польше вообще приостанавливается такого рода помощь.

Кроме того, были приняты меры против людей, ответственных за, непосредственно, передачу этих документов. Насколько я понимаю, несколько человек потеряли свои места.

К сожалению, это, ни в коей мере, не меняет ситуацию. Две страны, по иронии судьбы: Польша, которая сейчас президентствует в Европейском Союзе, и Литва, которая сейчас президентствует в ОБСЕ, и мандат этих организаций, как Евросоюза, так и ОБСЕ, поддерживает правозащитников и всячески помогает их защите и помощи их деятельности, передали информацию, на основе которой белорусские власти, наконец, получили возможность посадить в тюрьму человека, которому, на самом деле, они хотели ограничить свободу уже очень давно.

RFI: А как себя сейчас чувствует сам Алесь? Каковы условия его содержания, и каковы прогнозы на ближайшее время, когда начнется суд, и когда ему будет объявлен приговор?

Саша Кулаева: Алесь Беляцкий находится в довольно печально известном СИЗО на улице Володарского в городе Минске. Международная федерация за права человека выпустила отчет по условиям заключения в Белоруссии некоторое время назад, который доступен на нашем сайте, и он, к сожалению, рисует очень страшную картину условий заключения.

Алесь находится в камере с людьми, обвиняемыми в крупных экономических преступлениях. Он, так же, как и все остальные, находится в условиях очень старого, неприспособленного к длительному там проживанию, здании, в котором, конечно, нет удобств в камерах. Это, в основном, ведра, поставленные в углу, душ – раз в неделю, очень короткая прогулка, которой можно лишиться за любой промах или то, что будет расценено администрацией как нарушение внутренних правил.

Тем не менее, он не теряет бодрости духа. Он много читает, в своих письмах он упоминает, что он занимается английским. Много читает, много пишет. К нему имеет доступ адвокат, это надо отметить особо, поскольку в Белоруссии это право, к сожалению, у многих политических заключенных ограничено, но не имеет доступ семья, то есть, с момента ареста Алесь Беляцкий не видел ни свою жену, ни своего сына.

Более того, после ареста Алеся, давление на его коллег и родственников очень сильно усилилось. Нельзя сказать, что его не было раньше, но оно теперь гораздо более заметно. Его сын был арестован. После ночи, проведенной в заключении, его судили и приговорили к довольно большому штрафу за ту самую «нецензурную брань», которую я уже упоминала – это очень любимое обвинение, используемое белорусскими властями. И это было расценено, конечно, всеми как попытка давления на Алеся и его позицию.

Кроме всего прочего, через день, практически, вызываются на допросы коллеги Алеся, которых допрашивают о его деятельности, о деятельности правозащитного центра «Вясна». И еще раз напомню, что за деятельность в рамках незарегистрированной организации грозит до 2 лет тюрьмы. И все эти люди, которые сейчас вызываются на допросы, тоже находятся непосредственно под ударом.

Кроме всего прочего, Литва передала и документы и еще на одного человека из «Вясны» - заместителя Алеся Валентина Стефановича, который теперь, скорее всего, в скором времени должен будет предстать перед, так сказать, разборками. И посмотрим, чем еще закончится эта история.

В любом случае, правозащитный центр «Вясна» - под сильным ударом, но пока, к нашей, я бы сказала, гордости, поскольку эта наша членская организация в Белоруссии, они справляются очень хорошо. Сайт на трех языках ежедневно обновляется, работа по поддержке граждан, лишенных правовой помощи, продолжается. Они продолжают работать открыто в офисе, который существует уже много лет и который всегда существовал открыто. Они никогда не переходили на подпольное положение, и их деятельность велась максимально прозрачно и заметно для всего общества. И сотни граждан прошли через их приемные.

Последнее, что, наверное, можно добавить, это то, что сроки суда пока неочевидны. У нас впечатление, что следствие торопится. К сожалению, у них на руках, в настоящий момент, имеются очень веские аргументы и документы по переданным банковским счетам, и они, как нам кажется, стараются максимально избежать политического аспекта процесса, а гонят, чтобы провести его максимально быстро по экономической, уголовной, так сказать, его составляющей.

Тем не менее, случай сам и ситуация вокруг дела Алеся, включая и проблему с выдачей конфиденциальных данных европейскими государствами фактически диктатуре, включая положение самого Алеся в заключении, стали сюжетом очень высокого обсуждения на очень высоких уровнях. Практически, все ответственные лица и в Европе, и в Америке, и в Евросоюзе, и в ОБСЕ, отметили незаконность этого ареста, незаконность этого преследования, поскольку, даже по белорусскому законодательству, обвиняют его именно в уклонении от налогов на личный доход, каковым эти деньги ни в коей мере не являлись. И этому есть все подтверждения.

RFI: То есть, вмешательство на самом суде, если защита вызовет каких-то свидетелей со стороны Европы, Евросоюза или стран, которые передали эти документы, если будет достаточно высокий уровень международного влияния, то это может повлиять на исход дела?

Саша Кулаева: Я думаю, что на исход дела, безусловно, может повлиять международное влияние, которое должно быть сейчас максимально увеличено, поскольку, как вы знаете, в Белоруссии сейчас происходит сильнейший со времен развала Советского Союза экономический кризис. В магазинах исчезают элементарные продукты, в провинции уже трудно достать мясо, а в обменниках стоят огромные очереди – поменять валюту становится все более трудно. Уже два раза Лукашенко был вынужден объявить об «отпуске» национальной валюты. И в рамках этого тяжелейшего экономического кризиса, от которого страдают граждане, но от которого страдает и имидж самого Лукашенко и его положение в стране, и от возможных инвестиций со стороны Европы, России и Америки, я думаю, очень многое зависит.

И безусловно, для нас очевидно, что полное и безоговорочное освобождение всех политических заключенных, как всех, кто был арестован после выборов 19 декабря 2010 года, так и Алеся Беляцкого, не на условиях прощения и просьбы о помиловании, как сейчас требует этого Лукашенко, а просто освобождения всех людей, арестованных по политическим делам, должно быть непременным условием начала переговоров.

То есть, не – сначала деньги, а потом посмотрим. А сначала выпускаются все политические заключенные и правозащитники и журналисты, а потом идет диалог о том, как Европа в дальнейшем будет сотрудничать с Лукашенко – и Европа, и Америка, и остальные страны. Именно на этом требовании мы особо настаиваем в настоящий момент. Сам же процесс, я думаю, не решит ничего, поскольку решение будет исключительно политическим, исключительно принято на высоком уровне. И что именно будет сказано во время этого процесса, который, кстати, может еще оказаться закрытым, я думаю, не повлияет серьезно на исход дела.
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями