Белоруссия

Процесс по делу о теракте в минском метро 11/04/2011

Дмитрий Коновалов (Л) и Владислав Ковалев в зале суда. Минск 15/09/2011
Дмитрий Коновалов (Л) и Владислав Ковалев в зале суда. Минск 15/09/2011 REUTERS/Vasily Fedosenko

На скамье подсудимых минского Дома правосудия уроженцы Витебска Дмитрий Коновалов и Владислав Ковалев. Их подозревают в совершении теракта на станции «Октябрьская» минского метрополитена 11 апреля 2011 года. Им грозит смертная казнь - максимальное наказание по самой тяжкой из предъявленных статьей «Терроризм».

Реклама

В результате взрыва погибло 15 человек, более двухсот были ранены. Коновалова и Ковалева подозревают также в организации взрывов в Минске в 2008 году и в Витебске - в 2005. Оба они родились в Витебске в 1986 году.

Коновалову инкриминируется более 30 преступных эпизодов. В частности, речь идет о совершении акта терроризма, в том числе, повлекшего человеческие жертвы, причинении телесных повреждений различной степени тяжести, иных тяжких последствиях, незаконных действиях в отношении взрывчатых веществ и взрывных устройств, злостном и особо злостном хулиганстве, умышленном уничтожении и повреждении имущества общеопасным способом.

Ковалеву вменяется в вину участие в 15 эпизодах противоправных деяний. В частности, он обвиняется в соучастии в форме пособничества и совершении терроризма, совершении злостного и особо злостного хулиганства, умышленном уничтожении имущества общеопасным способом, в незаконных действиях в отношении взрывчатых веществ, укрывательстве лица, совершившего особо тяжкое преступление, и недонесении о совершенных и готовящихся особо тяжких преступлениях.

По делу проходят 523 потерпевших, сотни свидетелей.

На зачитывание текста обвинения ушло почти два часа. Были озвучены подробности подготовки теракта и событий, произошедших накануне. В ходе судебного заседания прозвучала информация о том, что за два дня до взрыва - 9 апреля - Коновалов связался с Ковалевым по телефону. В Минск он приехал 10 апреля, имея при себе взрывное устройство. На вокзале в Минске Коновалова встретил Ковалев.

Временное жилье в Минске они искали по газете бесплатных объявлений, квартиру сняли в агентстве недвижимости на трое суток - с 10 по 13 апреля. В материалах дела подробно описан механизм взрывного устройства. Его мощность составила 12,5 килограммов в тротиловом эквиваленте. Механизм приводился в действие через беспроводной звонок.

По словам прокурора, различные взрывы Коновалов начал производить с 2000 года в Витебске и Витебском районе, в том числе, в составе группы лиц - по предварительному сговору с Ковалевым и еще одним своим знакомым - Румянцевым. Для взрывных устройств использовались разные вещества. Также часть устройств обладала зажигательным эффектом.

Бомбы приводились в действие различными способами: с помощью таймера, натянутой поперек пешеходной дорожки проволоки или лески. Прозвучала также информация о том, что Коновалов проводил испытания бомб-самоделок, которые изготавливал в своей квартире и подвале своего дома в Витебске.

Многое из того, что прозвучало сегодня на суде, говорилось и ранее в официальных белорусских СМИ. Эксперты отмечают массу нестыковок. Речь идет и о сопоставлении возраста подозреваемых с тяжестью преступлений, и об аспектах, связанных с физическими и химическими подробностями. Например, по мнению некоторых экспертов, вещества, которые - по официальной версии – использовали подозреваемые в терактах, невозможно хранить в домашних условиях.

В кругах белорусской оппозиции многие говорят о том, что взрыв власти использовали как дополнительный повод для репрессий в отношении инакомыслящих и нагнетания в обществе атмосферы страха.

Начавшийся сегодня процесс комментирует Мечислав Гриб - генерал-лейтенант милиции, Председатель Верховного Совета РБ в 1994-1996 гг, сменивший на этом посту Станислава Шушкевича.

Сегодня начался очень громкий и важный процесс. Такие тяжкие преступления, которые вменяются в вину подсудимым, давно не проходили в Беларуси. И то, что власти пошли на проведение открытого процесса, означает, на мой взгляд, что они уверены в доказательствах их виновности. Если бы у них было хотя бы небольшое сомнение, возможно, они бы сделали процесс закрытым.

Примечательно, что примерно за полчаса до полудня журналистов, снимающих судебное заседание на видео- и фотокамеры, попросили покинуть зал, так как один из потерпевших выступил против фото- и видеосъемки на судебном процессе по теракту в минском метро.

Между тем, некоторые правозащитники и представители белорусской оппозиции, которые имеют большой опыт знакомства с белорусской Фемидой, уверены, что сегодня на скамье подсудимых оказались, в лучшем случае, исполнители, а никак не организаторы теракта.

По этому поводу Мечислав Гриб отметил:

Я такой версии не исключаю. Но это только версия. И вряд ли ее кто-то дальше будет проверять.

Примечательно, что журналистам запретили общаться с потерпевшими, многие из которых имеют значительное количество претензий и по поводу невыплаты причитающихся им денег, и по поводу сумм компенсаций, а также условий лечения и реабилитации. Всего на суде присутствовало более сотни потерпевших от теракта в минском метро 11 апреля и взрыва в Витебске в сентябре 2005 года. Некоторые пострадавшие отметили, что им не предоставили возможности ознакомиться с материалами дела.

А вот как комментирует начало процесса над обвиняемыми в теракте правозащитник Гарри Погоняйло.

Самое главное - выяснить причины, которые побудили этих людей на такие тяжкие преступления. То, что пока нам говорят, не укладывается в общечеловеческую логику. Если это вполне психически здоровые люди, и они не имели никаких ни политических, ни прочих целей, а просто хотели доказать свое превосходство и пренебрежение человеческими жизнями путем закладки взрывного устройства и приведения его в действие в месте массового скопления людей – я просто не представляю, какими нечеловеческими могли быть их устремления. И просто непонятно, как эти люди не были выявлены до этого случая.

Гарри Погоняйло допускает, что открытый процесс на самом деле может позволить установить, виновны ли те, кто оказался на скамье подсудимых:

Я думаю, что открытый процесс с соблюдением всех процедур, предписанных законом, позволит составить полное представление, те ли люди на скамье подсудимых, они ли реально совершили преступление, достаточно ли суду представлено доказательства и как на этом оселке – так скажем - судебного контроля пройдут доказательства и будут ли они признаны достаточными, достоверными и допустимыми. Все зависит от процесса, от того, как председательствующий будет его вести, кому позволят быть в зале заседаний: позволят ли присутствовать широкому кругу общественности, журналистам, правозащитникам. Я думаю, что цель при таком раскладе будет достигнута, и мы получим реальную картину произошедшего и его причин.

В то же время, правозащитник Гарри Погоняйло отмечает, что на сегодняшний день его смущают некоторые моменты (напомню, что оба обвиняемых родились в 1986 году, т.е. к моменту совершения преступления, фигурирующего в материалах дела и датированного 2000-м годом им было по 14 лет – Е.Д.).

Конечно, меня смущает то обстоятельство, что группа действовала очень долго. Т.е., практически, когда некоторые из группы были либо на рубеже совершеннолетия или только достигли совершеннолетия. Речь идет о взрывах в Витебске. Затем был взрыв в Минске в 2008 году возле стелы Минск-город во время празднования Дня независимости. Ведь эти преступления, период между которыми составлял годы, не были раскрыты... Хотя нам говорят, что чуть ли не открыто эти люди действовали, в подвале их родного дома они организовали лабораторию, в которой изготавливают взрывчатые вещества, приспособления и сами взрывные устройства. Поэтому мне лично непонятно, а где была оперативная служба и КГБ и МВД, где их хваленая агентура, почему эти преступления оставались так долго нераскрытыми? И только грубейшие ошибки обвиняемых при закладке взрывного устройства и их поведение на месте преступления, по дороге, когда они добирались в Минск.... везде установлены видеокамеры, и все можно отследить, начиная от вокзала до захода в метро, и поведение их в метро... я думаю, что это повлияло на быстрое раскрытие... Места, где они находились со взрывными устройствами были оснащены техническими средствами наблюдения, и это помогло раскрыть преступление, а никак не оперативные службы. Заниматься политическим сыском у них есть и силы, и средства, а вот тяжкие преступления раскрываются крайне сложно. Ведь если бы предыдущие преступления были раскрыты до 11 апреля 2011 года, я думаю, что не состоялся бы этот взрыв, не было бы этих жертв.. Если, конечно, это те люди. Посмотрим, как будет вестись этот процесс. А пока гадать на кофейной гуще и делать предположения по поводу исхода процесса нет оснований.

Процесс над обвиняемыми во взрыве в минском метро продолжится в пятницу 16 сентября.
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями