Белоруссия / армия

Лукашенко решил создать новую армию

Учения подразделения белорусского спецназа 19/10/2011 (архив)
Учения подразделения белорусского спецназа 19/10/2011 (архив) REUTERS/Vasily Fedosenko

За каждым орудием должны быть закреплены конкретные люди, заявил белорусский лидер. Аналитики утверждают, что Александр Лукашенко укрепляет не обороноспособность, а личную власть в условиях продолжающегося кризиса в стране.

Реклама

Президент вводит военную дисциплину?

Для укрепления вертикали власти президент Беларуси сделал глав регионов людьми военными.

«Мы создаем новую военную структуру. Если хотите – новую армию в Беларуси», - так заявил Лукашенко, вручая всем главам белорусских регионов погоны генералов. Церемония состоялась в ходе штабных учений в Гродненской области, на Гожском полигоне. Через сколько военных званий «перескочили» новоиспеченные «генерал-губернаторы», широкой общественности не сообщили.

Александр Лукашенко: «За каждым автоматом, пистолетом, гранатометом, за каждым орудием должны быть закреплены конкретные люди. Шутки - в сторону».

Необходимость создать «новую армию» Лукашенко объясняет сложной международной обстановкой, а также тем, что все недавние революции произошли не без поддержки тамошних оппозиционеров силами НАТО.

Александр Лукашенко: «Под призывы о демократии гибнут тысячи людей, совершаются немыслимые по своей жестокости теракты».

Для достижения своих целей Запад использует экономическое давление и развязывает информационные войны, - уверен Лукашенко. Он заявил, что экономике Беларуси уже нанесен ущерб из-за санкций в отношении ряда белорусских предприятий.

На нас постоянно давят, упрекают в недостаточности свободы слова, плюрализма. Цель Запада видна невооруженным взглядом: им нужно расшатать ситуацию в Беларуси, отрезать ее от активного участия в международных общественно-политических процессах, а затем включить в сферу своего влияния.

Лукашенко поручил обеспечить за счет мобилизации ополченцев возможность резкого увеличения личного состава белорусских Вооруженных Сил более чем вдвое и неоднократно подчеркнул, что если оборона страны будет делом поистине всенародным, то «они» - а под этим местоимением подразумевались якобы какие-то грозные внешние силы – «к нам не сунутся»

От авторитаризма к тоталитаризму?

Явилось ли заявление Лукашенко о создании новой армии с силами территориальной обороны неожиданностью?

В известной степени да. Но обращает на себя внимание после двухнедельного молчания по поводу смерти Муамара Каддафи. Дело в том, что силы территориальной обороны, которые Лукашенко назвал «новой армией», по сути означают переход Беларуси от авторитарной к тоталитарной системе. Для всех так называемых губернаторов – хотя на самом деле они таковыми не являются, потому что губернаторов выбирают, а в Беларуси назначают – шести областей и столицы было неожиданностью присвоение генеральских званий. Эта спонтанность в решениях многих в Европе сильно озадачивает.

Особенность новой армии, полагает Роман Яковлевский, не столько в том, что к большому количеству людей в форме цвета хаки – имеется в виду и армия, и внутренние войска, и многочисленные спецслужбы - добавляется еще 120-тысячная армия партизан, иначе говоря - резервистов.

Но особенностью является то, что из уст Лукашенко прозвучало, чтоб бремя забот и, естественно, расходов по созданию новой армии должны взять на себя бизнесмены, которые должны, по словам Лукашенко, найти там свое место. Какое оно, очень понятно: это будет дополнительное налогообложение.

Кроме того, по мнению Яковлевского территориальная оборона

при современных условиях ведения войны ничего решить не может. Она явно предназначена для решения внутренних задач. А внутренние задачи с нарастающим комом все более очевидны. И они связаны с системным кризисом, который в Беларуси продолжается: безудержная инфляция, неоднократная девальвация, дикий рост цен и снижение уровня жизни. Этого Лукашенко боится, и ему видится, что силы территориальной обороны могут стать дополнительным щитом для удержания власти.

Поручик Голицын, раздайте патроны

Так кому же были адресованы заявления Лукашенко?

Аналитик Константин Михеев полагает, что речь главы белорусского государства, как, впрочем, и прошедшее командно-штабное учение сил белорусской территориальной обороны – мероприятие, скорее, для внутреннего, нежели для внешнего адресата.

Тревога власти за свое будущее на фоне экономического кризиса, падения доверия населения к проводимой руководством политике и очевидных проблем в сфере пропаганды объяснима. Тем не менее, выступление белорусского президента на Гожском полигоне вблизи Гродно преследует цель не столько запугать оппонентов режима или вечно колеблющееся, но вечно недовольное большинство, сколько получить дополнительный рычаг для контроля системы госуправления. По белорусской традиции этот месседж завернут в обертку внешней угрозы. Во-первых, Александр Лукашенко озабочен лояльностью и управляемостью номенклатуры всех звеньев. Если гражданский чиновник получает распоряжения или указания, то военный - приказ. Приказы не обсуждают. Иные формулировки, иной уровень ответственности: приказы не обсуждают.

Поэтому-то губернаторам и присвоили генеральские звания.

Ну а во-вторых, отмечает Константин Михеев,

в любой стране существует военная и квазимилитаризованная инфраструктура: объекты, оружие, спецсредства, ответственные за них люди. Таким образом, речь еще и о контроле этой инфраструктуры: «За каждым автоматом, пистолетом, гранатометом - за каждой единицей оружия должны быть закреплены конкретные люди». С одной стороны, теракт в минском метро, с другой - недавние проникновения любителей экстрима на режимные, вроде бы охраняемые, объекты, надо полагать, заставили президента задуматься о том, не воспользуется ли кто-либо этой инфраструктурой в случае беспорядков. Так сказать, поручик Голицын, раздайте патроны.

Третий адресат речей Лукашенко – бизнес, причем, не только связанный с властью, - отмечает Константин Михеев.

И пусть бизнес-сообщество в течение последнего десятилетия было наиболее последовательным, хотя и отнюдь не радикальным критиком проводимого властями курса, но при любом масштабном социальном катаклизме оно теряет очень много. Президент, по сути, объяснил бизнесменам, отчего они должны быть лояльны именно ему: «Они должны защищать еще и свою собственность, кроме семьи и земли». Грубо говоря, лучше плохой Лукашенко, чем хороший хаос. Вся остальная риторика относительно внешней угрозы носит ритуальный характер. Беларусь как член ОДКБ находится под зонтиком этой организации. Силы территориальной обороны – скорее, механизм мобилизации и создания резервов, чем ведения боевых действий. «Вооруженный народ», о котором так эмоционально высказался Александр Григорьевич, - это военная доктрина начала XIX века, эпохи наполеоновских войн.

Примечательно, что говоря о создании новой армии в Беларуси, Лукашенко прокомментировал обстоятельства смерти экс лидера Ливии Муамара Каддафи и заявил, что НАТО – хуже фашистов.

Как воспринимать высказывания Лукашенко в адрес НАТО?

Что касается НАТО, белорусские Вооруженные силы, как и Вооруженные силы России, основного стратегического союзника Беларуси, давно и результативно сотрудничают с НАТО, который, по словам белорусского президента, «хуже фашистов». Просто НАТО - и шире - внешняя угроза заменяют в этом контексте внутренние проблемы, действительно беспокоящие белорусское руководство. НАТО, Запад и внешняя угроза в белорусском политическом дискурсе – это, своего рода, Белый Джо из анекдота, вопли о приближении которого позволяют завсегдатаям белорусского салуна проверить смазку кольта и пристально посмотреть в глаза друг другу.

Между тем, известно, что Беларусь сотрудничает с НАТО. Белорусские военные учатся в школах НАТО. Буквально за неделю до высказываний Лукашенко группа белорусских журналистов и аналитиков посетила штаб-квартиру НАТО в Брюсселе, встречалась с главами национальных делегаций.

В ходе встреч речь шла о том, какую пользу могла бы извлечь Беларусь, сотрудничая с НАТО, какие ограничения в отношениях есть сейчас и почему. А существуют они по тем же причинам, по которым ограничены отношения с Евросоюзом: из-за отсутствия движения в сторону демократии, свободы СМИ и других базовых западных ценностей. Как сообразуется все это с откровенно недружелюбными в адрес НАТО высказываниями Лукашенко?

Это не первый антинатовский приступ, а очередной. Резкие высказывания Лукашенко в адрес НАТО связаны с трагической гибелью Муамара Каддафи. Он считает, что это натовский спецназ уничтожил Каддафи, хотя известно, что участие принимал и спецназ такой дружественной белорусскому режиму страны, как Катар. Это не секрет. Антинатовские настроения Лукашенко давно известны. Советские стереотипы не изжиты им. Не говорю за всех белорусов. Россия куда более высокий уровень поддерживает с НАТО, чем Беларусь. Это - опять на внутреннее потребление.

Для удержания своей власти, полагают аналитики, Лукашенко культивирует атмосферу страха и занимается поисками и «назначением» внешних угроз.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями