Беларусь

«Дело Дмитрия Завадского не должно оказаться в архиве»

Elisaveta Dako/RFI

7 июля – годовщина похищения Дмитрия Завадского, оператора минского бюро российского телеканала ОРТ, в прошлом личного оператора президента Лукашенко. Преступники, получившие тюремные сроки по делу Завадского, осуждены за похищение. Следствие так и не ответило на вопрос о судьбе Дмитрия.

Реклама

Дело Дмитрия Завадского приостановлено в 2006 году. С тех пор никаких следственных действий не ведется. По белорусским законам дело может быть сдано в архив в 2015 году.

По делу Завадского в 2002 году были приговорены к большим срокам заключения бывшие офицеры спецподразделения белорусского МВД «Алмаз» Валерий Игнатович и Максим Малик, бывший курсант Академии милиции Алексей Гуз и Сергей Савушкин. Правозащитная организация «Международная амнистия» признала Дмитрия Завадского узником совести.

13 лет назад Дмитрия похитили неизвестные по дороге в аэропорт Минск, куда Дмитрий направлялся на машине, чтобы встретить директора минского бюро телеканала ОРТ Павла Шеремета. В аэропорту была найдена машина Завадского, но Шеремет так и не встретился со своим коллегой ни в тот день, ни до сих пор.

За эти годы родственники и друзья Дмитрия Завадского написали десятки писем главам государств, обращений в международные структуры и правозащитные организации, но пока результата нет. Они ограничиваются принятием деклараций или декларативных требований (формально ни к чему не обязывающих) в адрес белорусского руководства провести расследование и ответить на вопрос, что случилось с Завадским.

Ольга Григорьевна Завадская, мама Дмитрия, продолжает ждать ответа на свой вопрос: «Что послужило причиной похищения и, может быть, убийства моего сына, который в принципе был аполитичен?».

Вот что рассказала на прошедшем недавно в Минске Вечере памяти Дмитрия Завадского его мама, Ольга Григорьевна.

Ольга Завадская: Что касается давности срока, - это конечно, очень тяжело для меня лично и для всей нашей семьи – думать о том, что дело ляжет на архивные полки. Страшно. Такие преступления как похищения людей, известных людей в Беларуси, не должно остаться без внимания общественности.

Сделано достаточно много: и обращения к гражданам Беларуси, обращения во все инстанции, к главам государств СНГ, Евросоюза, обращались к руководителям США, Японии, Канады. Конечно, это большая политика. Но сдвинуть с места это дело придется нам.

НО КАК ЭТО СДЕЛАТЬ?
Ольга Завадская: В нынешних белорусских условиях каждый за себя. Пикеты – мы проводили. Результатов (в смысле реакции властей) нет. Но я не скажу, что результатов нет совсем. Люди реагируют и поддерживают сигналами авто стоящих в пикетах. Людей все-таки волнует эта тема. Но на какой рычаг надавить, чтобы эта немая солидарность превратилась в какую-то искру, чтобы начались какие-то перемены.

В стране все устроено так, что люди боятся. Боятся высказать свое недовольство, свое мнение. Даже те, кто в какой-то степени пострадал, пусть не так, как мы. Но люди связаны рабочими контрактами, они опасаются за благополучие своих семей, детей, за свою карьеру.

Страшно думать, что ничего не произойдет. Должно что-то произойти. Но все наши усилия пока на сегодняшний день сводятся к одному – Не отпускать эту тему. Говорить, напоминать, через СМИ, правозащитные организации, политические партии.

Перелистывала сегодня Дело Димы. И оно меня до такой степени расстроило, взбудоражило. Кажется, вот поднеси ко мне спичку – и я загорюсь.

РАБОТА
Ольга Завадская: Каждая мать переживает за судьбу своих детей по-своему и в разные периоды жизни.

Дмитрий начал работать в Белотелерадиокомпании, после армии вернулся туда же, через год начал работать личным оператором Лукашенко.

На все вопросы по поводу работы, Дмитрий не отвечал. В один прекрасный день он сообщил, что с завтрашнего дня начинает работать в минском бюро российского телеканала ОРТ.

Я распереживалась, потому что не понимала: ну как можно отказаться от работы с человеком, который может сделать все и по-всякому (имеется в виду президент Беларуси – ред.). Но я понимала, что сыну предложили более интересную и более высокооплачиваемую работу. И я его благословила.

И началась его работа. Он работал, в том числе, и для криминальной хроники. Были командировки в Чечню, Ингушетию, не раз были поездки в зоны военных действий, и под пулями, бессонные в холоде, в голоде. Он мало делился впечатлениями о том, что там происходило. Да, говорил, рвались снаряды. Была работа, и он работал.

Потом запретили работать в Беларуси, поскольку Дима стал неугоден. Так же, как и Шеремет (26 июля 1997 г. Дмитрий Завадский был арестован вместе с журналистом ОРТ Павлом Шереметом за репортаж о белорусско-литовской границе. Несколько месяцев провел в заключении в Гродненской тюрьме. Осужден условно к полутора годам лишения свободы за незаконный переход границы. Вышел на свободу 5 сентября 1997 г. – ред.)

Дмитрий очень страдал без работы. Его спасали командировки в зоны боевых действий, так как это была возможность работать.

ПОХИЩЕНИЕ
Ольга Завадская: Последняя командировка была в начале 2000 года. Вернувшись в Минск, Дима дал интервью «Белорусской деловой газете». Всякий раз, когда я перечитываю это интервью, оно кажется мне все жестче и жестче. Потому что там он говорит о том, что все ведомства (так или иначе причастные к ведению операций в зоне конфликтов – ред. ) между собой не дружат и друг друга подставляют.

Говорил о грузах – о двухсотом (военный термин, обозначающий транспортировку убитых или умерших людей в специальном герметичном контейнере – ред.), о трехсотом (военный термин, обозначающий транспортировку раненого солдата, вывозимого из мест боевых действий – ред.). Говорил о том, что во время его последней командировки был задержан белорус. Фамилии его он не называл.

Но об этом инциденте сообщил канал ОРТ и назвал фамилию – Игнатович. В ходе следствия было решено, что исчезновение Димы – месть Игнатовича. Игнатович, конечно, мерзавец, ему ничего не стоило убить и ограбить. Я выслушала много эпизодов в суде, связанных с деятельностью Игнатовича. Но что касается мести, я очень сомневаюсь, что исчезновение Димы могло быть местью Игнатовича.

Дима не раз после работы ездил один без всякой охраны рыбачить на Минское море. Так что моментов, чтобы отомстить, – будь у Игнатовича на это желание – было много. И не надо было устраивать шоу с похищением. Были свидетели, которые давали показания о том, что Диму выслеживали около дома, где он жил.

Но суд решил так, как решил. За похищение осуждена группа Игнатовича. На суде они вину свою не признали. Игнатович осужден пожизненно, Малик как член преступной группы получил 25 лет..... Но время идет, и эти мерзавцы скоро окажутся на свободе.

* * * * *

По словам Ольги Завадской, рассчитывать на давление со стороны России – поскольку официально Дмитрий на момент похищения был сотрудником российского телеканала – не приходится. Писали обращения и президенту Путину и потом - Медведеву, но до сих пор это ни к каким результатам не привело. Времени до момента сдачи в архив дела Завадского осталось совсем немного.

 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями