Беларусь за неделю

Свиная чума в Беларуси: «Главное, чтобы не было паники»

AFP/Peter PARKS

Литва просит у Еврокомиссии 13,5 млн евро, чтобы отгородиться от африканской чумы свиней в Беларуси 500-километровым забором. Литва, Латвия, Украина, Россия, Польша ввели запрет на импорт свинины из Беларуси. Так ли серьезна угроза и как реагируют на распространение эпизоотии белорусские власти и жители страны?

Реклама

Почему Литва просит содействия Еврокомиссии?

Глава Государственной продовольственно-ветеринарной службы Литвы Йонас Милюс сообщил информагенству BNS, что запрашиваемые у Еврокомиссии 13,5 млн евро необходимы на комплекс мероприятий для защиты от африканской чумы свиней (АЧС) в Беларуси. Литовские специалисты решили возвести 500-километровое ограждение вдоль границы с Беларусью, так как распространителями эпизоотической инфекции могут быть не только свиньи на крестьянских подворьях и государственных фермах, но и дикие кабаны.

Вакцину для лечения и профилактики африканской чумы пока не изобрели. Летальный исход фиксируется в большинстве случаев, а переболевшие, но выжившие животные остаются носителями вируса. Единственный известный сейчас способ борьбы с АЧС – уничтожение всего поголовья в очаге инфекции и в радиусе несколько десятков километров.

В Беларуси 21 июня официально объявили о вспышке АЧС в частных подворьях в Ивьевском районе Гродненской области. Спустя несколько дней власти признали наличие второго очага эпизоотии в Витебской области на свиноводческом комплексе «Лучеса» Витебского комбината хлебопродуктов. Однако сообщения негосударственных белорусских СМИ, а также циркулирующая в социальных сетях информация дает основания для сомнений в том, что очагов инфекции только два, как об этом заявили официально.

Судить о масштабах распространения вирусного заболевания свиней в Беларуси можно, лишь сопоставляя разрозненную информацию информагенств, сарафанного радио и социальных сетей. Топ-новости белорусских госСМИ сплошь посвящены череде праздников – на прошлой неделе страна отметила День независимости, масштабные гуляния прошли на Купалье на родине президента Лукашенко, сейчас главная тема белорусского агитпропа Славянский базар в Витебске.

Между тем, глава Государственной продовольственно-ветеринарной службы Литвы Йонас Милюс на днях заявил, что ситуация с распространением АЧС в Беларуси «практически неуправляемая». Литовский чиновник выразил надежду, что к адресованной Еврокомиссии просьбе Вильнюса о выделении средств для предотвращения распространения вируса АЧС на территории ЕС присоединятся и две других граничащих с Беларусью страны Евросоюза - Польша и Латвия.
Агенство Baltic New Service сообщает, что по оценке литовских специалистов, возведение заграждения на границе с Беларусью поможет избежать примерно 90 процентов случаев заражения, а цена вопроса несопоставима с потерями, которые повлечет за собой проникновение зараженных вирусом АЧС животных на территорию Евросоюза.

Неофициальная информация о «зачистках» и кордонах порождает сомнение в достоверности масштабов эпизоотии

Официальной информации о наличии очагов инфекции в Могилевской области и двух районах Минской области – Воложинском и Столбцовском, – нет. Однако мероприятия по «зачистке» там проводятся. По данным негосударственного агентства БелаПАН, в деревне Налибоки в местном свинокомплексе и в сельхозкооперативе в деревне Першаи зафиксирован падеж и массовый убой свиней, официально не связанный с АЧС.

Изъятие и убой свиней произвели в деревнях Ольшанка, Адамово и Буни. В деревнях Нивное, Прольники, Вишнево, Саковщина, Чертовичи Минской области местные жители начали массовый убой свиней, не дожидаясь приезда ветслужбы и диагностики, чтобы избежать изъятия.

В деревне Вильчицы в Могилевском районе на юго-востоке Беларуси установлены заградительные кордоны по пути к агропредприятию «Восток». Кроме того, идет изъятие и убой свиней в четырех деревнях Витебской области. При изъятии полагается компенсация в размере чуть больше одного евро за килограмм. Многие сельчане закололи свиней и купили дополнительные морозильные камеры для хранения непредусмотренного запаса.

Сельчанам не объяснили, почему на убой забирают здоровых свиней

Змитер Бартосик, бард и журналист, много путешествующий по разным регионам Беларуси, на днях побывал в Столбцовском районе Минской области, который официально власти не признают зоной вспышки свиной чумы. По его словам,
в целом люди подчиняются требованиям ветслужб сдать свиней на убой. Но у сельчан недостаточно информации о происходящем, о поразившей животных болезни.

Змитер Бартосик: "У них вызывает возмущение и непонимание, почему забирают всех свиней – и живых, и тех, которых они уже закололи. Они понять этого не могут. Многие держат их не того, чтобы потом продать мясо, а для себя. Это будет очень серьезный удар по домашнему хозяйству, по семейному бюджету. Но я не встретил какой-то волны возмущения, не пахнет никакой революционной обстановкой. Никаких разговоров на повышенных тонах. Если одним словом характеризовать атмосферу, то это обреченность и депрессия в связи со сложившейся ситуацией. Я был в Столбцовском районе, где свиней вырезали деревнями. Люди высказывают вслух опасения в связи неизвестностью. Им сказали, что заводить свиней можно будет, может быть, через полгода, а может быть, и через год".

Из разговоров с местными жителями в очаге инфекции в Ивьевском районе Гродненской области ясно, что люди с недоверием относятся к попыткам что-либо узнать о масштабах распространения свиной чумы в их местности.

Разговор с одим из таких жителей начался так:

Местный житель: - А вы из какой газеты? А вы за красных или за белых?

RFI: Мы за объективную информацию.

На просьбу рассказать, как люди относятся к ситуации, к тому, что в местности, где десятки лет держали свиней, сейчас уничтожили все поголовье, и в ближайшие полгода-год о домашнем кабанчике надо забыть, местный житель ответил:

Местный житель: "Раньше дикие кабаны в огород лазили, а сейчас почему-то их нет. Только мертвые лежат. До забора дошли, там и лежат. Знаем, что болезнь. Если надо умерщвлять, то умерщляйте. Только чтобы во всей деревне, не только у нас. Люди согласились. Все понимают. Но есть и такие, которые прячут кабанчиков. Отдадут худых хряка или свиноматку, а хорошего кабанчика припрячут. Но через пару дней звонят и говорят: приезжайте, заберите, он уже пал. Деревня уже была зачищена, а они спрятали. Ну, знает, как говорят, в семье не без урода".

Замалчивая тему АЧС, власти создают иллюзию отсутствия проблемы

Между тем, вряд ли дело в том, что «в семье не без урода». Экономист Лев Марголин вовсе не склонен обвинять плохо информированных о ситуации сельских жителей в попытке утаить кабанчика. Ведь для многих в деревне содержание свиней является чуть ли не главным источником для существования, а достоверной информации о распространении инфекции по территории Беларуси просто нет.

Что касается чиновников на локальном уровне, которые должны разъяснять сельчанам, почему происходят зачистки не только на территориях, объявленных очагами свиной чумы, то, как отмечает Марголин: «Никто не мог отважиться принять решение вызвать огонь на себя – что надо дать информацию, принять меры и т.д. Есть авторитарное государство, где абсолютно не погрешим только один человек. А все остальные, прежде чем что-то делать, вынуждуны думать, как на это отреагируют «сверху». Вот это главная причина запаздывания информации. И того, что на сегодня очень скупая. Никто не знает, что можно говорить, а что нельзя.

В Беларуси свиноводство – не хобби, а для многих сельчан единственная возможность выживания. Потому что если на селе и есть работа, то платят за нее сущие гроши. Люди привыкли жить подсобным хозяйством.

То, что молчат чиновники, еще можно как-то понять. Но то, что молчит глава государства – выходец из села, в прошлом руководиель хозяйства, прекрасно понимает последствия – то, что он не нашел слов поддержки тем, кто пострадал, и делает вид, что ничего не происходит и что его это абсолютно не касается, вот это странно.

Хотя его можно понять. Он понимает, что если на его уровне будет произнесено какое-то слово, то являение сразу приобретет другой масштаб и резонанс. Пока он молчит, у людей, которых непосредственно не затронула эта проблема, - создастся впечатление, что и проблемы особой нет. Подумаешь – два населенных пункта.....»

«О катастрофах в СССР тоже сообщали избирательно»

Система распространения информации в Беларуси осталась такой же, как и во времена СССР, отмечает медиаэксперт Леонид Миндлин. Замалчивание информации о масштабах распространения в Беларуси АЧС он сравнивает с эпизодами советской истории.

Леонид Миндлин: Мне когда-то показали карту железнодорожных катастроф в СССР. Это была испещренное флажками пространство, из них только о нескольких катастсрофах. В частности, о катастрофе в Крыжовке, рядом с Минском, – но только потому, что погибло очень много людей, и вблизи города. Если в СССР это можно было скрывать слишком долго, потому что тезхнически была возможность держать информацию под контролем, то сегодня иесть интернет. Не скажут ТВ, не напишут в газетах – инфа пойдет по интернету. Они все еще живут старыми стереотипами: если не сказать, то и проблемы как бы нет. Их мотивация такая – главное, чтобы не было паники. Но вся штука в том, что если идет официальная информация о таких вещах, то люди не доверяют ей. И власти сами к этому людей приучили - не доверять некачественной, недостоверной информации, даже когда идет по официальным источникам – государственное телевидение и газеты.

RFI: Первый государственный канал Белорусскоготелевидения вот уже почти две недели транслирует сплошные празничные мероприятия, а сюжетов об АЧС нет вообще....

Леонид Миндлин: Ну ладно, не хотят они пугать население всей страны, пусть оно гуляет и танцует. Но ведь они и людям, которые реально пострадали, не объясняют тоже, как дальше будет. У них же забивают скот, это для них источник существования.

Леонид Миндлин допускает, что чиновники на локальном уровне, а также те, к которым журналисты обращаются за комментариями, могут и сами толком не представлять себе масштаб распространения африканской чумы свиней в Беларуси.

Леонид Миндлин: Да они, может быть, и сами не знают о ситуации. Есть куратор, есть специальная служба, которая опредляет перечень закрытых тем, которые являются предметом служебной, государственной, экономической и какой угодно тайны. Эта служба у нас называется Комитет государственной безопасности. Они этот перечень составляют. Но я думаю, что в этом участвуют и ведомства. Каждое ведомство вырабатывает свой перечень закрытых для СМИ тем. В любом случае этот вопрос надо решать отдельно. Если раньше этим занимался Главлит – то есть он все равно выполнял поручения, которые ему давали, темник им составлялся ведомствами и КГБ, то сегодня, наверно, блюдет это все КГБ, но при участии ведомств. У них есть свои первые отделы, они сейчас есть везде. Таким образом они решают, что можно сказать обществу, а что нельзя. Система сохранилась. Одно время она стала распадаться, и даже первые отделы были упразднены в ведомствах, на предприятиях, но функция точно восстановлена.

Таким образом, государство, скрывая масштабы распространения африканской чумы свиней в Беларуси, лишает жителей страны возможности защитить себя и адекватно реагировать на меры, предпринимаемые в связи с попытками пресечь распространение опасной инфекции, резюмирует Леонид Миндлин.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями