Libération: Могли ли бельгийские АЭС быть целью террористов?

АЭС "Дул" на севере Бельгии
АЭС "Дул" на севере Бельгии AFP PHOTO / GEORGES GOBET

В пятницу, 25 марта, газета Libération публикует расследование о мерах безопасности на бельгийских объектах атомной энергетики. Специальный корреспондент Libération в Бельгии Изабелль Анн отмечает, что многое свидетельствует о том, что именно АЭС были целью террористов.

Реклама

Камера в кустах

Сразу после взрывов в аэропорту и в метро бельгийские власти эвакуировали с атомных электростанций «Тианж» и «Дул» часть сотрудников. В компании Electrabel, эксплуатирующей бельгийские АЭС, объяснили, что домой отпустили тех сотрудников, присутствие которых не обязательно для безопасного функционирования станций.

В конце февраля стало известно, что в кустах возле дома одного из руководителей бельгийского Центра ядерных исследований была спрятана камера. Десятичасовое видео с этими записями полицейские обнаружили при обыске у одного из подозреваемых в причастности к парижским терактам Мухаммеда Баккали, задержанного в Брюсселе в ноябре прошлого года.

На видеозаписи видно, как двое мужчин приходят убрать камеру. Бельгийское издание La Dernière Heure выдвинуло предположение, что это братья Халид и Брахим Бакрауи, подорвавшие себя в Брюсселе во вторник. Прокуратура Бельгии пока не подтверждает эту информацию.

Так или иначе, в своем «завещании» один из смертников, Халид Бакрауи, упоминает того самого Мухаммеда Баккали, в доме которого обнаружили запись слежки.

В МВД Бельгии незадолго до терактов утверждали, что объектам ядерной энергетики страны ничего не угрожает. А в бельгийском Центре по анализу угроз (Ocam), комментируя обнаруженную видеозапись, заявили, что это угроза личного характера, которая не касается ядерных объектов.

«Политика четырех глаз»

В 2013 году одного из инженеров атомной станции «Дул» на севере страны уволили за то, что он, по официальной информации, не соответствовал требованиям Electrabel. Например, отказывался пожимать руку своему начальнику. В январе этого года газета L’Echo сообщила, что уволенный был родственником одного из джихадистов организации Sharia4Belgium, который отправился воевать в Сирию в рядах ИГ в 2012 году, а также призывал к терактам на территории Бельгии.

А в августе 2014 года на этой же АЭС «Дул», предположительно, произошел саботаж. Злоумышленник слил 65 тысяч литров масла из системы паровой турбины.

«Он поднял специальную задвижку, чтобы создать видимость нормального функционирования системы. А камеры видеонаблюдения были направлены в другую сторону, что доказывает, что это не было случайностью, а также что это совершил не один человек», — замечает Элуа Глорье, специалист по ядерной энергетике в бельгийском Greenpeace.

Этот случай так и не был расследован. В прокуратуре не исключали версию террористической атаки.

АЭС «Дул» на берегу реки Шельды находится в промышленном сердце страны. Неподалеку расположены нефтехимические заводы порта Антверпен. Кроме того, эта атомная станция находится в самом густонаселенном районе Европы. Глава группы зеленых в парламенте Бельгии Жан-Марк Нолле подчеркивает, что саботаж на АЭС мог бы привести к настоящей катастрофе.

После этого происшествия компания Electrabel и Федеральное агентство по ядерной безопасности (AFCN) внедрили так называемую «политику четырех глаз», которая предписывает работникам АЭС перемещаться как минимум по двое в некоторых отделениях станций.

Частная охранная компания

После терактов в Париже в AFCN заявили об усилении мер безопасности на ядерных объектах: на станциях в «Дул» и «Тианж», в Центре ядерных исследований в городе Мол и в Институте радиоэлементов в городе Флерюс, где производятся радиоизотопы для медицинских нужд.

Официальный представитель AFCN Себастьян Берг в феврале говорил о том, что бельгийским объектам ядерной энергетики ничего не угрожает и что речь идет о превентивных мерах, достаточных для предотвращения возможных происшествий.

Как отмечает Libération, если во Франции АЭС охраняют специальные подразделения жандармерии, в Бельгии охрану этих объектов поручили частной компании G4S. Сотрудники этой компании не имеют права задерживать подозрительных лиц, и в случае необходимость должны вызывать полицию.
При этом в Greenpeace неоднократно доказывали возможность проникнуть на территорию АЭС и даже добраться до гермооболочки реакторов.

В конце 2015 года правительство Бельгии объявило о создании специального подразделения полиции, которое в числе прочего должно будет нести службу на объектах ядерной энергетики. Однако в случае повышения уровня террористической угрозы до максимального — четвертого — охрану на ядерных объектах должна будет осуществлять армия.

«Пока мы находимся на уровне рабочих групп, это (создание спецподразделения полиции) займет еще несколько месяцев», — сообщили в МВД.

Внутренняя угроза

На прошлой неделе на ядерные объекты страны направили 140 военных. Однако, как отмечает Libération, угрозу можно ждать и со стороны самих сотрудников АЭС. На атомных станциях «Тианж» и «Дул» работают примерно по тысяче постоянных сотрудников и по пятисот работников компаний-субподрядчиков: охранников, кладовщиков, техников.

Представитель профсоюза станции «Тианж» Жан-Марк Пироттон рассказывает, что если постоянных сотрудников подвергают тщательной проверке, то сотрудники фирм-субподрядчиков проходят лишь поверхностных «скрининг». «Это как если бы на борту самолетов контролировали только пилотов и членов экипажа, но позволяли заходить кому угодно, — считает представитель профсоюза. — На „Тианж“ одного из сотрудников субподрядчика лишили разрешения на работу из-за его радикализации пару месяцев назад».
Выдача разрешения для работы на ядерных объектах может занимать многие месяцы. Однако раз в год во время технических проверок сотни новых специалистов могут прибывать на АЭС.

В Федеральном агентстве по ядерной безопасности утверждают, что процедуры проверок в этих случаях более быстрые, но от этого не менее надежные. Однако сами сотрудники АЭС свидетельствуют о том, что в этих случаях нет времени по-настоящему проверить всех работников.

Кроме того, сама система проверок дает сбои. Это демонстрирует случай Илиасса Бугалаба. Этот молодой человек 1988 года рождения в течение трех лет работал техником на АЭС «Дул». Он предоставил все необходимые справки, хотя был известен полиции в связи с его агрессивным поведением. Он отправился в Сирию в ноябре 2012 года, где погиб в марте 2014-го.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями