Рисунки на минских стенах могут попасть в Книгу рекордов Гиннеса (фото)

Настенный рисунок, претендующий на попадание в Книгу рекордов Гиннеса
Настенный рисунок, претендующий на попадание в Книгу рекордов Гиннеса RFI

Возможный мировой рекорд по площади рисунка на одной стене оставляет минчан довольно равнодушными. Главное, как подчеркивают практически все посетители фестиваля Vulica Brasil, Минск становится другим — хотя бы в одном маленьком арт-районе.

Реклама

Барабанные ритмы от московского батукада-оркестра из нескольких десятков участников, бразильские музыканты, разнообразная еда, специально пригнанные и разрисованные старые трамваи, и везде — граффити от лучших стрит-арт художников Бразилии и Беларуси — это фестиваль Vulica Brasil («Вуліца Бразіл» — бел., «Улица Бразил» — RFI), который проводится в Минске уже третий год. На этот раз праздник вышел за пределы субкультурного мероприятия «для своих»: район улицы Октябрьской, с заброшенными трамвайными путями, пакгаузами 19 века и советским заводом с бюстом Ленина и портретами передовиков у проходной, явил собой Минск как арт-объект. Самое частое сравнение у посетителей: «У нас сегодня — как в Европе».

Молодая пара: «Наверное, лучше, чем мы рассчитывали. Как-то живо очень все, необычно для Минска. Ощущения — довольно европейские, граффити — крутецкие совершенно, еда — вкусная, все здорово».

Молодой человек: «Очень понравилось шествие, которое только что прошло, народ „раскачало“. Рисунки… Не знаю, слегка странноваты, как по мне, очень странные. Но вообще, конечно, очень здорово, что такое в Минске. Хотелось бы, чтобы побольше проводилось».

Мужчина средних лет: «В принципе, интересно, по-европейски как-то уже ощущается. Молодцы организаторы, необычно. Потихоньку приходит и к нам это».

Работница коммунальных служб: «Прекрасно, красота неописуемая! Посмотрите, посмотрите, какая красота! Сколько молодежи! Пусть гуляют, пусть будут здоровенькие! А нам надо работать, извините».

Мужчина средних лет: «Красочно, весело. Мне кажется, таких мероприятий очень нам не хватает в Минске. Сразу другая атмосфера, себя по-другому ощущаешь».

Молодая женщина с ребенком: «Здорово, мне нравится атмосфера, которая здесь, люди красивые. Для Минска очень необычно. Нравится, что лица такие прямо, какие-то все смелые, раскрепощенные. Поэтому идешь и кажется: так, я была там, в двух километрах — так не было, тут по-другому!»

Фестиваль Vulica Brasil завершился в Минске в субботу, 17 сентября.
Фестиваль Vulica Brasil завершился в Минске в субботу, 17 сентября. RFI

Стоит отметить, что улица Октябрьская уже несколько лет потихоньку становится другим Минском — культурное пространство «ЦЭХ», где проходят выставки и публичные лекции, необычные для белорусской столицы кафе, место встреч «продвинутых» белорусов. Известный культуролог Максим Жбанков дает свою трактовку происходящего для RFI.

Максим Жбанков: «Это — отличное проявление осенней культурной самоорганизации масс, на мой взгляд. То есть люди, которые что-то могут сделать сами вне зависимости от каких-либо директив, указаний и циркуляров, собираются, чтобы представить людям себя, чтобы напрямую коммуницировать, чтобы просто получить общий fun. И это очень здорово».

Но зачем минским властям, никогда ранее не отличавшемся любовью к вот таким арт-сообществам, «рассадник вольностей» в центре столицы? Может быть, потому что в руководстве города меняются кадры, а с ними и взгляды, может быть, на «освежение» атмосферы повлияло потепление в отношениях Европы и Минска?

Максим Жбанков:  «Сложно говорить о либерализме. Я бы сказал, что эта ситуация точно такая же, которая в свое время возникла, например, с „Галереей Ў“ („Галерэя Ў“ долгое время была единственной арт-площадкой в Минске, она объединяет выставочный зал, книжный магазин „ЛогвінаЎ“ и кафе — RFI). Ясно, что для города одна независимая галерея более-менее весомого статуса — это предельно мало. Но ее разрешили, да, и она существует какое-то время, она существует как гетто в каком-то смысле, то есть как разрешенная огороженная территория для перемещений меньшинства. То же самое мы видим и здесь. То есть вот эта Октябрьская — это точно такое же гетто, гетто хипстеров, гетто таких „моднявых“ людей. У меня возникает ассоциация, может быть, смешная, но тем не менее, с тем, как в конце 70-х-начале 80-х в Ленинграде комитет соответствующей безопасности содействовал организации Ленинградского рок-клуба. Потому что все были вместе, все были подконтрольны, за ними было просто очень удобно и интересно наблюдать всем заинтересованным лицам. Что-то похожее, мне кажется, и здесь. Это разрешенная свобода на узкоограниченном пятачке городской территории».

Гетто — слово, конечно, не слишком приятное, но, действительно, рамки на входе и досмотр милиции вкупе со странным запретом на велосипеды и собак играли в пользу мнения Максима Жбанкова.

Автор мурала, претендующего на Книгу рекордов Гиннеса, Рамон Мартинс (второй слева)
Автор мурала, претендующего на Книгу рекордов Гиннеса, Рамон Мартинс (второй слева) RFI

Что же касается бразильской команды из музыкантов, сотрудников посольства и, собственно, самих звезд стрит-арта — нескольких художников, то они соответствовали представлениям белорусов о людях этой страны: смеялись, танцевали, пели и не вдавались в подробности взаимоотношений художника и власти. Автор мурала (мурал — разновидность монументального искусства, живопись на архитектурных сооружениях — RFI), претендующего на Книгу рекордов Гиннеса, Рамон Мартинс (Ramon Martins) сказал корреспонденту RFI, что видит здесь счастливых людей.

Рамон Мартинс:  «Я не очень хорошо познакомился с городом, потому что все время был сфокусирован на своей работе. Но я могу сказать об этой улице: она чудесная, тут очень много молодежи. И у этой улицы есть цвет, есть тепло, есть энергия. Я вижу очень много счастливых людей! И честно могу сказать, что все люди, которые помогали делать мою огромную работу — я их просто люблю, всех!»

Белорусский стрит-художник Евгений Матюта aka Cowek в интервью RFI отметил, что отношение чиновников к субкультурным сообществам в Беларуси действительно меняется: меньше настороженности, опасений, больше диалога, но фестиваль такого масштаба стал возможен только потому, что ответственность за его организацию взяло на себя посольство Бразилии в Минске. «Это — статус, совсем другой разговор», — сказал Cowek.

Cowek:  «Бразилия славится своим стрит-артом, который быстро развивался с 80-х годов. Я этими работами вдохновлялся, когда только сам начинал рисовать. Поработать с ними вместе вживую — это была какая-то недосягаемая мечта. А тут все как-то вышло просто… Это, конечно, невероятный стимул для дальнейшего творчества. Улица уже наполняется — и я думаю, что в скором времени нужно переходить уже за пределы этой улицы. Городу необходимы такие инициативы, такого рода проекты. Чем дальше, думаю, тем будет проще. И публика будет поддерживать, и администрация (Минска). Мы — первопроходцы, были сложности у фестиваля — это ход вещей. Главное, чтобы это все не сбавляло темп и нарастало».

За три недели фестиваля художники расписали семь стен, несколько трамваев, в которых в день закрытия уже работали кофейни и парикмахерская, окна типографии. Площадь мурала на стене Минского станкостроительного завода — около 3,5 тысяч квадратных метров. Действующий рекорд принадлежит тоже бразильцам — в августе этого года граффити «Этносы» Эдуардо Кобры в Рио-де-Жанейро признано самым большим изображением на стене авторства одного человека.

В 23:00 праздник закончился пока еще на довольно привычный для Минска манер: патрули омоновцев заботливо, но настойчиво предложили разгулявшимся посетителям проследовать домой.

Московский батукада-оркестр
Московский батукада-оркестр RFI

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями