Алесь Беляцкий: В Беларуси наступило время «фасадной демократии»

Белорусские правозащитники признали политзаключенным Эдуарда Пальчиса, создателя ресурса 1863x.com
Белорусские правозащитники признали политзаключенным Эдуарда Пальчиса, создателя ресурса 1863x.com REUTERS/Vasily Fedosenko

В Минске снова судят за политические убеждения. Белорусские правозащитники признали политзаключенным Эдуарда Пальчиса, создателя ресурса 1863x.com, на котором размещалась острая публицистика.

Реклама

Правозащитники называют статьи двадцатипятилетнего Эдуарда Пальчиса «не более чем авторским мнением автора на ряд исторических событий и фактов», белорусское государство видит в публикациях разжигание розни по признаку расовой, национальной, религиозной, языковой или иной социальной принадлежности.

Пальчиса также обвиняют в изготовлении и распространении порнографических материалов. Создатель популярного у белорусских пользователей сайта действительно однажды использовал порнокартинку для того, как считают правозащитники, чтобы «продемонстрировать недопустимые подходы к подаче информации некоторыми веб-ресурсами». «Недальновидный шаг, но не тот, за который следует сажать в тюрьму», — отмечают юристы из правозащитных организаций. О том, почему Эдуард Пальчис признан политзаключенным, RFI рассказывает глава правозащитного центра «Вясна», вице-президент Международной федерации прав человека Алесь Беляцкий.

Алесь Беляцкий
Алесь Беляцкий RFI

Алесь Беляцкий: Дело имеет явный политический подтекст. Напомню, Эдуард Пальчис являлся редактором сайта 1863x.com, который активно освещал военное противостояние России и Украины в 2014 году, он очень жестко критиковал российские власти при проведении операций в Крыму, в Донбассе. Он выступал под псевдонимом Джон Сильвер. Определенное время белорусские власти, спецслужбы не знали, кто это такой, но в конце концов определили его личность. Было возбуждено уголовное дело за разжигание межнациональной вражды.

Я напомню, что в России за последние несколько лет возбуждены десятки, если не сотни похожих дел — за безобидное стихотворение, за посты в Facebook, за еще какие-то сообщения в средствах массовой информации. Российские власти очень нервно реагируют на любую поддержку украинской стороны и любую критику российских властей в этом конфликте. И мы тут видим похожую ситуацию. Поэтому многие комментаторы, и я в том числе, считают, что, конечно же, в возбуждении этого уголовного дела сыграли (роль) как раз российские спецслужбы, которые, скорее всего, надавили или попросили белорусских коллег, чтобы те оказали давление на Эдуарда Пальчиса с тем, чтобы остановить работу этого сайта.

Потом Пальчис убежал в Украину, находился какое-то время там, затем была странная история его возвращения в Беларусь через Россию, где он был задержан по предписанию белорусских властей за нарушение режима подписки о невыезде, которая была взята во время возбуждения этого дела. Определенное время он находился в СИЗО в Брянской области, после того как в начале года был задержан российскими правоохранительными органами. Весной его передали белорусским властям, и вот последние месяцы он находится в СИЗО города Минска.

Сопоставляя все эти факты, получив анализ, независимую экспертизу этих текстов, за которые его обвиняют в разжигании межнациональной вражды, шесть белорусских правозащитных организаций приняли заявление о признании Эдуарда Пальчиса политическим заключенным. Мы два месяца ждали результат независимой экспертизы, хотя наше мнение уже было в какой-то степени сформировано, ведь несмотря на то, что эти девять статей удалены, в интернете их все-таки можно найти. После их прочтения для меня лично понятно, что Пальчис не выступал против русского народа, он не разжигал межнациональную рознь, но он яростно выступал против идеологии «Русского мира».

RFI: На Ваш взгляд, почему судебный процесс сделали закрытым — от общественности, от правозащитных организаций?

Мой коллега, юрист Валентин Стефанович высказывает такую мысль, что, вероятно, в деле есть какие-то материалы спецслужб, белорусского КГБ, возможно, российской ФСБ, которые власти не хотели бы обнародовать во время этого процесса, потому что во время процесса сам подсудимый имеет право зачитывать любой документ из уголовного дела, как и адвокат. Может быть, этот момент. Я считаю, что в принципе власти не заинтересованы в разглашении материалов этого дела, потому что ничтожны доказательства вины Пальчиса. Возможно, тут есть еще какие-то аргументы, но в любом случае закрытость этого дела еще более подчеркивает политический подтекст.

Суд над Пальчисом в закрытом режиме напоминает те суды, которые у нас проходили когда-то над ребятами из «Молодого фронта», десять лет назад. Они тоже были осуждены в закрытом режиме. Тогда, кстати, Дмитрий Дашкевич попал в колонию, сейчас Дмитрий Дашкевич поэтому каждый день практически стоит у здания суда и требует открытости процесса. Закрытость суда еще раз свидетельствует не в пользу белорусских властей в этом деле против блогера.

На фоне объявленной «разморозки» отношений между Беларусью и Европой правозащитники говорят о продлении преследований за политические убеждения. Есть ли что-то в активе у нынешней либерализации, либо она вообще не касается внутренней жизни Беларуси?

Это достаточно сложный процесс. Скорее всего, как мы считаем, власти стараются показать «фасадную» демократию в Беларуси. В подобном режиме прошли у нас сейчас парламентские выборы, которые, конечно же, были сфальсифицированы, но которые сопровождались, например, более открытой агитационной компанией, за которыми следили многочисленные международные наблюдатели, но в тоже время механизмы фальсификации выборов остались такими же, какими они и были. Это касается и других сфер общественной и политической жизни, где власти хотят показать лучший фасад, как-то его украсить, но в тоже время не изменить сущности подавления демократических свобод, сущности режима, который существует в Беларуси вот уже 22 года. И мы это просто видим на конкретных цифрах, например, по свободе проведения мирных акций. Если в прошлом году у нас было осуждено, привлечено к административной ответственности более ста человек, то в этом году за 10 месяцев у нас уже 250 административных дел против общественных активистов за проведение мирных акций, пикетов или же демонстраций.

Мы видим, что процессы преследования общественных и политических активистов не остановлены, они просто изменили форму. Если в прошлом году основной формой наказания были административные сутки — до 15 суток ареста, то в этом году мы имеем штрафы, что, с одной стороны, конечно же, бережет здоровье активистов, но с другой стороны, где найти эти деньги? Средний штраф сейчас составляет примерно 400 евро — это в то время, когда в Беларуси средняя зарплата в месяц около 350 евро. Белорусские власти, используя экономические рычаги воздействия, продолжают практику преследования общественных активистов.

Недавно по всей стране прошла Неделя против смертной казни. А отклики со стороны власти были, хоть какая-то обратная связь?

По крайней мере, нас не наказывали через суды за проведение целого ряда мероприятий во время этой недели. Власти на самом деле избрали тактику «незамечания» проведения этой акции, хотя у нас прошла и презентация доклада против смертной казни, который мы подготовили вместе с Международной федерацией прав человека, у нас прошли публичные выступления матерей осужденных к смертной казни, во многих городах Беларуси раздавали агитационные материалы, газеты со статьями об этой проблеме. Раздачи проходили на улицах в основном без проблем, без эксцессов.

Но, с другой стороны, мы хотели бы каких-то конкретных шагов со стороны нового парламента, со стороны белорусских властей, которые бы привели к мораторию или же к полной отмене смертной казни, но пока что ничего конкретного не видим. Были какие-то обещания в начале года от министра иностранных дел, но после этих обещаний был исполнен один расстрельный приговор, еще двоих человек осудили на смертную казнь.

Очевидно, что белорусские власти сегодня еще не готовы к мораторию, когда это будет — неизвестно, но мы будем продолжать свою работу вместе со своими международными партнерами. Кстати, более трети белорусского общества выступает против смертной казни, и это при том, что белорусские власти ничего не делают для дискуссий по этой теме, не дают нам возможности выступить через государственные средства массовой информации. Поэтому устойчивый рост противников смертной казни, который мы наблюдаем, особенно среди молодого поколения, вселяет надежду, что мы в конце концов все-таки добьёмся отмены смертной казни в Беларуси.

Возвращаясь к разговору о политзаключенных, следует отметить, что в скором времени в Беларуси пройдет еще один процесс, который расценивается как политический. На днях в суд направлено дело Владимира Кондруся, арестованного 14 июня по подозрению в участии в массовых беспорядках в Минске 19 декабря 2010 года, когда акция против результатов выборов президента была жестоко разогнана правоохранителями. Приговор Эдуарду Пальчису будет вынесен, по последней информации, 28 октября.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями