Как Беларусь собирается обойти кризис и вступить в ВТО

Александр Лукашенко
Александр Лукашенко REUTERS/Wu Hong/Pool

Необходимость экономических реформ — уже общее место дискуссий экспертов и чиновников последних лет в Беларуси. Нет политической воли — нет реформ, поэтому речь уже идет только о диверсификации и адаптации действующей модели к правилам мировой экономики.

Реклама

На состоявшейся в пятницу, 2 июня, в Минске международной конференции «Экономическая безопасность в глобализированном мире» в рамках экспертной инициативы «Минский диалог» министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей заявил, по сути, об официальной смене ориентации белорусской экономики лишь на одного главного партнера (читай: Россию). По плану белорусского руководства, на союзника должно приходится менее трети белорусских торгово-экономических отношений.

Владимир Макей: Согласитесь, особенно в периоды финансово-экономических мировых кризисов, которые периодически возникают с завидной регулярностью, невозможно выжить такой небольшой стране, как Беларусь, стране, которая не имеет собственных ресурсов, если она будет зависеть только от одного какого-то источника, от одного какого-то направления. Выход один — диверсификация наших торгово-экономических отношений, эта задача была поставлена главой белорусского государства некоторое время назад, и мы сейчас работаем над решением этой задачи. Задача состоит в том, чтобы мы имели равномерные отношения с нашими партнерами — со странами «дальней дуги», с нашими партнерами в рамках Евразийского экономического союза, с нашими партнерами в рамках Европейского союза. Если мы обеспечим вот это соотношение «треть-треть-треть» приблизительно, то, я думаю, мы сможем чувствовать себя уверенно в любой сложный период.

Один из элементов диверсификации белорусской экономики — вступление во Всемирную торговую организацию. По словам Владимира Макея, Беларусь уже близка к финальной стадии — подготовке проекта доклада рабочей группы.

Во время конференции ее участникам был предложен опрос, позволяющий определить главные риски для экономик всего региона. Об угрозах для белорусской экономики RFI рассказывает эксперт «Либерального клуба» Антон Болточко.

Антон Болточко: Первый риск, который мы получили в топ-5 рисков для нашего региона, он стопроцентно актуален для Беларуси. Это экономическая стагнация. Наши участники отметили с более чем 70-процентной вероятностью, что данный риск будет реализован в нашем регионе и при этом имеет критическое влияние на экономики нашего региона. И для Беларуси это также актуально, потому что мы сегодня можем застрять в медленных темпах экономического роста, и таким образом с каждым годом отставание между нашей страной и странам, которые развиваются более быстрыми темпами. Если мы будем и дальше отставать, то догнать развивающийся мир будет сложнее. И вот то что является четвертой промышленной революцией для развитых стран, для Беларуси может оказаться постоянным завтрашним днем, который не наступит.

Как отмечает эксперт, белорусское руководство не готово к структурной перестройке экономики, скорее, речь идет о модернизации, антикризисных мерах, при этом ряд ведомств, по словам Болточко, умудряется проводить структурные изменения на своем поле деятельности. И это позволяет надеяться на лучшее для белорусской модели, считает экономист.

Антон Болточко: Да, это медленно, да, это может растянуться на годы, но в рамках нашей политической системы, в рамках заданной системы координат — это, может, даже и единственное, что возможно. Точечное реформирование... но это даже так и не подается, как реформирование. На самом деле, возможно, это один из путей уже к полноценному реформированию Беларуси, я имею в виду путь точечного внедрения тех практик, которые в мире считаются лучшими. То есть ждать, что у нас будет трансформация 90-х годов, думаю, не совсем правильно. Мы уже не в 90-х годах, мы уже перешли на новый этап, белорусская экономика сегодня совершенно иная — и по структуре, и по уровню развития, и по политической системе, которая во многом влияет на эту структуру. Поэтому, скорее, нужно искать иные новые подходы в современных знаниях экономической теории, а не в примерах истории. Конечно же, той трансформации или той повестки дня, которая была во время трансформации Восточной Европы 90-х годов, сейчас уже нет. И даже в принципе в научных журналах по экономике (термины) «транзитные страны», «транзитная экономика» уже не поднимаются, а есть «развивающиеся рынки».

Представитель наблюдательного совета Банка развития Республики Беларусь Даниель Крутцинна в интервью RFI обращает внимание на невозможность развития белорусской экономики из-за изменений мировой.

Даниель Крутцинна: На мой взгляд, здесь тема больше, чем реформы. Сейчас есть тема глобального переструктурирования экономических отношений. Были 20 лет бурного роста развивающихся рынков, которые были обеспечены высокими ценами на сырье. Это было локомотивом роста нашего региона — в виде российской экономики, которая потянула за собой другие. Сейчас мы живем в других экономических реалиях, сырье обесценилось, и (прежняя стоимость) не вернется. Точки роста исключительно обеспечиваются инновациями, и вопрос, как Беларусь может подключиться к новой глобальной инновационной экономике.

По мнению экономиста, Беларуси следует сделать ставку на IT-экономику, где тон задают США и страны Азии, на «цифровую трансформацию».

Даниель Крутцинна: Беларусь, на самом деле, в этом ключе уже может показывать определенные истории успеха. Это компания Wargaming, которая вокруг себя создала эко-систему и является одной из ведущих платформ в плане компьютерных игр. Это Viber — одна из глобальных цифровых платформ по коммуникациям. Но во всем другом белорусская IT-отрасль по большому счету пока что не производит продукт. Вопрос: что маленькая страна в новых экономических реалиях может сделать, чтобы найти свое место? Где в стране происходят процессы высокой прибавочной стоимости? И в этом, конечно, дополнительная сложность — реальный сектор белорусской экономики с точки зрения цифровой трансформации очень далек еще от современности. И для Беларуси самый большой вызов — это интегрировать реальную экономику в инновационные глобальные процессы, которые происходят. Потому что она (белорусская экономика) слишком закрытая, старается делать все собственными силами — и вот эта интеграция между IT и реальным сектором в Беларуси достаточно сильно отстает. С этим тоже связаны большие социальные вопросы, потому что если мы полностью автоматизируем производство, что делать с освободившейся рабочей силой?

Пока же Беларусь делает традиционную ставку на кредиты. 5 июня в Минске начала работу миссия Международного валютного фонда. Правительство Беларуси ранее заявляло о намерении получить новый кредит МВФ в размере 3 миллиарда долларов под 2,28% годовых на 10 лет.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями