Франция / Ливия

Сколько стоит Франции военная операция в Ливии?

Французский боевой многоцелевой самолет "Рафаль" (Rafale)
Французский боевой многоцелевой самолет "Рафаль" (Rafale)

С началом военной операции в Ливии эксперты заговорили о связанных с ней проблемах. Помимо высокой стоимости боевых действий и боеприпасов, специалисты указывают на сложность задач, которые политики поставили перед военными.

Реклама

Сколько стоит Франции военная операция в Ливии?
Стоимость и военные проблемы ливийской операции

Международная военная операция против ливийского диктатора Муаммара Каддафи продолжается. Казалось бы, согласно расхожему афоризму, «когда говорят пушки, дипломаты умолкают». Однако, споры дипломатов, обозревателей и экспертов лишь набирают силу под гром реактивных двигателей самолетов альянса, на фоне взрывов авиабомб и ракет, поражающих силы «ливийского безумца». Евросоюз далек от единства в вопросе о стратегии дальнейших действий. Франция и Великобритания, вместе с США возглавившие ливийскую операцию, отстаивают правоту своего решения. Странам-добровольцам было необходимо действовать решительно и применить силу, чтобы избежать в Ливии ужасной бойни, остановить силы Каддафи, не дать диктатору утопить в крови народное восстание. На этом настаивает министр иностранных дел Франции Ален Жюппе. В европейском лагере скептиков – Германия и Италия. Их беспокоит не столько вопрос, оправданны ли силовые действия против Каддафи, сколько вопрос – что делать дальше? Войну ведь закончить гораздо сложнее, чем начать. Скептики задают вопросы, на которые у международной коалиции пока, по всей видимости, нет однозначных ответов. И главный вопрос – о продолжительности военной операции. О сухопутном вторжении речи не идет. А раз так, то не рискует ли воздушная операция затянуться до бесконечности?

Уже на четвертый день боевых действий французские эксперты озаботились вопросом об их стоимости. В условиях кризиса, бюджетного дефицита и политики экономии расходов вопрос отнюдь не праздный.

В понедельник Генеральный штаб вооруженных сил Франции подвел итоги первых 3 дней операции Харматан (Harmattan). Именно так – именем африканского ветра-муссона – французы назвали свои боевые действия в ливийском небе, в отличие от США, окрестивших операцию «Одиссея. Рассвет». Официальные цифры сообщил пресс-секретарь Генштаба полковник Тьерри Бюркар (Thierry Burkhard).

Что касается ситуации, в операциях сейчас участвует порядка 20 самолетов – это и разведывательные самолеты Awacs, и заправщики, и истребители, которые обеспечивают зону, запретную для полетов. За первые 3 дня было совершено 55 боевых вылетов. Это примерно 400 летных часов. Надо понимать, что эффект не может достигаться численностью задействованных вооружений и масштабом разрушений. Удары наносятся так, чтобы избежать сопутствующих, побочных потерь. Цель операций – защита населения. Если наши атаки приведут к жертвам среди мирного населения, это будет непростительной ошибкой.

В первые 4 дня ливийской операции французские самолеты совершали боевые вылеты с базы Соленцара, расположенной на Корсике, а также с базы ВВС в Сен-Дизье, на востоке Франции. Как отмечают эксперты, на полет до зоны боевых действий и обратно французским «Миражам» и «Рафалям» требовалось не менее 6 часов. Один летный час «Миража» обходится в 10-13 тысяч евро, «Рафаля» - в 10-11 тысяч. И это без учета расходов на горючее! Т.о. «Мираж», летящий бомбить силы Каддафи, в буквальном смысле слова «сжигает» всего за 3 часа годовой доход среднего француза!

Силы коалиции в Ливии

Со вторника (22 марта) у французских ВВС появилась возможность немного «сэкономить» на времени подлета. К берегам Ливии подошел авианосец «Шарль де Голль», и в дело вступили размещенные на нем 8 многоцелевых боевых самолетов «Рафаль», а также штурмовики «Супер-Этандар». Время полета до театра военной операции для французских летчиков сократилось.

Но дотошные эксперты не унимаются: стоимость военной операции не ограничивается ценой летных часов. Самое дорогое – это бомбы, боеприпасы, которыми «Миражи» и «Рафали» поражают силы Каддафи, - отмечает Эрик Денесе, эксперт Французского центра разведываетльных исследований. ВВС Франции используют в Ливии американские бомбы с лазерным наведением и ракеты средней дальности отечественного производства. Каждая такая ракета стоит 300-350 тысяч евро, - указывают специалисты. По цене эта ракета равняется стоимости неплохой парижской квартиры. Есть над чем поразмышлять простому французскому налогоплательщику!

Впрочем, главные проблемы ливийской операции не только и не столько в её стоимости. Поспешив «наказать» Муммара Каддафи с воздуха, политики поставили перед своими военными очень сложную задачу. Об этой сложности и огромной ответственности, которая ложится на летчиков, сказал пресс-секретарь французского Генштаба полковник Тьерри Бюркар.

Ситуация крайне сложная. Во-первых, потому, что подразделения Каддафи располагают техникой, похожей на технику повстанцев, используют и гражданские автомобили. От наших пилотов это требует особой точности в оценке ситуации. Поэтому удары не могут быть систематическими. Они могут наноситься только при определенных условиях. Во-первых, когда этого требует ситуация, то есть когда существует явная угроза мирным жителям. Во-вторых, когда ситуация позволяет нанести удар, который бы не привел к потерям среди гражданского населения. Это очень серьезное ограничение для наших действий. К тому же, у нас нет прямого военного контакта с ливийскими повстанцами. Понимаете, у самолета, который находится над территорией Ливии нет контакта с наземными силами. Есть контакты с восставшими у министерства иностранных дел, у коалиции. Но на местности для военных это пока не отражается. Мы имеем дело с Национальным переходным советом оппозиции, который насколько я знаю, не является регулярной армией. Поэтому сложно себе представить, что мы сможем давать крайне точные указания этим людям. Поэтому основная ответственность за точность оценки ложится на пилота. Он играет ключевую роль в этом деле.

Политикам казалось, что для решения ливийской проблемы они изобрели крайне удачную формулу. Никаких наземных операций, никакой оккупации. Только запретная зона для полетов в Ливии да точечные удары с воздуха по системам ПВО и бронетехнике. Вот только то, что у политиков на словах выглядит просто, на деле для военных оказывается проблемой. Об этом говорит генерал Жан-Венсан Бриссе, научный руководитель парижского Института международных и стратегических исследований.

Наносить удары по бронетехнике, вопреки тому, что об этом думают политики и некоторые министры обороны, - не так-то просто. Чтобы нанести удары по бронетехнике, необходимо работать на небольшой высоте – а значит, идти на большой риск. Риск быть сбитым средствами ПВО. А у Каддафи большая плотность средств ПВО для небольших высот. И в этом состоит большая проблема. Другая проблема – большое количество бронетехники. Что касается городов, то там вести операции практически невозможно. В этом случае сопутствующие потери будут гораздо выше, чем эффективность наших действий. И мы сами убьем гораздо больше мирных жителей, пытаясь их защитить.

Может быть, на фоне всех этих трудностей, связанных с продолжением военной операции, Франция и поспешила заявить о том, что силовые действия против Каддафи должны быть краткосрочными. Во вторник глава французского МИДа Ален Жюппе сообщил о создании политического комитета из стран-участниц военной операции и представителей арабских государств. «Уже сегодня надо думать о будущем, а будущее – это мир», - сказал Жюппе. «Франция взяла на себя инициативу в организации военного вторжения, теперь она возьмет на себя инициативу в установлении мира», - подчеркнул Ален Жюппе.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями