ФРАНЦИЯ / МИР

В деле Стросс-Кана всплывает имя Путина

Reuters / montage RFI

Дело Доминика Стросс-Кана в США как заговор? Полемика во Франции между социалистами и политиками правого президентского большинства. Депутат-социалист Франсуа Лонкль задается вопросом о роли спецслужб Франции в деле Стросс-Кана. Социалист Клод Бартолон сообщает: его друг Стросс-Кан опасался российских представителей в МВФ и Путина, связанного с Саркози. Политический заговор в «деле Стросс-Кана» – «инсинуации», по словам главы МВД Франции Клода Геана.

Реклама

Дело Доминика Стросс-Кана в США как заговор? Полемика по этому вопросу обострилась во Франции между социалистами и политиками правого президентского большинства.

Теория заговора вышла на первый план после того, как Стросс-Кан был освобожден из-под домашнего ареста в Нью-Йорке в ожидании судебного заседания 18 июля.

Обвинения в сексуальных преступлениях против горничной отеля Софитель со Стросс-Кана пока не сняты. К обсуждению личности и биографии горничной отеля Софитель, обвиняющей политика, добавились споры и догадки вокруг новых фактов и обстоятельств ареста экс-директора МВФ в Нью-Йорке 14 мая.

Информированные источники сообщили в воскресенье агентству Франс-Пресс, что администрация президента Франции была проинформирована об аресте примерно час спустя после событий. Французская компания «Accor», которой принадлежит нью-йоркский «Софитель», сообщила о случившемся координатору разведслужб при президенте Франции Анжу Марсини.

В прессе также появились сообщения о том, что в руководство службы безопасности группы «Accor» входит бывший сотрудник французских спецслужб. Наконец, СМИ напомнили о том, как в бытность свою министром внутренних дел Франции Николя Саркози вручал в сентябре 2006 года орден Почетного легиона начальнику полиции Нью-Йорка.

В воскресенье о возможных «политических связях» в деле Стросс-Кана заговорил депутат-социалист Франсуа Лонкль. Он публично задал несколько вопросов, обращенных к руководству группы «Accor» и отеля «Софитель».

Кому именно они звонили в Париж 14 мая? Руководству французской контрразведки? И когда? – спрашивает депутат-социалист. Пока Франсуа Лонкль предпочитает не говорить о заговоре, тем более на высшем политическом уровне во Франции, а всего лишь о «ловушке» для Стросс-Кана. Вот что Франсуа Лонкль сказал в интервью радиостанции Франс-инфо.

Я никогда не говорил о заговоре – с самого начала этого дела. Но я всегда говорил, что тут где-то есть мошенничество, ловушка. Я никогда не верил в версию обвинения. Речь не идет о заговоре. Я просто думаю, что не все ясно в поведении руководства отеля «Софитель» и группы «Accor». Могла быть некоторая связь группы «Accor» – до и после этого, если хотите, «дела» – может быть, с некими кругами во Франции.

ФРАНС-ИНФО: Вы не могли бы быть более точным в высказываниях, когда вы говорите о неких французских кругах, о том, что Доминик Стросс-Кан попал в ловушку?

Я повторяю, что группа «Accor» заняла неясную позицию в этой истории. Я также знаю о связях руководства службы безопасности группы «Accor» с некими французскими кругами. Но я не хочу идти дальше. Не мое дело вести расследование. Но могла быть связь – либо до всех этих событий, либо после. Я хотел бы, чтобы расследование было проведено до конца. Вот и все. Я никого не обвиняю. Я не думаю, что это было на уровне высшего политического руководства. Я просто думаю, что что-то произошло между – скажем так – Парижем и Нью-Йорком.

Коллега депутата Франсуа Лонкля по Соцпартии, вице-президент Совета парижского региона Мишель Саббан была более резка в оценке. Она назвала дело ДСК «политическим терактом».

В понедельник на заявления обоих социалистов отреагировал глава МВД Франции Клод Геан. Он назвал высказанные подозрения «инсинуациями» и «гнусными обвинениями».

Геан категорически отрицает возможность того, что кто-либо во Франции мог манипулировать американским правосудием. Глава МВД считает «нормальным» тот факт, что об аресте Стросс-Кана отель «Софитель» сообщил французским властям.

Клод Геан сообщил, что его самого проинформировали о случившемся в ночь с 14 на 15 мая. Это сделал национальный координатор спецслужб при президенте Анж Марсини. Откуда к Марсини поступила информация, Геан не знает.

В понедельник начальник французской контрразведки – Центральной дирекции внутренней разведки – Бернар Скарсини (Bernard Squarcini) заявил газете «Монд», что не имел никаких контактов с дирекцией отеля «Софитель» и группой «Accor». Скарсини указал, что контрразведка не имела никакого отношения к делу ДСК.

Масла в огонь «теории заговора» в понедельник подлил близкий соратник Стросс-Кана, глава совета департамента Сена-Сен-Дени Клод Бартолон. Он сообщил о разговоре, который состоялся у него со Стросс-Каном в конце апреля в Париже.

Экс-директор МВФ предупреждал своих друзей об особой осторожности, полагал, что за ним следят те, кто хотел бы его ухода с поста главы МВФ. Опасность ДСК видел со стороны российского руководства, тесно связанного с президентом Саркози. Вот что сказал Клод Бартолон в интервью Франс-инфо.

В конце нашей встречи я был очень удивлен, и это отпечаталось в моей памяти. Его идеей был достойный уход из МВФ. Он мне сказал: проявляйте осторожность в том, что касается ваших телефонных разговоров. Но прежде всего, избегайте любых заявлений, которые могли бы представить меня как кандидата. Очень многие хотят представить меня как кандидата на президентских выборах (превратить меня из директора МВФ в кандидата), чтобы уволить меня. В совете управляющих МВФ именно русские особенно внимательно следят за вашими заявлениями. Кто пристальнее всех за мной следит – это Путин.

ФРАНС-ИНФО: Он был даже более точен: он сказал вам, что у Путина - связи с Саркози.

Да, это так, точно так. Передо мной был человек, который чувствовал, что за ним следят, пристально следят.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями