11 сентября

Ален Женестар: Голубое и черное

обложка журнала Polka, сентябрь-октябрь 2011
обложка журнала Polka, сентябрь-октябрь 2011 DR

Ален Женестар - главный редактор издания Polka, посвященного фотожурналистике. На обложке его последнего номера - горящие башни. Как из тысяч изображений были отобраны три истории? И что произошло с нашим восприятием этих изображений за 10 лет? 

Реклама

RFI: Все наши воспоминания об 11 сентября, все, что сформировало наше сознание за эти годы, - это в первую очередь изображение и изображения. На обложке последнего номера вашего журнала Polka – фотографии 11 сентября. Как вы выбирали изображения для этого номера?

Ален Женестар: Отобрать фотографии было очень сложно. Существуют тысячи фотографий событий 11 сентября. В тот день я работал в журнале Paris Match, за 24 или 48 часов мы получили 10 000 фотографий.

В журнале Polka мы хотели создать три фотоистории. Первая – самолеты врезаются в башни, это фотографии Роберта Кларка (Robert Clark). Затем город уже после падения башен – это фотографии Клауса Рейсингера (Klaus Reisinger). И третья история, работу над которой мы поручили молодому Ньй-Йоркскому фотографу Этану Левитасу (Ethan Levitas). Это лица жителей Нью-Йорка, проходящих рядом с местом теракта.

RFI: В 2001 году заголовок Paris Match был – война. Сегодня вы выносите в заголовок статьи редактора – «Голубое и черное». Что стало за эти десять лет с изображением, с нами и нашим сознанием?

Ален Женестар: Я хотел показать, что тронуло меня в этих фотографиях. На них яркое голубое небо Нью-Йорка, и вдруг город погружается во тьму. От голубого – цвета жизни – мы переходим к черному, цвету скорби. И я назвал свою статью «Голубое и черное», потому что тогдашний американский президент Буш тоже воспользовался этим контрастом, но для него голубое было добром, а черное – злом. И мне кажется, что в этих изображениях видно все, что произошло впоследствии. Я не жалею о слове, вынесенном тогда на обложку Paris Match – «война», потому что эти изображения, призванные вызывать самые гуманные эмоции, спровоцировали только войны. На объявление войны, сделанное 11 сентября, Америка ответила другими войнами – в Афганистане, в Ираке, и в них было много жертв. Гражданские лица погибли в башнях-близнецах, а потом, во имя мести, в Афганистане и Ираке.

RFI: Последний номер вашего журнала сделан в память о событиях 11 сентября. Но некоторые свидетели, которых вы цитируете, говорят, что пора переходить в жизни к чему-то другому. Нужно ли вспоминать трагические события?

Ален Женестар: Да. Вспоминать – и есть переходить к другому. Невозможно перейти к другому, если постоянно возвращаешься к одним и тем же воспоминаниям, если остаешься в ситуации травматизма. Все свидетельства говорят о том, что 11 сентября входит в историю. Это событие принадлежит истории Америки и истории всего мира. Запечатлеть событие в истории – это не значит забыть. Наоборот, это эначит помнить, отмечать, дать ему ожить в памятные дни, чтобы происшедшее осталось в памяти. Это значит поставить его на полки истории в виде книг, фотоальбомов и журналов. Это мы и хотели сделать в журнале. Мы рассказываем об историческом событии, отклики которого наблюдаем сегодня.

RFI: Десять лет спустя, достаточно ли прошло времени, чтобы подводить итоги?

Ален Женестар: Конечно. Сами события я прожил вживую, одновременно с ними делал журнал. Но очень скоро мы смогли приступить к анализу, потому что по этому поводу высказалось много свидетелей и представителей интеллектуальных кругов, а теперь и историков. Времени прошло достаточно, но когда пройдет еще 10 лет, мы сможем сделать новый анализ, потому что мы будем богаче еще на 10 лет жизненного опыта. Прошедшие десять лет позволяют нам анализировать то, что происходит не только в Ираке и Афганистане, но и в Америке. Становится понятно, что 11 сентября было не то что сигналом упадка Америки – я не люблю таких слов, они ничего не значат, - но это было осознание уязвимости Америки. И она до сих пор не оправилась от этого осознания. Эта великая страна уязвима. Конечно, ничего хорошего не могло проистечь из такого трагического события. Но теперь существует с одной стороны заносчивость Америки, слепота Америки, сверхмощь Америки, а с другой стороны – ее хрупкость и уязвимость. И это, наверное, знак ее человечности.

RFI: Как вы, Ален Женестар, прожили этот день 11 сентября?

Ален Женестар: Это был день, полный противоречий. Мы только-только закрыли номер и были вынуждены полностью его сделать заново. Мы готовили номер, наблюдая по телевизору впрямую, что происходит. Мы смотрели впрямую, как гибнут люди. Три человека, связанных с журналом, числились тогда пропавшими без вести. Это корреспондент Paris Match, который находился под рухнувшими башнями, и сыновья нашего корреспондента Жан-Жака Ноде.

RFI: Чьи свидетельства вы публикуете в вашем последнем номере...

Ален Женестар: С одной стороны, мы были зрителями, беспомощными зрителями событий. Но с другой стороны, мы должны были держаться как профессионалы и уметь встать над событием. То есть надо было встать над нашими собственными эмоциями, над состоянием шока, в котором мы находились, над нашим ужасом, страхом за наших коллег. Необходимо было обрести холодное спокойствие, профессионализм, нужно было принимать решения, необходимые для журнала, от финансовых вопросов до выбора заголовков и фотографий. Это, конечно, были самые напряженные часы всей моей карьеры и журналистской жизни всей редакции, да и всех редакций в мире - Paris Match, RFI или журнала Polka, если бы он тогда уже существовал.
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями