Канны-2013

Каннская «Жизнь Адель» убедила всех, кроме съемочной группы

Героини фильма "Жизнь Адель: главы 1 и 2"
Героини фильма "Жизнь Адель: главы 1 и 2" Wild bunch / Quat’Sous Films / France 2 Cinema / Scope Pictures

Если бы каннскую Золотую пальмовую ветвь вручала французская пресса, в воскресенье вечером ее, безусловно, получил бы фильм Абдельлатифа Кешиша «Жизнь Адель: часть 1 и 2». Фильм произвел на фестивале фурор. В ежедневном рейтинге французских кинокритиков он получил давно невиданный урожай самых высоких оценок.

Реклама

Французский режиссер тунисского происхождения Абдельлатиф Кешиш в прошлом был дважды лауреатом национальной кинопремии Франции, приза Сезар. В 2003 году за фильм «Увертка» и в 2007 за картину «Кускус и барабулька». Оба фильма рассказывали о жизни магрибских иммигрантских семей: в «Увертке» речь шла о старшеклассниках неблагополучного пригорода, изучающих на уроке литературы произведения классика XVIII века Мариво, а в «Барабульке» в центре повествования была семья портового докера, оставшегося без работы.

В «Жизни Адель» (Синий - самый теплый цвет, название в англоязчном варианте), первом фильме Кешиша, отобранном в каннский конкурс, речь вновь идет о молодежи, изучающей 600-страничный том Мариво «Жизнь Марианны или Приключения графини де ***», но на сей раз без какой-либо акцентуации на иммигрантской теме. Героиня, старшеклассница Адель, девушка из простой семьи, где вечером едят спагетти с соусом «болоньезе», обожает литературу, но вот в личной жизни у нее что-то не клеится. После неудачного сексуального опыта с товарищем по школе в один прекрасный день она замечает в толпе девушку с синими волосами, к которой она чувствует неодолимое притяжение. Встреча с синеволосой Эммой, студенткой-художницей, изучающей историю изобразительного искусства (в ее семье едят устриц), перевернет все ее естество и поделит жизнь на две части: с Эммой и без нее.

Во второй части фильма все еще страстно любящая Адель приходит на вернисаж к Эмме в платье заветного синего цвета. Но поздно: у Эммы начался красный период.

Похоже, речь идет не о лесбийской любви как таковой, но о встрече с человеком, без которого жизнь немыслима. В долгих сценах любви Адель и Эммы в первой части нет ничего от страстного, животного секса, несмотря на все допущенные режиссером визуальные откровения. Обе попеременно играют роль мужчины и если бы в кадре одну из девушек заменил юноша, это, в принципе, ничего бы не изменило.

Тема лесбийской любви в кино не такое уж откровение и имеет свою - уже довольно обширную - фильмографию. Женская любовь в силу чисто анатомических причин более нежна и нюансирована (как об этом, по крайней мере, говорила фиалкокудрая Сафо), менее физиологична. Естественно, то, как это показывает женщина-режиссер, например, Лиза Холоденко в фильме «Детки в порядке» (2010), с переливчатой игрой зеркальных отражений, по сути отличается от привычных (гетеросексуальных) ролевых игр, которые проецирует на сцену женской любви Кешиш: у него, например, подруги в порыве страсти дарят друг друга звонкими шлепками по попе.

Актрисы Леа Сейду (Lea Seydoux , слева) и Адель Экзархопулос (Adele Exarchopoulos) на 66 Каннском фестивале 23 мая 2013 г.
Актрисы Леа Сейду (Lea Seydoux , слева) и Адель Экзархопулос (Adele Exarchopoulos) на 66 Каннском фестивале 23 мая 2013 г. REUTERS/Regis Duvignau

Но критиков это не смутило, а некоторые даже сочли, что Кешиш таким образом «убивает» вообще все гендерные понятия, речь идет не женской любви, а о любви вообще (при этом одна из женщин дуэта все равно играет роль мужчины).

Помимо этого, все критики высоко отметили бесспорные кинематографические достоинства картины – у Кешиша преобладают крупные планы, но без намека на вуаеризм – тут все органично и выверено, а также великолепную игру актрис, исполнивших главные роли, это Адель Экзархопулос и Леа Сейду.

Словом, за исключением некоторых осторожных критических реакций, касавшихся также и длительности картины (3 часа), реакция на фильм была восторженной.

Что стоит за красотой на экране

Ложку дегтя в поток дифирамбов добавила газета «Монд», опубликовавшая свидетельства членов технической группы, работавших на съемках фильма. Они описывают тяжелый климат, царивший на съёмочной площадке, тираническое поведение режиссера, требовавшего немедленного выполнения распоряжений, о которых он сам спустя минуту забывал. Конечно, никогда съемки в кино не проходят без трений, а режиссеру просто необходимо порой быть тираном, чтобы добиться желаемого.

Но то, что рассказали газете техники, поразило даже видавших виды профессионалов кинобизнеса.

Начиная с тарифов: съемки должны были длиться 2,5 месяца, но в конечном итоге времени ушло вдвое больше. Зарплата же у съемочного коллектива осталась без изменений. Плюс «презрение» к условиям работы технического персонала, абсолютно «бесчеловечное» отношение к членам коллектива, требования полной почти фанатической самоотдачи. Некоторые не выдержали и ушли.

Иногда ситуация превращалась в трагикомедию. Актрисы перемерили все платья костюмера, но ни одно режиссеру не понравилось. В задумчивости он обводит взглядом притихшую съемочную площадку, указует перстом в кого-то из стоящих: «Я хочу этот красный свитер!» Приходилось спешно раздеваться...

Те, кто остались, не скрывают горечи: «Конечно, Кешиш может быть очень сердечным с актерами, он очень близок со своими исполнителями, может полтора часа снимать сцену обеда, давая актерам возможность на бесконечные импровизации, из которых он потом выхватывает кусочки чего-то очень реального. Результат на экране – потрясающий. Но когда вы знаете обратную сторону этой декорации, знаете, что стоит за этой «правдой жизни», вы задаетесь вопросом: и это – красота?» - такие свидетельства опубликовала газета «Монд».
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями