Французская пресса

Правительство Франции принимает меры по борьбе с экстремизмом

Убийство в среду в самом центре Парижа члена антифашистской группы, студента Парижской школы политических наук Клемана Мерика, повлекло за собой немедленные меры со стороны правительства. Премьер-Министр Франции Жан-Марк Эро потребовал роспуска крайне правых группировок, началось расследование. Анализу этих мер в значительной мере и посвящена сегодняшняя французская пресса.

Реклама

Газета Либерасьон отзывается о новых мерах скептически и озаглавливает свою статью так: «Фашисты, роспуск группировок - путь наименьшего сопротивления» – с вопросительным знаком, символом неуверенности. Здесь в первую очередь рассматривается законодательная база роспуска ассоциаций и политических группировок. Этот процесс регулируется отдельной статьей кодекса внутренней безопасности, которая предусматривает возможность роспуска образований, существующих как юридически, так и просто де-факто, то есть регулярно выступающих с лозунгами, манифестациями и в виртуальном пространстве. Разумеется, роспуску предшествует долгий и методичный анализ фактов, подчеркивает газета, а для его обоснования требуется наличие одного из указанных в статье критериев, в том числе призыв к расовой ненависти, вооруженным действиям или насилию, связанному с этническим происхождением или религиозными воззрениями человека.

Затем Либерасьон напоминает факты роспуска политических группировок и ассоциаций, уже имевшие место во французской истории. Среди последних – роспуск во время президентства Николя Саркози «Forsane Alizza» – радикальной исламистской группировки, как раз и призывавшей к вооруженным действиям. Если углубиться дальше в историю, то можно вспомнить крайне правые движения в 1930-е годы, сепаратистские группировки, например, Национальную бретонскую партию в 1939 году, крайне-левую Коммунистическую лигу в 1973 году и другие. С 1980-х годов роспуску подвергались в основном террористические организации, в частности Action Directe (Прямое действие) в 1982 году, а с начала нулевых внимание властей привыкли к себе экстремистские организации, основанные на расовой ненависти. Всего, начиная с 1936 года, когда был принят соответствующий закон, было распущено 89 организаций – заканчивает Либерасьон свой исторический экскурс.

От анализа прошлого газета переходит к размышлениям о том, к чему могут привести намеченные правительством меры. Распустим, и что потом? – спрашивается в подзаголовке статьи. Эффективность этих мер вызывает сомнения. Большинство группировок, чувствуя, что конец близок, спешат образовать другое юридическое объединение. В пример приводится националистический Радикальный союз, распущенный после неудачного покушения на президента Франции Жака Ширака в 2002 году. Большинство его членов немедленно объединились под знаменем Блока национальной идентичности, появившегося на свет непосредственно после роспуска Союза. Другим примером является организация, в которую входил погибший в среду Клеман Мерик. Бывает, - подчеркивает Либерасьон, что запрет и роспуск только приводит к радикализации действий запрещенной группировки. Здесь цитируются слова Ива Камю, политолога и специалиста по крайне правым группировкам: «Роспуск является символическим действием, он служит предостережением для тех членов этих ассоциаций, которые пока наименее проникнуты радикальной идеологией. Но при этом всегда существует риск того, что наиболее мотивированные и опасные члены объединятся на основе другой структуры, более скрытой и незаметной». За этой цитатой следует другая, на этот раз Александра Габриака, возглавляющего Объединение националистической молодежи: «Даже если вы отрежете одну ветвь, вы не сможете помешать соку подниматься».

Фигаро также обращается сегодня к анализу правительственных мер, которые были объявлены после убийства Клемана Мерика членами крайне правой группировки. Несмотря на то, что политические воззрения Фигаро прямо противоположны взглядам Либерасьон (Фигаро – правая газета, а Либерасьон – левая), их заголовки очень похожи друг на друга. Роспуск группировок здесь называют головоломкой. Сама статья анализирует тот же закон 1936 года, на основе которого роспуск будет возможен, и напоминаются те же исторические факты. К ним добавляется также роспуск антисемитской организации Tribu Ka в 2006 году. Фигаро заходит немного дальше в объяснении конкретных действий, сопровождающих роспуск группировки. Цитируя представителя префектуры полиции, газета отмечает, что единственным эффективным действием является собственно не сам роспуск, а замораживание средств и ликвидация собственности группировки. В случае возобновления действий ее члены подвергаются аресту, который, случае решения суда, может закончиться тремя годами тюрьмы и 45 000 евро штрафа.

Газета также сообщает, что в пятницу глава крайне правой группировки «Националистическая революционная молодежь» и движения «Третий путь» Серж Аюб был заслушан полицией. Во время допроса он заявил о своей непричастности к убийству. Двое других допрошенных, члены той же организации, были опознаны как лица, вступившие с Клеманом Мериком в драку незадолго до его смерти. Вскрытие при этом показало, что юноша скончался от нанесенных ему ударов, а не от падения.

На той же полосе Фигаро публикует и еще одну статью, посвященную той же теме. Но автор обращает свое внимание на полемику, которая в связи с событиями вспыхнула в политических кругах. В ожидании заключений расследования, полемика разгорелась вокруг сравнения крайне левых с крайне правыми, говорится здесь. Эту параллель провел глава Союза Народного Движения Жан-Франсуа Копе. Многие представители левого крыла считают, что подобное сравнение приводит к затушевыванию ответственности нападавших, в данном случае правых радикалов, говорится в газете, которая цитирует слова представителя правительства и министра по правам женщин Наджат Валло-Белкасем, а также Жан-Люка Меланшона, лидера крайне левых. Последний, в свою очередь, заявил, что и социалисты, и правые, инструментализируют крайне-правые силы. Газета завершает заметку цитатой депутата от правой партии Союз Народного Движения Эрика Сиотти: «насилие не имеет политической окраски».

Если Либерасьон выносит в свой заголовок слово «фашисты», то Круа дает этому слову историческую перспективу. Ее обложка, а также девять полос внутри посвящены временам Второй мировой войны. Как и в прошлые годы, газета обратилась к своим читателям с просьбой описать их воспоминания о событиях, происходивших семьдесят лет тому назад.

Этот номер, соответственно, выходит с воспоминаниями о 1943 годе, предстающем в частных рассказах. На обложке – французский полицейский в сопровождении двух солдат Вермахта проверяет документы у жителя Марселя. В предисловии газета рассказывает, что получила 130 писем, многие из которых сопровождались документами. Здесь, частности, рассказывается о методах милиции, созданной правительством Виши 30 января 1943 года – пытках, арестах и депортации. И тем не менее, пишет Круа, в эти годы уже зародилась надежда на Восточном фронте – после Сталинградской битвы, в мае был освобожден Тунис, в июле союзники высадились в Италии, в сентябре стала снова свободной Корсика, да и на материке, невзирая на репрессии, крепнет движение Сопротивления. Эти слова и письма частных людей, описывающих своих надежды семидесятилетней давности, позволяют в ином ракурсе взглянуть на проблему возникновения неофашистских группировок в наши дни.
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями