Перейти к основному контенту
Франция

Ив Бонне: «В радикальный ислам французов обращают в тюрьмах и религиозных центрах»

Прежде, чем обратиться в радикальный ислам, Николя Бон был обычным тулузским парнем, курившим "травку".
Прежде, чем обратиться в радикальный ислам, Николя Бон был обычным тулузским парнем, курившим "травку".

Ив Бонне (Yves Bonnet), бывший глава французской контрразведки (DST)и основатель Международного центра исследований по терроризму и помощи жертвам терактов (CIRET-AVT) в интервью нашей радиостанции рассказал о том, каким образом во Франции ведется обращение в радикальный ислам, а также объяснил, почему французские спецслужбы не могут препятствовать выезду новообращенных боевиков из страны. Он ответил на вопросы наших коллег из французской службы RFI.

Реклама

Во Франции вновь обсуждают местных джихадистов, отправляющихся в Сирию сражаться на стороне боевиков-исламистов. На этот раз поводом послужила гибель в Сирии молодого французского террориста из Тулузы, 30-летнего Николя Бона (Nicolas Bons), взорвавшего себя неподалеку от Хомса 22 декабря.

Мать погибшего француза Доминик Бон рассказала французским СМИ, что 2 января ей пришло сообщение с неизвестного сирийского номера, в котором сообщалось о смерти ее сына. «Я перезвонила. Человек, говоривший на французском, объяснил мне, что Николя вместе с другим боевиком подорвался на грузовике 22 декабря в провинции Хомс», - пояснила Доминик Бон изданию «Либерасьон». В августе в Сирии погиб сводный брат Николя, 22-летний Жан-Даниэль, который вместе с ним обратился в радикальный ислам.

О том, что он стал мусульманином, Николя рассказал родителям в 2009. До этого юноша особенно ничего не делал, курил марихуанну и даже имел несколько мелких судимостей за торговлю наркотиками. В одночасье Николя перестал пить алкоголь, взялся за изучение Корана и стал регулярно посещать мечеть. Под влияние молодого человека попал его сводный брат. О своем обращении в ислам Жан-Даниэль рассказал семье в 2012.

В марте 2013 молодые люди добрались до Сирии через Испанию и Турцию, наврав родным о том, что уехали путешествовать в Таиланд. «Я никогда бы не смогла поверить в то, что он дойдет до такого уровня в этой религии. Это отвратительно», - заявила мать Николя агентству Франс-Пресс. По ее мнению, люди, которые довели ее сына до такого состояния, являются «убийцами».

По данным французского министерства внутренних дел, в Сирии, на стороне повстанцев, сражаются более 200 французских боевиков, от 70 до 80 находятся на пути в страну и еще около сотни хотят туда поехать. За время военного конфликта в Сирии, там погибло 15 джихадистов-граждан Франции. Как заявил глава МВД Франции Манюэль Вальс, обращение в радикальный ислам представляет собой «одну из самых больших опасностей для Франции и Европы на ближайшие годы».

По мнению экс-главы французской контрразведки Ива Бонне, французские спецслужбы не могут предотвратить отъезд местных радикалов из страны.

RFI: Что вам известно о пути погибшего французского боевика?

Ив Бонне: Могу сказать, что это не единичный случай. Мы находим схожие проявления и у других новообращенных в другие религии или идеологии.

Что касается обращения в радикальный ислам этого молодого человека, знаем ли мы, где конкретно это произошло? Иногда это случается в религиозных центрах, расположенных в жилых кварталах, или же в тюрьмах.

Совершенно верно. Это и есть два ответа. В тюрьме, к сожалению, многие люди вот так начинают сходиться, учитывая то вынужденное безделье, в обстановке которого они находятся. В тюрьмах ведутся дискуссии. Многие из тех, кто туда попадает, чувствуют себя несправедливо осужденными. И это один из главных рычагов давления. Кроме того, есть еще пропаганда в некоторых религиозных центрах, которую ведут некоторые религиозные деятели. Я подчеркиваю «некоторые», потому что не стоит обобщать. Есть большое количество мусульманских деятелей – их множество – выступающих за интеграцию, за французскую нацию.

Существуют ли данные, касающиеся масштаба этого феномена? Ведь это не единичных случай, речь идет о нескольких сотнях таких французских джихадистов.

Да, так оно и есть. Обращение в радикальный ислам во Франции децентрализовано. Это происходит в Тулузе, в Марселе, часто в Лионе. Кажется, с этой точки зрения, Лион особенно опасен. Я говорил об этом с исследователями, которые удивляются тому, что там происходит, в особенности, это касается выходцев из Туниса.

Удается ли выявить источники этого радикального ислама?

Да, они известны. Учитывая такое большое количество радикально настроенных людей, мы можем измерить и изучить происхождение этой радикализации. Это работа, которой занимается Центральное управление внутренней разведки (DCRI).

Считаете ли вы работу спецслужб удовлетворительной, учитывая то, что мы наблюдаем, как гибнут французские джихадисты в Сирии?

Как вы понимаете, мы не можем рассматривать каждый конкретный случай. Такую работу невозможно провести. Работа, которую выполняют спецсплужбы – это выявление потенциально опасных людей, потенциально опасных для Франции. Тех же, кто хочет отправиться вести свою борьбу в другую страну (вспомните Боснию несколько лет назад), нельзя проконтролировать.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.