A propos

«Странный город» Ильи и Эмилии Кабаковых в Париже увидели 145 000 посетителей

Аудио 13:07
«Монумента 2014» : опрокинутый купол со светомузыкой наполнял пространство Гран-Пале звуками и светом
«Монумента 2014» : опрокинутый купол со светомузыкой наполнял пространство Гран-Пале звуками и светом RFI / Nina Carel

«Странный город» — это работа Ильи и Эмилии Кабаковых в рамках творческого проекта «Монумента», который 6-й год подряд проводится под монументальными стеклянными сводами Гран-Пале. 22 июня министерство культуры Франции и дирекция дворца в специальном коммюнике подчеркивали исключительный успех экспозиции, которую увидели 145 000 любителей современного искусства. Выставка закрылась, но интервью с Эмилией Кабаковой и куратором выставки Жан-Юбером Мартеном (Jean-Hubert Martin), а также наш фоторепортаж должны продлить момент знакомства с работой самобытного творческого дуэта Кабаковых в виртуальном пространстве. 

Реклама

Гигантский объем Гран-Пале размером в 13 500 кв. м. Кабаковы структурировали архитектурными и художественными формами, своего рода материализацией идей и ощущений. Лабиринты белых корридоров заводили посетителей то в «Пустой музей», то в Центр контакта с космической энергией, то в павильон со схемами и устройствами, цель которых — показать, «как встретить ангела». Что посетитель должен вынести для себя, побывав на «Монументе»?

«Начнем с того, что он должен туда принести! — ответила на этот вопрос  Эмилия Кабакова. — Он должен принести максимум внимания, достаточно времени, чтобы посмотреть, и желание увидеть, понять, почувствовать что-то».

Реализация 6-го выпуска «Монументы» была доверена Кабаковым в частности потому, что они известны своими удивительными инсталляциями, объяснил RFI куратор Жан-Юбер Мартен.

Афиша выставки «Монумента 2014» Ильи и Эмилии Кабаковых
Афиша выставки «Монумента 2014» Ильи и Эмилии Кабаковых Ilya et Emilia Kabakov /grandpalais.fr

Жан-Юбер Мартен: «Кабаковы — художники международного значения, их работы были в экспозициях самых престижных музеев современного искусства. Они стали известными, в частности, благодаря удивительным инсталляциям. Важную роль сыграло и то, что это бывшие советские художники. Ведь по меньшей мере с начала 90-х годов на Западе хотели знать, как развивалось искусство в России. Потом Илья эмигрировал. Эмилия уехала в США раньше него. Так они стали представлять русскую культуру за рубежом».

Выставка «Монумента» проводится ежегодно с 2007 года. Гран-Пале, выставочный комплекс Большого дворца, принимал до этого работы Ансельма Кифера, Ричарда Серра, Кристиана Болтанского и Даниеля Бюрена. Творческий подход Кабаковых к созданию этой экспозиции кардинально отличается от их предшественников, объясняет Жан-Юбер Мартен.

Жан-Юбер Мартен:  «Объем Большого дворца под куполом — пространство абсолютно невероятное. Как только появляется немного солнца, оно просто залито светом. Кабаковы сделали необычный выбор. В отличие от художников, работавших над проектом «Монумента» раньше, только у них появилась идея создать так называемые «капеллы». Посетитель оказывается в своего рода белокаменном городе, какие бывают в средиземноморских странах. Он ходит, как по лабиринту, под арками, вдоль белых стен. Каждая улочка ведет в помещение, которому задана определенная тема. Художники поднимают темы космоса, потустороннего мира, метафизики».

«Странный город» в Большом дворце — это пространство искусства в пространстве искусства, поясняет Эмилия Кабакова.

Эмилия Кабакова: «Это как бы создание утопического города. Или даже не утопического, а пространства искусства в художественном пространстве. Это культурное пространство, потому что мы все знаем, что Гран-Пале — это важное здание, там много исторических культурных событий происходило».

«Странный город» Ильи и Эмилии Кабаковых, Париж 6 мая - 22 июня 2014

Построенное ко Всемирной выставке 1900 года здание Большого дворца сначала служило для выставок автомобилей и даже самолетов, прежде чем стать местом проведения художественных выставок.

«Человек заходит и знакомится с прекрасным пространством Гран-Пале, — продолжает Эмилия Кабакова. — Дойдя до первой стены, он видит справа купол. (Купол — гигантская опрокинутая полая конструкция, оживляющая объем Большого дворца космической музыкой и переливами цвета и света — RFI). Купол тоже отбрасывает нас к определенным культурным референциям прошлого. Это идея Скрябина, «музыка и цвет», каждый звук может быть увиден в цвете. Есть люди, которые «видят» звуки в цвете. Так вот, посетители стоят перед этим куполом (или сидят, там концерты всякие проводятся, перформансы) и смотрят, как меняются цвета. Там невероятные возможности для изменения цветов (несколько миллионов нюансов). Для этой выставки была подобрана специальная программа. А изначально этот купол создавался для оперы французского композитора 20-х годов Оливье Мессиана «Святой Франциск Ассизский».

«Монумента 2014» Ильи и Эмилии Кабаковых, «Ворота в никуда»
«Монумента 2014» Ильи и Эмилии Кабаковых, «Ворота в никуда» Nina Carel / RFI

«Затем посетитель видит перед собой очень странные ворота, ведущие в никуда, — говорит Эмилия Кабакова. — Это такой обломок ворот, или обломок этого города. Через них можно пройти. И многие действительно там проходят. Наверное, посетителей привлекает возможность пройти через художественную историческую развалину. Когда же стоишь перед воротами, видишь как бы несколько входов. Перед тобой сужающийся проход. Проходишь через первые белые стены, оказываешься внутри огромного пространства. Над тобой очень красивая прозрачная стекленная конструкция купола Гран-Пале. И читается параллель между этим куполом и тем, который поставили мы.  Они корреспондируют, это идея «корреспонденций» с самим зданием и теми объектами, которые мы построили. Архитектура проекта тоже запараллеливается. Поставленные нами арки «корреспондируют» с арками Гран-Пале. И тут у вас возникает выбор, как в русской сказке: пойдешь налево, пойдешь направо, пойдешь прямо... И человек выбирает, куда ему идти».

Завершают выставку две капеллы — белая и темная, с картинами Кабаковых.

«Посетитель попадает в пространство, которое как бы наполнено содержанием европейской культурной фантазии, мечтаний, утопических идей, — рассказывает Эмилия Кабакова. — Скажем, раздел «как встретить ангела». Немного религиозная идея, но мы всегда ожидаем помощи от «ангела», не важно в какой форме он явится для нас. А ворота, через которые мы проходим, или не проходим в своей жизни? Много раз, каждый раз. И каждый раз перед нами какие-то новые ворота открываются, другие пространства. В конце концов, мы выходим через ворота в конец жизни. Или приходим в них в самом начале. И так далее. Но, выходя из этого пространства, опять оказываешься в этом белом городе, и над тобой опять купол Гран-Пале. То есть по мере посещения чередуются входы и выходы из помещений, из темноты на яркий свет, в реальность Гран-Пале (который тоже, на самом деле — фантазия) и в реальность этого города».

«Ну, конечно, очень много комментариев, особенно от русских зрителей, что якобы Кабаков себя и свою жену увековечил там в образах. Но на самом деле эти люди не понимают, что это концепт, — объясняет Эмилия Кабакова. — Это концепт «темного и светлого». Нашего прихода в этот мир и ухода. Где мы видим более темное, где мы видим более светлое? Это такая фантазийно-религиозная, концептуальная идея. А фотографии — не важно, кто изображен! Не важно, какое событие. Важно, что что-то значительное в нашей жизни произошло. К концу жизни мы начинаем думать, что же было важно? И в памяти возникают события, лица».

Эмилия Кабакова говорит о воссоздании контекста европейской культуры, но для обоих художников, и особенно для 80-летнего Ильи Кабакова (он родился в сентябре 1933 г), личные культурные ассоциации определяют русскую культурную доминанту.

«Монумента 2014»  Ильи и Эмилии Кабаковых, «Как встретить ангела»
«Монумента 2014» Ильи и Эмилии Кабаковых, «Как встретить ангела»

Эмилия Кабакова: «Реферировать хотелось больше к русской культуре. Но в русской культуре много взято из европейской культуры. Значит, тут есть европейские истоки художественной культуры. Это постоянное мелькание между «русскостью» и европейской культурой, присутствием и отсутствием в этом пространстве... Все время игра идет такая. И зритель, если он проводит достаточно времени на выставке, начинает участвовать в этой игре. Начинает задействовать свою память, свои собственные культурные референции, собственный эмоциональный, или даже не знаю, политический, художественный базис — все, что он знает. Мы получили невероятно много отзывов от зрителей, очень много писем. Начиная от самых простых: «Я вспомнила свою маму, как она ушла в другой мир». И заканчивая очень сложными культурными многослойными воспоминаниями, референциями к европейской, русской культуре».

У Эмилии и Ильи Кабаковых богатый жизненный опыт. Определяет ли то, что они оба жили в Советском Союзе, а потом долгие годы в США, способность как-то особенно смотреть на жизнь и творчество? Ведь такое «знание», такой опыт могут лишить иллюзий и фантазий?

«Эмигрант остается эмигрантом! Поэтому он «висит» как бы между двух культур, — отвечает Эмилия Кабакова. – Особенно, если он культурный эмигрант. Это очень сложно — поменять культурное пространство, поменять свои привязанности, свои корни. Ведь эти вырванные корни, они болтаются в воздухе. Они висят в каком-то невероятном фантазийном пространстве. Что спасает Илью и меня, это то, что мы, конечно, не очень-то люди реальности. Мы всегда фантазируем. Это имеет большое значение в нашей жизни. Нам очень повезло. В том смысле, что мы оказались в арт-мире с самого начала. Конечно, я живу немножко дольше на Западе. Я все же на Западе больше сорока лет, уехала гораздо моложе, чем Илья. Я была тогда в два раза моложе, ровно в два раза. Илья старше, и поэтому он больше привержен к русской культуре. У него более глубокие корни, у меня они намного меньше. Потом, моя культура была не столько художественной сколько, конечно, музыкальной. Но легче ли мне от этого или труднее… Не могу сказать. Наверное, легче. Мы как-то особенно в реальность не вдавались. Это были годы, когда мы очень много работали, ездили. Сейчас мы стараемся сократить деятельность. Возраст уже такой. А тогда арт-мир был невероятно активен и очень романтичен. Я бы даже сказала, более идеалистичен. Это полностью соответствовало нашим понятиям об искусстве, нашим понятиям о том, что мы хотим делать. То есть дело было не столько в деньгах (сколько мы заработаем), а дело было в каком-то содружестве художников, кураторов выставок и музеев. Даже, я бы сказала, некоммерческих пространств. Мы невероятно много сделали за эти годы. Мы 26 лет работаем вместе, мы сделали колоссальное количество работ, колоссальное количество выставок. Практически, это все было (я знаю, мне сейчас многие не поверят), но на самом деле, очень многое бесплатно делалось. Это были некоммерческие пространства. Ты был счастлив тем, что можешь реализовать свою фантазию, реализовать художественные замыслы. Особенно для Ильи это было важно. Потому что он не имел никогда выставок. А ему уже было 56 лет».

Выставка «Монумента» в версии Ильи и Эмилии Кабаковых шла в Гран-Пале (Большом дворце) с 6 мая по 22 июня 2014 года. Затем она наверняка поедет из Парижа в Сан-Паулу. Художники получили приглашение от министра культуры Бразилии. Последняя выставка Кабаковых в России прошла в 2004 году, 10 лет назад, в «Эрмитаже».

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями