Перейти к основному контенту
Париж вчера и сегодня

Легенды парижской Оперы

Аудио 09:40
Такси Марны на фоне парижской Оперы (Гарнье)
Такси Марны на фоне парижской Оперы (Гарнье) REUTERS/Gonzalo Fuentes
Никита Сарников
15 мин

Как известно, сейчас в Париже существуют два здания оперы, а точнее – две оперы. Одна называется опера Гарнье, другая – опера Бастий. Сравнительно молодое здание опера Бастий, к сожалению, не пользуется той репутацией, какой пользуется старая добрая опера Гарнье. Повлияло ли на характер этой оперы ее революционное местоположение, или другие обстоятельства сыграли свою роль, но не раз приходилось слышать фразу о том, что в опере Бастий (Бастилии) больше бастуют, чем поют и танцуют.

Реклама

Отметим, что парижанин, когда говорит слово опера, то имеет в виду оперу Гарнье, а если речь идет о другом здании, то просто уточняют – опера Бастий. С оперой Гарнье связано немало историй, многие из которых балансируют на грани вымысла и реальности.

Одна из них – это легенда о том, что под зданием оперы Гарнье существует подземное озеро. Эту легенду, например, использовал в своем фильме «Большая прогулка» Жерар Ури. Как известно, сюжет фильма построен вокруг спасения четырех английских летчиков, самолет которых сбивают над Парижем и которые прыгают с парашютами из горящего бомбардировщика. Один из них оказывается на крыше оперы. Его спасет дирижер оркестра оперы, роль которого исполняет Луи де Фюнес.

После многочисленных забавных комических приключений герои спускаются в подвал оперы. Их ведет туда один из подпольщиков, певец, одетый в костюм Мефистофеля. На вопрос о том, куда они идут, он отвечает: «Здесь подземная река», а на следующий вопрос, куда она ведет, он произносит весьма загадочную фразу: «Согласно Виктору Гюго – никуда». Тем не менее, герои благополучно доплывают по подземной реке до Больших рынков, а затем на метро доезжают до Лионского вокзала, где садятся в поезд. Их приключения продолжаются.

Во фразе Мефистофеля все правда, может быть, за исключением упоминания имени знаменитого и любимого во всем мире писателя Виктора Гюго, который, хоть и описывает в своем романе «Отверженные» знаменитые парижские подземные сооружения, но не применительно к опере, поскольку хронологически события не совпадают.

Легенда о том, что под зданием оперы есть озеро, возникла еще во время ее строительства. При закладке фундамента строители действительно обнаружили подземный ручей, текущий с холма Менильмонтан, который питался сточными и дождевыми водами. Почти полтора года пожарные и рабочие дренажной бригады пытались откачать воду из котлована, предназначенного для фундамента оперы, однако их попытки осушить это место ни к чему не привели. Тогда Шарль Гарнье принял решение соорудить бетонное ограждение. Чтобы оно было максимально надежным, он сделал это ограждение двойным. Оно проходит под сценой и коридорами оперы, опоясывая фундамент. Между первой и второй стеной этой бетонной коробки получился коридор высотой в два метра и общей площадью в 1 170 квадратных метров. В нем и должна была скапливаться вода, которая могла просочиться через первую бетонную оболочку. 

Однако со временем ручей иссяк. Вода, тем не менее, в этом гигантском желобе есть. Это вода, которая оказывается там из пожарных цистерн оперы. Отметим, что с противопожарной точки зрения опера автономна – если возникнет пожар, то вода в опере уже есть, и не надо ждать пожарных. Отметим также, что пожарные поселили там рыбок. Это неприхотливая разновидность карпов, которые там с удовольствием живут.

Но вернемся к загадочной фразе Мефистофеля из фильма «Большая прогулка» – «Эта подземная река никуда не ведет». Это действительно так, поскольку из коллектора под оперой нет выхода, но, с другой стороны, под Парижем действительно существуют подземные «реки» – сточные канавы. Это обстоятельство и использовал в своем фильме Жерар Ури, приправив, правда, его изрядной долей художественного вымысла.

Вторая история (или даже две) связана с мистикой – с призраком оперы и загадочными голосами, которые в опере слышны. Этой истории мы всецело обязаны роману Гастона Леру «Призрак оперы». Кстати отметим, что понятие Большая опера, Гранд Опера, которое иногда встречается в русских источниках, скорее всего, появилось в русском языке из-за первого перевода этого романа, который в русском варианте назывался «Тайна Привидения Большой Оперы». Словосочетание Большая опера применительно к Опере Гарнье утвердилось, однако к французским реалиям оно имеет отдаленное отношение. Наверное, переводчица (С. Соловова) решила использовать аналогию с Большим и Малым театрами Москвы. Во французском же языке понятие grand opéra (из пяти актов) обозначает оперный жанр, но никак не само здание.

Считается, что мысль о возможном мистическом присутствии в Парижском здании оперы Гарнье некой силы возникла у Гастона Леру после того, как в опере произошел несчастный случай – упала центральная люстра. Это произошло 20 мая 1896 года. Жертва была одна – консьержка, страстная любительница оперы, имя которой история не сохранила. Тогда сломался один из противовесов, который удерживал тяжелую (7-8 тонн) люстру, которую тогда время от времени (из-за газового освещения) приходилось поднимать в помещение над зрительным залом, чтобы там ее чистить. Эту систему изменили только в 1969 году по настоянию Рудольфа Нуриева, который предложил опускать люстру в зрительный зал и производить все необходимые работы по ее обслуживанию там, а наверху оборудовал дополнительное помещение для репетиций.

Про загадочные голоса из прошлого, которые иногда слышны в опере, тоже рассказывают. А вот этот факт имеет под собой вполне реальные действительные основания. В начале XX века богатый американский промышленник, большой любитель оперы Альфред Кларк, глава французской фирмы грамзаписи, решил увековечить самые знаменитые голоса своего времени, а заодно и «пропиарить», как бы сейчас сказали, свою компанию.

Все певцы с охотой согласились, поскольку речь шла о бессмертии их голосов. Голоса были записаны на граммофонные пластинки. Всего их было около двух дюжин. Затем пластинки вместе граммофоном в торжественной обстановке в присутствии президента республики и академиков заключили в свинцовый ящик, крепко запечатали и поместили в специальный шкаф. Этот шкаф, согласно завещанию Альфреда Кларка, должны были открыть через сто лет, но открыли чуть-чуть раньше – в 1989 году. Обнаружили, что половина пластинок исчезла.

В результате оставшуюся часть передали в Национальную библиотеку, где пластинки, очень хорошо сохранившиеся, теперь и хранятся. В 2008 году их отцифровали. Их можно послушать. Эти голоса из прошлого.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.