Перейти к основному контенту
Франция

Президент Олланд и иммиграция: ответ Марин Ле Пен и Саркози

Президент Франсуа Олланд: программная речь об иммиграционной политике в Музее истории иммиграции 15 декабря 2014
Президент Франсуа Олланд: программная речь об иммиграционной политике в Музее истории иммиграции 15 декабря 2014 REUTERS/Yoan Valat

15 декабря президент Франции Франсуа Олланд решил впервые высказаться по болезненной для французов проблеме иммиграции. Программная речь произнесена лишь в середине президентского срока на фоне роста антииммигрантских настроений, популярности Национального фронта и возвращения в политику экс-президента Николя Саркози. Олланд выступил против «страхов», связанных с иммиграцией, поспорил о реформе Шенгена и пообещал «справедливые и прозрачные» критерии предоставления гражданства Франции.

Реклама

Олланд о страхах перед иммиграцией и исламом, о гражданстве и Шенгене

Президент Франции Франсуа Олланд лишь в середине своего срока решился высказаться по проблеме иммиграции, одной из самых болезненных для французского общества. В понедельник, 15 декабря, он произнес свою первую речь о французах и иностранцах, торжественно открывая в Париже Национальный музей истории иммиграции.

Франсуа Олланд счел нужным наконец-то высказаться по крайне чувствительной, если не взрывоопасной проблеме, на фоне роста антииммигрантских настроений в условиях кризиса. Речь президента стала ответом его политическим противникам. Прежде всего, Национальному фронту с его антиммигрантской риторикой, а также правой оппозиции, которая часто использует проблему миграции в борьбе за электорат Марин Ле Пен.

Франсуа Олланд подверг критике страхи, связанные с иммиграцией, стремление замкнуться и закрыться в себе, которое все сильнее проявляется во Франции и в странах Евросоюза в целом. Президент напомнил, что каждый четвертый француз является потомком иммигрантов. Глава государства настаивал на вкладе иностранцев в историю и создание современной Франции.

Франсуа Олланд заявил, что не намерен оставлять «пустым пространство для тех, кто использует страх уничтожения, распада, исчезновения» национальной идентичности. Эти страхи поддерживают те, «кто мечтает об уменьшенной Франции, о Франции раздосадованной и отступающей – словом, о Франции, которая перестанет быть Францией», – заявил президент.

Франсуа Олландо отметил опасность ситуации, в которой антиимигрантская риторика усиливается и рискует еще больше усилиться с приближением выборов 2017 года.

Франсуа ОЛЛАНД: «Казалось бы, худшее позади. Нет! Все постоянно возвращается назад. Иностранцев по-прежнему обвиняют одними и теми же словами: они, мол, приезжают, чтобы занять рабочие места французов, незаслуженно пользоваться социальными благами. Но самые серьезные исследования показывают, что иностранцы вносят больший вклад в бюджет социальной системы, чем получают оттуда помощи. Сознательно взращивается страх перед одной религией – исламом. Его неприемлемым образом некоторые представляют как религию, несовместимую с нашей Республикой, тогда как Республика всегда уважала религию, а верующие всегда были способны понять ценности, которые надо уважать. Новое во всем этом то, что дурные тенденции усиливаются. Поэтому нам снова необходимо им противостоять, вступить в борьбу и поставить перед ними заслон».

Франсуа Олланд напомнил, что приток иностранцев в страну в последние 10 лет оставался стабильным – порядка 200 000 прибывающих в год.

Если взять последний доклад ОЭСР, то по данным 2012 года, во Францию на постоянное жительство прибыло почти 260 000 иностранцев. Рост числа приезжающих с 2007 года составил 21%. Однако, ежегодный приток мигрантов в общей численности населения ничтожно мал – 0,4%.

Среди стран ЕС Франция далеко не на первом месте по приему мигрантов: она делит третье место с Италией, отставая от Великобритании (286 тысяч) и Германии (400 тысяч). Как отмечает ОЭСР, большую часть мигрантов во Францию составляют граждане других стран ЕС – больше 160 000 в год. Если верить цифрам, то любимые Нацфронтом разговоры о «катастрофе» несколько преувеличены.

В своей речи об иммиграции президент Олланд спорил не только с Марин Ле Пен, но и с вернувшимся в политику экс-президентом Николя Саркози. Тот, как известно, выиграл выборы 2007 года, сделав тему иммиграции центральной в своей кампании. Саркози говорил об «избирательной» иммиграционной политике, создал специальное министерство иммиграции и интеграции, а также наращивал статистику выдворений нелегалов из страны. Он также требовал реформы Шенгенских соглашений и права государств восстанавливать пограничный контроль. Франсуа Олланд заочно поспорил со своим предшественником по вопросам Шенгена – в немного шутливой форме.

Франсуа ОЛЛАНД: «Нам необходима миграционная политика. Эта политика определяется Европой. Наши границы – это границы Шенгенской зоны. Кое-кто хотел разрушить Шенген? Это довольно просто: никто не знает, что такое Шенген. Может быть, некоторые даже думают, что это вообще какая-то особа, которую надо срочно разыскать и предать суду. Но Шенгенские соглашения – это как раз то, что позволило Европе как раз контролировать миграцию. Разрушить, уничтожить Шенген? Это значит откатиться назад, восстановить границы каждого государства. Мы должны отстаивать этот принцип (Европы без внутренних границ – RFI). Будущее Европы состоит в том, чтобы все ее страны, вместе с соседями (я думаю, в том числе, о Средиземноморье), выработали такую политику, которая бы сочетала в себе возможности разрешения кризисов, помощь в устойчивом развитии и контроль над перемещением населения».

В программной речи президент Олланд остановился на своем предвыборном обещании дать право голоса ВСЕМ иностранцам на местных выборах (сейчас это право есть лишь у граждан стран ЕС). Олланд объяснил, почему технически не может выполнить обещанное.

Франсуа ОЛЛАНД: «Каждому известны сложившиеся условия, и в них предпочтительно сказать правду, чтобы избежать страстей и иллюзий. Ничего нельзя сделать без изменения Конституции. Это предполагает большинство – три пятых от числа депутатов парламента, а значит – согласие всех республиканских сил. Со своей стороны, я хотел бы, чтобы эти силы взяли на себя ответственность за данное решение. Трудности в достижении согласия, которые существуют вот уже 30 лет, не должны мешать нам действовать в том, что касается доступа к получению гражданства. В недавнем прошлом кое-кто пытался уменьшить число иностранцев, приобретающих французское гражданство, усложнить эту процедуру. Поэтому еще в 2012 году я потребовал от правительства установить новые критерии – справедливые и прозрачные – для получения французского гражданства. В этом мы добились прогресса, но все еще необходимо ускорить эту процедуру, унифицировать ее по всей стране и лучше определить критерии (предоставления гражданства – RFI)».

Говоря об усложнении процедуры предоставления гражданства, президент Олланд также имел в виду своего предшественника Николя Саркози. Придя к власти в 2012 году, социалисты поставили задачу сделать процедуру «натурализации» более простой и прозрачной. Эту работу на посту главы МВД начал нынешний премьер-министр Манюэль Вальс.

Иммиграционную речь Олланда во Франции назвали слишком общей и неконкретной. Правда, многие признали, что президент постарался обозначить иное отношение к проблеме, отличное от общего растущего беспокойства и страхов. Кто-то увидел в речи четкую стратегию противостояния Нацфронту и правым, которые превращают проблему иммиграции в инструмент политических спекуляций.

Речь главы государства «не дала конкретных ответов на вопросы, которые задают французы», – сочла правая газета «Фигаро». «Заклинаниями» назвала выступление самая читаемая газета Франции «Сюд-Уэст Франс». Правый депутат Эрик Сиотти напомнил президенту, что сегодня во Франции налицо высокая рождаемость и рекордная безработица. «Перед страной стоит проблема миграции и бесполезно ее затуманивать высокими фразами», – считает депутат. Вполне в своем духе отреагировала на речь президента Марин Ле Пен: «Французы хотят, чтобы иммиграцию сдали в музей как политику прошлого, а не мрачную перспективу на будущее», «Нацфронт требует положить конец массовой иммиграции в нашу страну», – заявила лидер крайне правых.

«Путаницу» в спорах по острой проблеме видит Рама Йад, бывший госсекретарь по правам человека в правительстве Саркози. Уроженка Сенегала, ныне депутат-центрист в совете парижского региона у микрофона RFI указала на разные категории иммигрантов.

Рама ЙАД: «Мне хотелось бы, чтобы в вопросах иммиграции мы не смешивали все в одну кучу. Я жду от президента Республики таких же весомых слов, как те, что произнес Папа римский о мигрантах, гибнущих на пути в Европу: Средиземное море стало кладбищем. С начала года там погибло 3 500 мужчин, женщин и детей. Это стыд для Европы. Во-вторых, к вопросу о путанице: существует категория мигрантов, которые трудятся, хотят только трудиться – и больше ничего, чтобы отправить деньги близким в свои страны. И тут нет проблемы, поскольку они занимают те рабочие места, которые во Франции никто не хочет занимать. Наконец, есть те, кто сегодня вызывает раздражение: это французские граждане (дети иммигрантов – RFI), которые никуда не уедут. Это нежеланные дети Франции. По отношению к ним возникают вопросы экономической, политической, социальной и культурной интеграции. На эти вопросы мы ждем ответа от Франсуа Олланда».

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.