Перейти к основному контенту
Французская пресса

Французская пресса о конституционном принципе свободы слова

Франсуа Олланд с министром культуры Флер Пеллерен и Джаком Лангом перед зданием Института арабского мира, на фасаде которого - надпись "Мы все - Шарли"  15/01/2015
Франсуа Олланд с министром культуры Флер Пеллерен и Джаком Лангом перед зданием Института арабского мира, на фасаде которого - надпись "Мы все - Шарли" 15/01/2015 REUTERS/Ian Langsdon
Инна Ракузина
4 мин

Французская пресса продолжает публикации, связанные с терактами исламских джихадистов в Париже.

Реклама

Это позднее признание, но все-таки президент его сделал. Да, у нас теперь два фронта борьбы с терроризмом — внешний и внутренний. От Ирака до «Шарли Эбдо» — это та же борьба. Франция воюет. Ее враги — террористы, джихадисты, радикальные исламисты, — цитирует заявление Франсуа Олланда «Фигаро».

Газета отмечает, что эта война одновременно и мировая, и поместная, и для того, чтобы ее успешно вести, необходимо разработать новую стратегию и тактику.
Теракты в Париже показали, что дхижадисты «орудуют» не только в Ираке и Сирии, что «метастазы этого зла» проросли в Йемене, Ливии, Сахеле, Афганистане, Пакистане. Правое издание считает, что западные страны, по примеру Франции, должны быть готовыми к борьбе с исламистским фанатизмом.

Но не только военный отпор должен быть дан распространяющемуся на Запад радикальному исламу. Газета считает, что наконец-то объявленный «внутренний враг» ставит и чисто политическую проблему — защитить граждан и места культа, а также «предупредить радикализацию», наказывая тех, кто отказывается соблюдать принятые в светском обществе правила.

Газета понимает, что нейтрализовать радикально настроенное меньшиство будет непросто. «Фигаро» также напоминает, что безопасность граждан — дело не только сил безопасности. Все общество должно восстать против обскурантизма. Мы можем победить это зло при условии, что не будем терпеть то, что терпеть нельзя.

«Либерасьон» напоминает, что мы свободны выражать свое мнение, критиковать, но не молчать, когда нашу свободу хотят задавить. Это закон, и «Шарли Эбдо» его не нарушил. Ну, а если кому-то это не нравится, можно обратиться в судебные органы. Эта инстанция разбирает жалобы на расистские выходки, на обкорбления на религиозной почве, на призывы к ненависти.

В законе черным по белому написано, что он применяется к живым людям, а не к догмам и символам, — подчеркивает Лоран Жофруа и отмечает, что эти два принципа смешивать не надо, обвиняя французское правосудие в применении «двойных стандартов». Это обвинение журналист считает абсурдным.

Понятие «двойные стандарты» он предлагает применить к карикатурам «Шарли Эбдо», которые кроме смеха ничего вызвать не могут, и к текстам юмориста Дьедоне, открыто пропагандирующего антисемитизм и терроризм. Подобное Франция переживала лишь однажды в XX веке — с 1940 по 1944 год, — напоминает автор редакционной статьи в «Либерасьон».

Свободу выражения «Юманите» считает недавним завоеванием. И за нее надо бороться. Автор статьи в коммунистическом издании предлагает начать с дебатов. Оказывается, суть понятия «свобода выражения» далеко не всем ясна, а отсюда и путаница, которая связана с карикатурами на пророка Магомета.

Автор уверен, что ничего криминального в изображении пророка нет, так как карикатуристы не преступили закон, они остались в рамках «республиканской морали, секулярного общества».

Не успели остыть эмоции, вызванные терактами джихадистов 7, 8 и 9 января в Париже, в интернете, в социальных сетях, в лицеях началась полемика на тему: почему во Франции можно смеяться над религией, а над евремями нельзя, почему «Шарби Эбдо» считается авангардом свободы, который поддерживают и защищают даже тогда, когда журнал высмеивает ислам и пророка? — интересуется газета «Монд».

Почему в то же время юморист Дьедонне заявляет, что он ассоциирует себя с сатирическим журналом «Шарли Эбдо» и с убийцей полицейской и заложников в кашерном супермаркете в парижском пригороде Венсен? Короче, можно ли говорить о «двух стандартах»? — спрашивает журналист, который считает все эти вопросы своевременными и требующими подробного ответа.

Первое, на что автор статьи обращает внимание, это свобода выражения, без которой свобода мысли «мертва». Журналист напоминает, что свобода выражения — конституционный принцип, отмеченный в Европейской хартии по правам человека.

Автор статьи в газете «Монд» также напоминает, что судебному наказанию подлежат оскорбления на расовой почве, преступления против человечества, дискриминационные провокации, апологетика терроризма.

Журналист напоминает, что в свое время «Шарли Эбдо» оказался на скамье подсудимых и был осужден… по обвинению в оскорблении людей, но ни разу по обвинению в оскорблении религии. По этим же обвинениям был осужден и юморист Дьедоне.

«Франция — Республика», — напоминает журналист. Закон секулярного государства запрещает оскорблять верующих, но позволяет смеяться над религией и ее догмами, будь-то христианство, иудаизм или ислам, но запрещает ставить под вопрос фундаментальные ценности Французской республики. Автор статьи в газете «Монд» советует об этом не забывать.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.