Французская пресса

Мишель Уэльбек: «Почему французские мусульмане больше других интересуются Палестиной?»

Martine Pouchard

«Быть евреем во Франции» — главный заголовок журнала «Пуан» на этой неделе. Под заголовком — фотография молодой пары на городской улице, на голове у мужчины — кипа. Внутри еженедельника этому досье посвящено восемнадцать полос. В качестве эпиграфа вынесены слова — «Остались травма и страх, но жизнь продолжается. Репортажи, свидетельства, дебаты».

Реклама

В досье, действительно, представлены все эти жанры. В основной статье подробно рассказывается об истории проживания евреев на территории современной Франции, о законах, принятых при Наполеоне и даровавших им права, равные с правами других граждан страны, о деле Дрейфуса и, наконец, о том, как живут французские евреи сегодня. 550 000 человек во Франции имеют отношение к иудаизму, — эту цифру журнал выносит крупным красным шрифтом, и рядом две другие: во Франции насчитывается 300 синагог, и 7231 француз в 2014 году переехал на постоянное место жительства в Израиль. Под заголовком «Роман четырех поколений» рассказывается история обычной еврейской французской семьи. «Мы не французские евреи, а французы и евреи», — говорит старейшина семьи 89-летняя Фанни Кац.

Рядом опубликовано интервью с «мадам раввин» — Дельфиной Орвиллер, женщиной-раввином, синагога которой находится в Париже, на улице Богренель. «Я была в Израиле в момент убийства Ицхака Рабина, — говорит она, — мне хорошо знакомо это чувство ненависти и страха, которое вас наполняет. Но нужно бороться с искушением замкнуться внутри сообщества. Я и сегодня, как и раньше, отказываюсь говорить от имени всех евреев, я не люблю слово „община“, оно ничего не значит, как будто мы все живем, разговариваем и думаем одинаково, как будто мы — это единый блок, тогда как личность каждого из нас многосоставна и сложна».

И еще один раввин дает интервью журналу, Главный раввин Франции Хаим Корсия говорит: «Республиканский лозунг „Свобода, Равенство, Братство» состоит из ценностей, которые мы находим в Библии. Бог не предлагает закон народу, состоящему из рабов. Он сначала провозглашает свободу. И уже затем равенство, когда говорит „Будьте, как все люди“. И наконец, братство: „Будем вместе“».

На этой же полосе напечатана еврейская молитва за Французскую республику. Ее основы, напоминает «Пуан» восходят к созданию Наполеоном Консистории — еврейского представительского органа. Современная версия молитвы была дополнена Хаимом Корсией, в нее внесены слова об армии и военнослужащих.

Репортаж из города Метца рассказывает о повседневной жизни лотарингских евреев. Это самая древняя еврейская община Франции, — подчеркивает журнал, — она упоминается еще в источниках IX века. За репортажем следует рассказ о Самюэле Сандлере, который в результате теракта в Тулузе потерял сына и двоих внуков. На фотографии он представлен рука об руку с Латифой ибн Зиятен, потерявшей сына от руки того же убийцы. Журнал цитирует слова того, кто назван на его страницах «защитником диалога»: «Я не уверен, что через два или три поколения во Франции останутся евреи». Созвучно с этими словами звучит и следующее интервью. Философ Шмуэль Тригано высказывает свои опасения касательно «возможности гражданской войны».

И, наконец, журнал печатает интервью с Мишелем Уэльбеком. Его последней книге «Подчинение» была посвящена обложка журнала «Шарли Эбдо», вышедшего в день убийства членов редакции. Один из персонажей книги уезжает жить в Израиль. В интервью Уэльбек возлагает ответственность за отъезд французских евреев на тех, кого он называет «левыми экстремистами»: «Почему французские мусульмане больше интересуются Палестиной, чем мусульмане Африки или Азии? Мне кажется, это связано с крайне-левыми, обозначившими Израиль в качестве врага, с такими деятелями, как Безансно или Пленель». Заключает досье интервью имама из Бордо Тарека Убру: «Евреи много дали арабо-мусульманской культуре».

Журнал L’Obs также печатает на этой неделе статью под заголовком «Во Франции есть несколько видов антисемитизма». «Во Франции можно констатировать три реалии, — говорит автор, ученый Омар Саги, куратор выставки «Хадж» в Институте Арабского мира. — Французские евреи чувствуют угрозу, исходящую от французских мусульман, «коренные» французы чувствуют угрозу, исходящую от французских мусульман, и мусульмане Франции чувствуют угрозу, исходящую от французских евреев и «коренных» французов. Автор называет эту ситуацию постколониальным кризисом и результатом существования пережитков колониальной эпохи.

На страницах еженедельника «Экспресс» тема охраны синагог и еврейских школ упоминается вскользь, в общем досье, чьи название вынесено на обложку: «Франция и ее полиция». «Французская полиция переживает уникальный период своей истории, — говорится здесь. — Еще никогда она не встречала такой подержки со стороны населения, как после терактов, совершенных в этом январе. И никогда еще ряды полиции не были затронуты такой силы юридическими скандалами, как в данный момент». «Экспресс» печатает результаты опроса и ряда расследований, рисующих жизнь французской полиции и отношение к ней населения после трагедии, произошедшей в редакции «Шарли Эбдо». Завершим наш обзор несколькими цифрами из этого опроса: 84% населения говорит, что у них сложилось хорошее мнение о полиции, 17% — очень хорошее, и только 15% — плохое и очень плохое.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями