Новый Charlie Hebdo: Ле Пен, Саркози, Папа Римский и другие собаки

Новый номер "Шарли эбдо" в киоске в Ницце 25/02/2015
Новый номер "Шарли эбдо" в киоске в Ницце 25/02/2015 REUTERS/Eric Gaillard

В эту пятницу, полтора месяца спустя после теракта против газеты «Шарли Эбдо», вышел в свет новый номер этого еженедельника. За это время количество подписчиков увеличилось почти в двадцать раз, перевалив за 200 000. Сегодняшний номер вышел тиражом в 2,5 миллиона экземпляров. До терактов газета имела пятидесятитысячный тираж.

Реклама

На первый взгляд, обложка этого номера не совсем простая. На ярко-красном фоне изображена убегающая собака. Она держит в зубах журнал «Шарли Эбдо», а за ней следом бежит свора собак. Присмотревшись мы видим, что в виде собак автор изобразил Марин Ле Пен, Папу Римского, Николя Саркози, джихадиста… Под карикатурой — надпись «Поехали!». Автор этой обложки Люз объяснил, почему изобразил персонажей в таком виде: «Мне нравится рисовать животных. Особенно собак: это безответственные и покорные животные. Безответственный — это Шарли, а покорные — все, кто бежит следом».

По мнению «Либерасьон», этот рисунок очень точно передает то, что дух 11 января, республиканская солидарность и единодушие — не что иное, как эфемерность. И так и должно было быть…

Сразу же на первом развороте коллектив обращается с трогательными словами благодарности к тем, кто оказал поддержку, писал письма, отправлял деньги. Затем авторы этих строк иронично благодарят Папу Римского за совет почитать Библию и добавляют: «хоть и он сам должен перечитать Евангелия, потому как правильный христианин не должен ударять того, кто оскорбляет его мать, а должен подставить другую щеку».

Такими словами «Шарли Эбдо» припомнили понтифику его скандальное заявление на Филиппинах. Тогда Папа римский осудил теракт против «Шарли Эбдо», но при этом подчеркнул, что свободе слова есть предел. Он также отметил, что честь своей мамы готов отстаивать с кулаками.

В редакционной статье главный редактор Рисс размышляет о сущности политической сатиры, называя свободу самовыражения чем-то священным. Смеяться и смешить других, но также заставлять задуматься, посмотреть на вещи иначе — главная миссия «Шарли Эбдо». «Излишества и преувеличения, за которые нас так критикуют, являются методами, которыми мы пытаемся познать неизвестное», — пишет Рисс.

По его мнению, именно это не смогли принять убийцы 7 января, которые никогда не были смелыми, никогда не покидали зону комфорта их религии. Именно она давала им на все вопросы уже готовые ответы. «Мы же тратим все наше время на то, что сомневаемся», — отмечает главный редактор.

Он вспоминает, как убитый карикатурист Волински после того, как в 2011 подожгли редакцию журнала, публично задался вопросом: «А не зашли ли мы слишком далеко?». Рисс считает, что только честный человек может такое сделать.

Рисс напоминает, что в то время как журнал готовился к выходу в свет, случился теракт в Копенгагене. По мнению «Шарли Эбдо», это нападение преследовало те же цели, что и теракты в Париже: заставить замолчать. «Эти теракты направлены против современной концепции межличностных отношений, против плюрализма», — на такой мысли завершает свою статью главный редактор.

Левая газета «Либерасьон», в редакции которой сейчас работает команда «Шарли Эбдо», посвятила специальное досье выходу нового номера. «Мы все чуть не погибли за эту газету», — эту цитату одного из сотрудников издания автор статьи выносит в заголовок.

После теракта приходилось слышать не только слова поддержки, но и такие фразы, как «Они сами напросились». Автор редакционной статьи «Либерасьон» называет эти слова плевком на могилы убитых и в очередной раз выражает солидарность с редакцией сатирической газеты: «Как никогда, мы все Шарли».

«Либерасьон» нас вводит в закулисье газеты, где мы узнаем, что же случилось за последние шесть недель, пока «Шарли Эбдо» готовился к выходу. Оказывается, не все были готовы так быстро взяться за карандаш. Например, автор обложки Люз вовсе выступал за то, чтобы на полгода сделать паузу.

Коллектив оказался под сильным давлением: сложно было принять факт смерти коллег, приходилось много общаться с психологами, полицейскими, СМИ, отвечать на многочисленные письма.

За все это время от разных организаций и частных лиц журналистам удалось собрать 4 миллиона евро, и это не учитывая прибыль, полученную от продажи первого так называемого «номера выживших». Он вышел рекордным тиражом в 8 миллионов экземпляров. На обложке был изображен плачущий пророк с плакатом в руках, на котором написано: «Все прощено».
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями