«Нацфронт»: «Французской политики больше нет, есть политика НАТО»

Луи Алио, евродепутат, вице-президент «Нацфронта».
Луи Алио, евродепутат, вице-президент «Нацфронта». RFI

В эфире RFI Луи Алио, евродепутат, вице-президент «Нацфронта», спутник лидера партии Марин Ле Пен комментирует новый план правительства Франции по обеспечению безопасности мусульман.

Реклама

RFI: Глава МВД Бернар Казнев на днях объявил о новом правительственном плане, согласно которому власти намереваются налаживать диалог с исламом (как они сами выражаются), обеспечивать большую безопасность мусульманам, а также защищать религиозные объекты, в частности — мечети. Что вы думаете по поводу этой инициативы?

Луи Алио, вице-президент «Нацфронта»: Послушайте, я думал, это уже существует. Создается структура в добавок к уже существующим — есть уже Совет мусульман Франции. Что нужно, прежде всего, так это отрезать ислам от его зарубежных корней, потому что во Франции он находится под влиянием Алжира, Марокко, Египта, Турции — под зарубежным влиянием. И я думаю, с этой точки зрения, как в плане финансирования, так и идеологии (поскольку «Братья мусульмане» под запретом в Египте, но не запрещены во Франции, что само по себе любопытно), я думаю именно тут нужно наводить порядок. Сегодня мы видим, что ислам — это тема дебатов для многих как в области религиозной (вчера я слушал на одной из радиостанций господина Тарека Убру, имама Бордо), но так же это политическая тема, естественно. И я считаю, что есть тема для обсуждения, но при этом министр внутренних дел Франции не должен перегибать палку. Потому что у меня, тем не менее, возникло ощущение, что он, в каком-то смысле, пытается возродить репутацию правительства социалистов в глазах наших соотечественников-мусульман, поскольку они сильно «нагрешили» — определенное число их политиков — в глазах этих мусульман.

Вы имеете в виду закон о легализации однополых браков во Франции?

Я думаю, конечно, о ценностях «брака для всех», но я думаю, прежде всего, о международной политике Франции, в которой мы систематически находимся на буксире американской политики с плачевными результатами будь то в Афганистане, будь то первая иракская война (не вторая, к счастью). Но это же относится к Ливии, это же относится к Сирии, о чем, надеюсь, мы еще поговорим. Я считаю, что больше не существует французской политики в собственном смысле. Есть политика следования, политика НАТО, но больше нет особой французской геополитики. А это очень плохо.

Совет мусульман Франции (CFCM), созданный при президентстве Николя Саркози, устарел сегодня, как вам кажется?

Я считаю, что он совершенно ничего не представляет. Все эти, так сказать, «представительные» организации, по-моему, не представляют никого. Потому что, когда вы где-то ведете кампанию, в которой вы сталкиваетесь с нашими соотечественниками различного происхождения, они не воспринимают этих людей как своих. Они говорят от их имени, но на деле они их не знают. В том, что касается CFCM, это была изначально стратегическая ошибка. Они не представляют ислама Франции, они представляют ислам различных национальностей. По-моему, господин Бубекер (глава Совета французских мусульман, — прим. RFI) — это, скорее, Алжир, но есть марокканцы, курды, египтяне. Собственно французского ислама не существует. И мне очень жаль, что в вопросах французского ислама, в частности, мусульман полностью забыты те, кто стал гражданином Франции, благодаря тому, что рисковал жизнью и проливали кровь. Я имею в виду наших соотечественников. Их мы проигнорировали их, их мы забыли, их мы оклеветали, а сегодня мы открываем дверь людям, в большой мере одиозным.

Министр внутренних дел Франции Бернар Казнев вчера в интервью газете «Монд», осудил тех, кто используют принципы светского государства против мусульман. И министр среди виновных назвал, в частности, «Нацфронт». Господин Алио, не стали ли для вас принципы светского государства возможностью воспринимать ислам иначе? Несколько вывернутым наизнанку…

Нет, принцип светского государства — принцип нерушимый. Этот принцип был принят против католицизма, и это правило действительно для всех. Его принимают или не принимают, его признают или не признают, но те, кто не признают принципа светскости нашей страны, должны задать себе вопросы и сделать выводы. Если они неспособны жить под «игом» французской светской единой и неделимой Конституции, они должны сделать выводы. Я бы ответил господину министру, что если это взято на вооружение «Национальным фронтом», пусть он посмотрит на позицию госпожи Бадентер, в чьем очень яростном блоге я вчера прочел, где она говорит, что «левые отбросили принцип светскости и они ответственны за все, что сегодня происходит». Я не думаю, что госпожа Бадентер принадлежит к крайне правым.

Как вы относитесь к словам Роже Кукермана, президента совета еврейских общин Франции (CRIF), который сказал, что все эти акты насилия были совершены мусульманской молодежью?

Знаете, господин Кукерман делает те же выводы, что и все. Он не сказал «все мусульмане»…

Нет, Кукерман сказал «все виды насилия»…

Он сказал «все виды антисемитского насилия совершаются сегодня мусульманской молодежью». Он сказал лишь то, что давным-давно говорит господин Земур и другие. И это факт. Сегодня антисемитизм не принадлежит «крайне правым», все это признают. Антисемитизм мутировал в этнический антисемитизм, в частности, в антисемитизм некоторых молодых людей из пригородов и связан, по большей части, с израильско-палестинским конфликтом, что является драмой для Франции — это перенос конфликта, к которому французы совершено непричастны.

То есть, вас это не шокировало, вы считаете, что он прав?

Он сказал правду. Но это было утром, вечером это уже было менее очевидно, поскольку мы знаем, что давление очень сильно, и что существуют табу, которые нельзя упоминать. Сегодня, я считаю, это одно из табу. Но криминалисты (почитайте господина Буэра, господина Рофера) они говорят то же самое. И, в конце концов, господин Кукерман произнес истину.

Через три недели во Франции пройдут региональные выборы, и «Нацфронт» будет присутствовать более, чем в 95 % всех кантонов. Вы были вынуждены все же снять некоторых кандидатов с этих выборов, за расистские высказывания. И это не в первый раз. Такие случаи уже были в ходе прошлых выборов. «Нацфронт» не может избавиться от, как говорится, своих «паршивых овец» ?

Не существует нулевого риска. У нас около 8 000 кандидатов. Сегодня те, о ком вы говорите, представляют 0,1% от наших кандидатов — это смешная погрешность. И мы принимаем ясные и четкие меры. Сегодня мы обладаем знанием, которого у нас не было раньше. А поскольку мы обладаем знанием, мы принимаем меры.

Нет проблем при наборе кандидатов?

Нет, в основном, они не выражают подобных расистских взглядов. Не знаю, зачастую они говорят глупости. Когда вы об этом читаете, зачастую речь идет о дурацких злобных дискуссиях. Но когда вы занимаетесь политикой, нужно быть серьезными, последовательными, нужно прекратить делать подобные заявления и не быть политиканами. В остальном, я замечаю, что пресса слишком цепляется к тому, что говорят отдельные кандидаты «Национального фронта», и значительно меньше журналисты цепляются к тому, что делают кандидаты других партий. Например, есть кандидат на кантональных выборах от «Союза за народное движение» (СНД — партия Николя Саркози), который являлся мэром в прошлом, и который сжег 12 цыганских таборов в своей коммуне и получил за это судебный приговор. Но он — кандидат на кантональных выборах, и СМИ об этом вообще не говорили. Вот вам объективность сегодняшних французских медиа.

Четыре французских парламентария встретились с сирийским президентом Башаром Асадом вчера в Дамаске, вы поддерживаете эту инициативу?

Я задаюсь вопросом, чего бы не сказали, если бы кандидат от «Национального фронта» сделал то же самое! Или депутаты от «Национального фронта». Подняли бы крик о срастании с диктатурой, с фашизмом. Сегодня депутат-социалист, депутат-демократ, депутат от СНД отправились в Сирию, чтобы самостоятельно убедиться в том, что там за ситуация. Не то чтобы мы поддерживали подобную инициативу, но мы ее  рассматриваем благосклонно, поскольку нам нужен диалог со всеми сторонами, и в этом регионе мира Сирия — один из факторов, с которым мы должны вести диалог во имя будущего.

Т. е. президент Сирии Башар Асад представляет меньшую опасность, чем террористическая организация «Исламское государство»?

Дело в том, что французское правительство слепо поддерживало исламистов против Башара Асада, вплоть до их вооружения. И сегодня мы видим результат, поскольку господин Башар Асад по-прежнему на своем посту, а исламисты накопили оружие, которое оборачивают против своих «благодетелей». И нам теперь нужно иметь дело, помимо прочего, с исламистской опасностью.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями