Французская пресса

Авиакатастрофа в Египте – ИГИЛ в сетке прицела

На месте катастрофы в Египте, 4 ноября 2015 года
На месте катастрофы в Египте, 4 ноября 2015 года REUTERS/Mohamed Abd El Ghany

Такой заголовок помещает на первой странице газета «Либерасьон», посвящая пять страниц этой теме, которая освещается подробно и всесторонне: «Гипотеза о том, что это был террористический акт, постепенно подтверждается, Лондон намерен вывести из Шарм эль-Шейха своих граждан, Москва мстит, нанося удары по халифату в Сирии».

Реклама

Заголовок: «Драма в шесть вопросов». В качестве подзаголовков газета использует вопросы, что, скорее, исключение, чем правило. Обычно к знаку вопроса газеты прибегают либо в том в случае, если они не уверены в информации, либо в том случае, если хотят поставить проблему. Реже знак вопроса фигурирует в своём прямом качестве – в качестве вопроса, за которым следует ответ. В данном случае газета задает вопросы и отвечает на вопросы.

Почему версия террористического акта выглядит предпочтительнее? Потому что обломки самолета разлетелись на площади в 20 квадратных километров, чего обычно не происходит, если самолет разбивается при вынужденной посадке. Он развалился в воздухе, но почему? Поиски обломков на этой обширной территории займут немало времени, но должны дать ответ на этот вопрос. Если на них будут обнаружены следы взрывчатки, то предположение о террористическом акте будет подтверждено.

В какой степени серьезно предположение о террористическом акте? Поначалу к этому тезису не относились никак. За обтекаемым фразами о причинах катастрофы скрывалась мысль об обычной русской халатности, тем более что прецеденты были, и никого это особенно бы не удивило и не задело, кроме самолюбия россиян. Но переполошились американцы и англичане. Они отменили рейсы своих самолетов в направлении Шарм-эль-Шейха. 20 000 британцев сейчас ждут репатриации из Шарм-эль-Шейха. Никто не хочет повторения трагедии в Тунисе, когда погибли 30 граждан Великобритании из 38 – общее количество жертв. За ними последовали и другие страны. Отменили не навечно, а на тот период, пока они не проверят все системы безопасности в аэропорту и не смогут спокойно сказать своим гражданам – летайте.

В пользу версии о террористическом акте говорит и перехват разговора между джихадистами, который, как сказано в сообщении, «подтвердил эту гипотезу». В этих аргументах заключен и ответ на вопрос, почему первым так отреагировал Лондон?

А как отреагировал Каир? Плохо. Потому что всё это произошло накануне первого официального визита египетского президента в Лондон. Таким образом, террористически акт (если это так) имеет ещё и дипломатические последствия.
Почему русские замалчивают версию о террористическом акте? Песков говорит, что «надо дождаться конца расследования и официального заключения экспертов». Российские телеканалы обходят стороной эту гипотезу. Газета «Либерасьон» считает, что российские власти всячески оттягивают момент, когда они будут вынуждены сказать, что трагедия на Синайском полуострове оказалась прямым следствием ударов российских ВВС по позициям джихадистов ИГИЛ и осуществлением угроз сирийского халифата. Таким образом, война России в Сирии, которая была представлена как «чистая война» – без жертв со стороны гражданского населения, оказывается уже совсем не такая «чистая».

Кстати, о Халифате. В этом номере впервые газета «Либерасьон» употребляет новый термин для обозначения группировки ИГ, или ИГИЛ, или Даеш. Термин «халифат в Сирии» нам кажется наиболее приемлемым вариантом. Дело в том, что в названии группировки – «Исламского государство» — СМИ, да и политиков тоже всегда смущало присутствие слова «государство». Получалось, что используя его человек, словно бы заранее соглашается с тем, что это государство уже существует, и признает его как государство. Словосочетание «халифат в Сирии» снимает это противоречие.

Может ли российское общественное мнение отвернуться от Путина? Газета приводит мнение Татьяны Становой, эксперта в центре политических технологий, публикующей свою рубрику на сайте slon.ru Она считает, что это известие (подтверждающее террористический акт) будет воспринято как «объявление войны всей России. Кампания в Сирии станет делом национального реванша, а не только геополитической амбицией Путина». Другой комментарий говорит о том, что пока рано судить о том, как отреагирует российское общественное мнение. Понятие «общественное мнение» в отношении России вообще надо применять осторожно.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями