Две войны — внешняя и внутренняя

Патрульный около базилики Сакре-Кёр, Париж, 17 ноября 2015.
Патрульный около базилики Сакре-Кёр, Париж, 17 ноября 2015. REUTERS/Benoit Tessier

«Час войны» — так комментирует «Либерасьон» во вторник, 17 ноября, выступление президента Франсуа Олланда на заседании Конгресса парламента Франции в Версале. «Фигаро» считает, что Франсуа Олланд потерял много времени.

Реклама

Собравшимся в Версале парламентариям президент представил целый арсенал правительственных мер и мер безопасности для усиления борьбы против террористической группировки «Исламское государство» — рассказывает «Либерасьон» и отмечает, что предложения главы государства единодушного одобрения не вызвали. Недовольны правые, а также возникают вопросы, связанные с гражданскими свободами.

Итак, война. Войну с террористической группировкой автор редакционной статьи считает совершенно законной, тем более, что из речи президента ясно, что право на беженство ущемлено не будет.

Размышляя над логикой совершивших теракт в Париже, журналист «Либерасьон» Лоран Жоффра подчеркивает: главное, что исламисты не могут перенести, это наш образ жизни, наше свободомыслие, наш пацифизм. Присущий французам пацифизм сказался и в объявлении войны террористической группировке. Журналист отмечает, что сказано это было без лишнего пафоса, в самых «будничных выражениях». Эта война потребует от Франции немалых жертв, ведь каждый день конфликта — это новые жертвы, новые беженцы, новые человеческие трагедии.

В отличие от Сирии и Ирака, на европейском континенте и, в частности, во Франции борьба против терроризма будет более сложной. Это борьба с «тенями», с «дремлющими ячейками», со «слепым преступлением». Это пересмотр всего уклада жизни — считает Лоран Жоффра. Но главное, чтобы все отмеченные президентом меры не слишком сказались на свободах, которые составляют часть уклада жизни французского общества. Журналист напоминает, что «свобода — не слабость». Свобода победила самые страшные диктатуры XX века, свобода придает смелости человеку — таким «философским» заключением завершается редакционная статья в «Либерасьон».

Президент Республики говорил. Парламентарии пели «Марсельезу». Момент был очень торжественный, «на высоте обрушившейся на Францию трагедии» — отмечает «Фигаро» и подчеркивает, что в отличие от заявлений Манюэля Вальса после январских терактов в редакции «Шарли Эбдо» и в супермаркете «Гиперкашер», в речи Олланда лиризма не было. Его речь была «четкой, чеканной». Меры по обеспечению безопасности Франции должны быть приняты «в срочном порядке и надолго». Наконец-то будут приняты серьезные меры для борьбы с терроризмом — пишет правое издание.

Газета отмечает, что Олланд, говоря об единой антитеррористической коалиции среди ее участников, отметил не только Барака Обаму, но и Владимира Путина. Понятно, что Башар Асад остается персоной нежелательной, однако в угоду Москве о нем не упоминалось. Сегодня у нас внешний главный враг — террористическая группировка «Исламское государство». На внутреннем фронте также намечаются серьезные изменения.

Газета приветствует заявление президента о лишении французского гражданства джихадистов с двойным гражданством и напоминает, что правые давно этого требовали.

Приветствует правое издание и решение об увеличении числа полицейских, жандармов и служащих таможни. Все это требует немалых дополнительных расходов. Издание предполагает, что госдефицит резко увеличится, но реальность такова, что вопрос об экономии уходит на второй план, хотя, по мнению «Фигаро», и об этом не надо забывать.

«Фигаро» поместила также интервью с бывшим членом Совета по интеграции Маликой Сорель-Суттер. По мнению Малики Сорель, теракты в Париже показали, что государство не в силах выполнять свою первую и главную обязанность — обеспечение безопасности Франции и проживающих на ее территории людей. Малика Сорель напоминает, что постоянно урезается бюджет Министерства обороны, в то время как опасность Франции угрожает не со вчерашнего дня, а со времени Нассера, который первым столкнулся с ростом политического ислама.

Западные правительства и, в частности, французское Сорель обвиняет в том, что они способствовали укреплению политического ислама. В качестве примера Малика Сорель приводит случай духовного лидера Исламской республики Иран аятоллы Хумейни, которого фактически «выпестовала» Европа.

Осудила Малика Сорель и политику по отношению к иммигрантам, которую проводят европейские элиты, а расплачиваться должны простые европейцы и потомки иммигрантов. Говоря об выходцах из иммиграции, бывший член Совета по интеграции подчеркивает, что надо перестать обманывать самих себя, говоря об успешной ассимиляции иммигрантов, в частности, из Магриба. Франция не их страна. Они не чувствуют себя французами ни культурно, ни политически.

Становящиеся камикадзе молодые люди могут родиться и вырасти во Франции: телом они здесь, но не сердцем, и еще меньше — душой. Из этой дисгармонии вырастает пропасть непонимания, со временем только углубляющаяся и расширяющаяся — так комментирует в «Фигаро» последние драматические события во Франции бывший член Совета по интеграции Малика Сорель-Суттер.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями